• USD 59.38 -0.55
  • EUR 66.48 -0.41
  • BRENT 45.54 +0.70%

Турция после референдума: Эрдоган обрушивается на Сирийский Курдистан

Боец арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» (SDF). Фото: AFP

По результатам состоявшегося 16 апреля конституционного референдума в Турции общий знаменатель экспертных оценок сводится к постулированию нового витка внутриполитической напряжённости в стране. Подтвердится ли в избытке представленный прогноз о вступлении Турции в полосу потрясений на спирали перехода от парламентской к президентской системе правления, ещё предстоит понять.

Поляризация турецкого общества налицо. Референдум, который изначально рассматривался в качестве вотума доверия президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, с большей остротой обнажил глубокий раскол по линии сторонников и ярых противников турецкого лидера. В такой непростой ситуации от него можно ожидать решительных действий не столько внутри страны, где общественно-политическое поле и так «зачищено» от оппонентов до предела (1). Наиболее вероятный тренд от Эрдогана сейчас — это уход с головой во внешнюю проблематику Турции. Особенно ту, которая нарастает на её ближневосточных рубежах.

Задолго до всенародного плебисцита Эрдоган предупреждал, что в случае его успешных итогов Анкара приступит к ещё более активным действиям на внешнем фронте отстаивания интересов турецкой государственности. Очевидно, в числе главных адресатов этих предупреждений были Соединённые Штаты и Россия. А их «территориальной привязкой» — Сирия. Точнее северные регионы соседней Турции арабской республики, где поднимает голову «курдский сепаратизм» (в турецкой терминологии).

До референдума ставки для Эрдогана на сирийском направлении были очень высоки. С учётом «расколотых» на две половины итогов общенационального голосования («вотум доверия» Эрдогану прошёл с минимальным перевесом в 51,4%) цена вопроса подавления «курдского сепаратизма» в Сирии возросла на порядок. Эрдоган не заручился поддержкой внушительного большинства турецкого избирателя, чтобы поставить США и Россию — две мировые державы, с симпатией относящиеся к сирийским курдам, «перед фактом». Напротив, результаты референдума показали уязвимость позиций турецких властей и персонально Эрдогана.

Незамедлившие поступить из Вашингтона и Москвы поздравления в связи с удачно сложившимся для президента Турции голосованием не должны вводить в заблуждение. Белый дом и Кремль просто дали понять, что смотрят на ситуацию в Турции с определённой долей снисхождения, не создавая Эрдогану лишних внутренних проблем. Однако, что касается его возможных резких телодвижений в Сирии, здесь партнёры сирийских курдов не расположены к удовлетворению амбиций «надменного османа».

Тот как сказал до референдума 16 апреля, так и сделал по истечении 10 дней. В ночь на 25 апреля ВВС Турции нанесли массированный удар по объектам курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG) на северо-востоке Сирии, в провинции Хасаке. Удар последовал впервые с момента приостановки в марте операции турецкой армии «Щит Евфрата» к востоку от сирийского города Аль-Баб. На Манбидж, где остаются ополченцы YPG под прикрытием роты американского спецназа, турецкие войска так и не решились пойти в наступление. Их блокировали не столько 100 морпехов ВС США в Манбидже, сколько переброшенные в прошлом месяце к западу от этого города военнослужащие Сил специальных операций ВС России.

Эрдоган уже не выполнил одно из своих предреферендумных обещаний — курдов из Манбиджа на восточный берег Евфрата турецкая армия выбивать не стала. Но указанная выше решительность действий Эрдогана в Сирии всё же получила свою материализацию авиаударами по объектам курдов в районе нагорья Джебель Карра (курд. Карачох) в 10 км южнее города Аль-Маликия (курд. Дерик). Жертвами рейда ВВС Турции стали 20 бойцов YPG.

Официальный Вашингтон осудил действия турецких военных, назвав их наносящими вред коалиционным усилиям в борьбе с террористической группировкой ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). При этом не только осудил, но и направил на следующий день, 26 апреля, с инспекционной поездкой в район турецких авиаударов группу офицеров ВС США. Данный жест Пентагона ближневосточные издания назвали наглядным подтверждением партнёрских связей между американскими военными и курдскими командирами.

До 25 апреля считалось, что Эрдоган сконцентрирует усилия на решении вопроса с курдским анклавом в долине Африн на северо-западе сирийской провинции Алеппо. Все последние недели в районе кантона Африн наблюдается концентрация дополнительных турецких сил, идёт демонстративное формирование ударного кулака, каждый день позиции курдского ополчения подвергаются артиллерийскому обстрелу с турецкой территории (2).

Воздушным рейдом 25 апреля Эрдоган прозрачно «намекнул» Вашингтону и Москве, что рассматривает всю линию соприкосновения Турции по её южной границе с курдскими формированиями Сирии «зоной боевых действий», где Анкара оставляет за собой право действовать самостоятельно. Таким образом, одним поддержанием курдов Африна в постоянном напряжении Эрдоган и его генералы ограничиваться не намерены.

Перед рабочей поездкой 3 мая в Сочи на встречу с президентом Владимиром Путиным и посещением США для переговоров с Дональдом Трампом в середине следующего месяца Эрдогану был необходим некий веский аргумент на руках. Другой вопрос, возможно ли одним или даже серией авиаударов по YPG в северной Сирии заставить Белый дом и Кремль пересмотреть их позиции по сирийским курдам. Тем более, когда курды ведут успешное наступление на «столицу» террористической ДАИШ сирийскую Ракку, со дня на день возьмут под контроль город Табка (Эс-Саура), расположенный в 50 км к западу от Ракки.

Эрдоган ударил по курдам на десятый день после оглашения итогов референдума, в первую очередь, с целью оставить Турцию игроком с правом голоса на севере и северо-востоке Сирии, где, по сути, уже сформировано ядро будущего Сирийского Курдистана. На кону вопрос послевоенного мироустройства арабской республики, заполнения вакуума власти на территориях, откуда выбивается ДАИШ. Конкретно сейчас в торге с США и Россией турецкий лидер добивается заполнения этого вакуума арабским элементом в Сирии, который призван максимально «размыть» претензии курдов на автономию по образу и подобию Курдистана на севере Ирака.

Иллюстрация: nybooks.com

Для этого Эрдогану одним «аргументом» нахождения будущего Сирийского Курдистана под постоянным прицелом турецкой авиации в переговорах с Путиным и Трампом явно не обойтись. Нужны дополнительные «мотиваторы» для Вашингтона и Москвы. Например, чтобы уговорить Путина закрыть офис партии «Демократический союз» (PYD) сирийских курдов в российской столице.

Анкара готова многим поступиться, взять на себя обязательства, выполнимость которых, впрочем, изначально вызывает большие сомнения, лишь бы не допустить необратимости процессов с Сирийским Курдистаном. В торге с Россией это может быть закупка страной-членом НАТО зенитных ракетных комплексов С-400, строительство дополнительных веток газопровода «Турецкий поток», ускорение проекта АЭС «Аккую» и др. Во внешнеполитических и военных «разменах» с США также имеется достаточно широкий простор для сделочных схем. К примеру, вокруг устранения из американо-турецких отношений таких раздражителей, как экстрадиция из США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена и периодический шантаж Анкары американского союзника по НАТО авиабазой «Инджирлик».

Турция пытается нащупать почву в дальнейших отношениях с новой американской администрацией по Сирии. При сохраняющейся противоположности позиций Анкары и Вашингтона вокруг сирийских курдов есть шансы обрести такую устойчивость путём придания большей роли в операции «Гнев Евфрата» (освобождение Ракки от ДАИШ) арабскому компоненту поддерживаемой американцами коалиции «Сирийские демократические силы» (SDF). В составе этого альянса на ведущих ролях продолжает оставаться YPG. Однако, если верить последним оценкам вашингтонских аналитиков, баланс в SDF постепенно меняется в пользу арабских формирований.

7 апреля Исследовательская служба Конгресса (CRS) США опубликовала доклад, согласно которому пропорция в «Сирийских демократических силах» представлена следующим образом: 40% - курдские YPG, 60% - арабские силы в SDF. Авторы доклада признают оценочный характер приводимых цифр, подчёркивая, что до сих пор нет ясности в вопросе чёткой идентификации условной «Арабской коалиции сил» в рамках операции «Гнев Евфрата». Достоверно известна лишь цифра подготовленных с октября 2015 года (создания SDF) американскими инструкторами арабских ополченцев на севере Сирии — 4 тыс. человек (3).

В марте около 300 военнослужащих 11-й Экспедиционной группы Корпуса морской пехоты ВС США были задействованы в рамках операции «Гнев Евфрата». Их присутствие дорого стоит для курдов. Особенно после удара турецкой авиации 25 апреля. Но Анкара не оставляет попыток убедить американских партнёров снизить степень влияния курдов на принятие военных, а в будущем и политических решений применительно к заполнению вакуума власти в Ракке и на прилегающих к ней территориях. Турецкая сторона настаивает на необходимости повышения роли именно арабского компонента SDF, синхронно продвигая идею целесообразности развёртывания в зоне «Гнева Евфрата» дружественных Анкаре внешних сил. Среди таковых на первое место ставится Саудовская Аравия и её арабские союзники в Персидском заливе. Однако проект переброски из Залива под Ракку ограниченного контингента сил спецназначения Королевства ныне основательно спущен на тормозах. Этому, как и, собственно, любой форме участия самой Турции в битве за Ракку, категорично воспротивились сирийские курды.

Думается, предстоящие переговоры Эрдогана с Трампом по Сирии будут посвящены нахождению некоего баланса интересов двух союзников по НАТО вокруг указанных вопросов. Что касается российско-турецкого переговорного досье на сирийском направлении, то Эрдоган едет в Сочи с одной вполне конкретной задачей. У Кремля он будет просить понимания в связи с планируемыми действиями турецких войск в долине Африн, параллельно убеждая российское руководство снизить поддержку курдов Сирии на дипломатических площадках. Симптоматично, что визит турецкого президента по срокам совпадает с созывом в Астане очередного раунда межсирийских консультаций с участием представителей трёхстороннего формата (Россия, Турция и Иран) гарантов прекращения огня в Сирии. Курды ни на астанинском, ни на женевском (под эгидой ООН) треках сирийского урегулирования не представлены отдельной делегацией. Помимо прочего, авиаударами в провинции Хасаке в ночь на 25 апреля Эрдоган перед своим визитом в Сочи дал понять, что для Анкары участие курдов в любой форме в политическом процессе Сирии является «красной линией».

Курды тоже не теряют бдительности. На вторые сутки после оглашения результатов турецкого референдума, 18 апреля, в городе Айн Исса, расположенного в 50 км к северу от Ракки, на созванном заседании SDF было принято крайне тревожное для Турции решение. Заявлено о создании «Гражданского совета Ракки». Этот временный орган власти призван стать администрацией для управления Раккой после его освобождения от ДАИШ. В заявлении учредительного заседания SDF подчёркивается, что «Гражданский совет» займётся осуществлением функций государственных органов власти в городе и в прилегающих к нему районах.

Как следствие, призрак Сирийского Курдистана бродит по Ближнему Востоку. События разворачиваются по отчётливому конфронтационному сценарию надвигающегося масштабного столкновения курдских YPG и турецкой армии сразу в нескольких точках линии их соприкосновения. Удалось ли предстоящими переговорами Эрдогана в России и США разрядить ситуацию, покажет дальнейшая модель поведения турецкого лидера.

(1) Внутри Турции продолжается начатая с середины июля 2016 года масштабная операция властей по нейтрализации любой потенциальной угрозы со стороны политических оппонентов. 26 апреля во всех 81-й провинциях страны прошла очередная повальная волна арестов лиц, подозреваемых в причастности к неудавшейся попытке июльского госпереворота. На этот раз задержанию и приводу в полицейские участки, по данным МВД Турции, подверглись 1009 человек. К сегодняшнему дню под арестом по делу о путче находятся более 47 тысяч (!) граждан, включая 10 700 полицейских и 7400 военнослужащих. Более 120 тыс. человек лишились работы в государственном и частном секторах страны.

(2) Ряд курдских и сирийских арабских источников 26 апреля сообщили о начале массированных обстрелов турецкими самоходками и полевой артиллерией позиций курдских YPG фактически вдоль всего фронта кантона Африн. Севернее и южнее города Аазаз в обстрелах также участвуют «умеренные» боевики-исламисты «Свободной сирийской армии» (ССА). Турки и ССА пока ограничиваются обстрелами, но курды сообщают о концентрации значительных сил противника, поэтому ожидается попытка масштабного наступления турецко-исламистских сил. Обстрелам подвергаются не только оборонительные линии YPG и примыкающие к ним курдские селения. Под удар попали также город Тель-Рифаат и посёлок Шейх-Иса.

(3) Carla E. Humud, Christopher M. Blanchard, Mary Beth D. Nikitin, Armed Conflict in Syria: Overview and U.S. Response // Congressional Research Service, April 7, 2017.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/28/turciya-posle-referenduma-erdogan-obrushivaetsya-na-siriyskiy-kurdistan
Опубликовано 28 апреля 2017 в 12:45
Все новости

23.06.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами