• USD 59.38 -0.55
  • EUR 66.48 -0.41
  • BRENT 45.95 +0.44%

Карабахские переговоры о продолжении переговоров: итоги встречи глав МИД

Фото: mfa.am

В пятницу, 28 апреля, в Москве состоялась трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Азербайджана и Армении, на которой также присутствовали сопредседатели Минской группы ОБСЕ и личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспршик. После полуторачасовых переговоров было принято совместное заявление, в котором отмечается, что на встрече продолжилось обсуждение перспектив продвижения переговорного процесса по нагорно-карабахскому урегулированию. Была подчеркнута необходимость выполнения соглашений, достигнутых на саммитах в Вене и Санкт-Петербурге в апреле и июне 2016 года. Министры договорились продолжить контакты по всем обсуждавшимся вопросам.

Итоги встречи и дальнейшие перспективы урегулирования конфликта прокомментировали EADaily руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде и политолог Тофиг Аббасов.

— Как вы оцениваете итоги встречи министров? Удалось ли добиться каких-либо серьезных договоренностей? Можно ли ожидать в скором времени очередную встречу глав Азербайджана и Армении?

И.В.: — К сожалению, судить о результатах переговоров из текстов официальных сообщений весьма и весьма сложно. В то же время общий фон встречи, я имею в виду политические процессы в зоне конфликта, рост напряженности на линии фронта, не способствует продуктивным переговорам. Не секрет, что азербайджанская сторона абсолютно не удовлетворена ходом переговорного процесса после Санкт-Петербурга. В частности, Баку не устраивает, что с процесса фактически снимаются или непоследовательно обсуждаются вопросы деоккупации азербайджанских земель и возвращения беженцев. Противоположная сторона, заручившись поддержкой стран-членов Минской группы ОБСЕ, педалирует вопрос укрепления режима перемирия. В случае фокусирования переговорного процесса вокруг темы безопасности и мониторинга линии соприкосновения огня, подобный процесс просто теряет свой смысл, так как он конструктивно отходит от той линии, которая была выработана в Вене и Санкт-Петербурге.

Надо понимать, что режим перемирия не должен служить процессу «бетонирования» линии фронта. Линия фронта есть линия фронта, это не государственная граница, как говорится — à laguerre comme à la guerre. Поэтому было бы продуктивнее подумать, как заинтересовать обе стороны соблюдать режим перемирия в условиях реальной трансформации конфликта, а не его замораживания, как это происходит сейчас.

Впрочем, никто особых надежд на эту встречу и не возлагал. Нас может заинтересовать разве что формулировка о том, что министры договорились продолжить контакты по всем обсуждавшимся вопросам. Думается, что в числе этих вопросов были и те, которые связаны с освобождением азербайджанских районов. Есть хорошая пословица: «Цыплят по осени считают». Думаю, ближайшее время покажет, насколько продуктивными были эти переговоры. В то же время уже сейчас можно говорить, что никаких серьезных шагов на этой встрече сделано не было.

Что касается возможности скорой встречи глав государств, вряд ли такая встреча возможна. Для этого должны быть веские основания. Дипломаты должны выработать серьезную повестку. О какой повестке можно говорить, если сами министры встречаются для обсуждения только возможного драфта такой повестки.

Т.А.: — Если считать, что посредники стараются не дать воцариться долгой паузе в контактном процессе, то проведение встречи можно квалифицировать, как некое продвижение. Но восторги вряд ли уместны, если еще принять во внимание тот факт, что армянские дипломаты вообще хотели уклониться от этой встречи. Не случайно министры иностранных дел конфликтующих сторон поблагодарили российского коллегу Сергея Лаврова за то, что раунд состоялся. Это обстоятельство еще раз подтверждает, что Москва строго следует провозглашенному курсу модераторства в миротворческом процессе.

Встреча глав государств, скорее, состоится, если выработается хотя бы примерная повестка, будут отработаны предварительные тезисы и принципы переговоров. Если их не будет, то трудно будет провести такую встречу.

— Готовы ли стороны выполнять договоренности? Ведь посредникам так и не удалось добиться выполнения договоренностей, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге.

И.В.: — Насколько можно судить, в Санкт-Петербурге стороны договорились продолжать переговорный процесс, основываясь на субстантивный подход. Другими словами, речь идет о последовательном обсуждении тем и закреплении решений по ним вне зависимости от других вопросов. А что мы наблюдаем сегодня? Сегодня мы видим, как субстантивные переговоры пытаются заменить на доказавший свою бесперспективность комплексный подход, когда решается или все, или ничего. Последний и лежит в основе сложившегося более двух десятков лет статус-кво, который не просто тормозит переговорный процесс, но и создает предпосылки для серьезного обострения конфликта, грозит новой войной.

Т.А.: — Вся проблема в том, что за переговорным процессом, который в последнее время часто меняет тонус и все больше норовит прерваться, нет четкой и отработанной повестки. Договоренности как раз должны быть отработаны участниками политического процесса. Чтобы их выработать, а потом им следовать, необходимы сугубо реалистичные предпосылки. И толчком должен стать вывод армянских войск с оккупированных территорий Азербайджана. Процесс серьезно буксует потому, что Ереван всеми силами противится деоккупации азербайджанских земель. Если этого не произойдет, то говорить о соблюдении договоренностей будет несерьезно. Точнее, договоренностей не удастся добиться.

— Возможны ли изменения в позиции Армении в переговорном процессе, учитывая завершившийся избирательный цикл?

И.В.: — Учитывая результаты парламентских выборов, это еще не завершение цикла — он завершится в следующем году, выборами президента, в стране укрепились позиции тех, кто ратует за продолжение нынешней жесткой линии. Сохранение нынешней командой властных позиций вряд ли способствует изменению подходов Еревана к урегулированию. В последнее время мы то и дело слышим угрозы применения более разрушительного оружия против Азербайджана и рапорты военных об укреплении линии фронта, что свидетельствует о том, что даже теоретически Ереван в самую последнюю очередь рассматривает возможность возвращения азербайджанских территорий.

Т.А.: — Вся надежда на то, чтобы Ереван и высказался конкретно по поводу того, чего он желает. Позиция Баку известна и заключена она в том, что проблема территорий не станет предметом переговоров. Баку готов предоставить наивысший статус армянам Карабаха в составе Азербайджана. Армения же после проведенных выборов готовится перейти к парламентской форме правления. Вне зависимости от того, кто станет первым лицом в позиции премьера страны, новому руководителю страны придется ясно изложить подход своей страны к процессу разблокирования кризиса вокруг Карабаха. Если этого не произойдет, то вероятность возобновления боевых действий многократно возрастет.

— Пойдет ли Азербайджан на новую эскалацию в случае отсутствия прогресса в переговорном процессе? И как на этот раз могут отреагировать посредники на попытку силового решения конфликта со стороны Баку?

И.В.: — На эскалацию идет не Азербайджан. Ее провоцируют активные военные приготовления армянской стороны. Любые передвижения армянской военной техники, военные учения в непосредственной близости от линии разделения сторон, действия диверсионных отрядов и пр. рассматриваются азербайджанской стороной как провокация, и Баку отвечает на эту провокацию сообразно обстоятельствам, с применением оружия. Вопрос в том, собирается ли армянская сторона прекратить размещать на линии фронта ударные виды вооружений, собирается ли отказываться от практики военных учений в непосредственной близости от передовой, собирается ли сворачивать диверсионные операции с вылазками в сторону азербайджанских позиций? Если да, то с азербайджанской стороны не будет ответных действий. Надо подчеркнуть, что в отличие от Азербайджана, который укрепляет свои рубежи обороны на собственной территории, армянская сторона делает это на чужой, занятой ею территории, откуда она рано или поздно должна уйти. Это принципиальная разница, которую надо учитывать, в том числе и Минской группе.

Что до реакции сопредседателей на очередное обострение, то впору задуматься о причинах, а не о последствиях. Устранив причину — факт оккупации, или активно действуя в этом направлении, можно гарантировать и реализацию мирных сценариев по разрешению конфликта. Чем, собственно, Минская группа и должна заниматься.

Т.А.: — Думается, что ставка Армении на обструкцию уже себя изжила. Ереван обречен высказаться определенно и ясно. Если он этого не сделает, то окажется перед новыми рисками. Пока не случилось непоправимого, как раз посредники и обязаны усилить работу с армянским руководством, чтобы добиться вразумительного ответа. Сопредседателям Минской группы ОБСЕ как раз сейчас и надо активизировать свои действия, чтобы придать импульс переговорам. Если они с этим не справятся, и Ереван будет продолжать свои манипуляции, то всплеска эскалации избежать не удастся. И ответственность за такое положение дел падет не на Баку.

Беседовал Анар Гусейнов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/29/karabahskie-peregovory-o-prodolzhenii-peregovorov-itogi-vstrechi-glav-mid
Опубликовано 29 апреля 2017 в 17:28
Все новости

25.06.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами