• USD 59.07 +0.07
  • EUR 69.74 +0.32
  • BRENT 51.67

Террорист и спонсор: к чему США готовят Саудовскую Аравию

Барак Обама во время визита в Эр-Рияд. Иллюстрация: katehon.com

Соединенные Штаты еще во время Второй Мировой войны определили глобальное стратегическое значение Персидского залива из-за местоположения и колоссальных энергетических запасов. Для внедрения в регион американцы использовали Саудовскую Аравию (Королевство), плюсом которой был формальный суверенитет в отличие от оккупированного британцами на юге Ирана и мелких султанатов Залива, юридически являвшихся британскими протекторатами. 16 февраля 1943 года президент США Франклин Рузвельт заявил, что «защита Саудовской Аравии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов». Первые американские военные базы были созданы на территории Королевства в 1945 году. В 1951 году США учредили в Саудовской Аравии свою постоянную Военную учебную миссию США (U.S. Military Training Mission, USMTM) и согласились оказывать поддержку в обучении пользованием современным оружием и предоставлять другие связанные с безопасностью услуги для вооруженных сил Саудовской Аравии. Это соглашение и легло в основу долгосрочных отношений в области безопасности США и Саудовской Аравии. Ключевую роль в них играет USMTM.

Несмотря на принципиальные «ценностные» и цивилизационные различия между двумя странами, одна — это ультраконсервативная исламская абсолютная монархия, другая — либеральная демократическая республика — эти две страны уже семь десятилетий являются союзниками. Различия предопределяют сложности в отношениях. После неявного кризиса во взаимоотношениях в последние годы после событий 2001 года, в США и Саудовской Аравии их связь стали описывать как «особые отношения». Другое уже чисто американское определение: Саудовская Аравия — это «важный региональный партнер» США.

Между тем, история союзных взаимоотношений США и Саудовской Аравии знает и падения, и разрывы. Например, это случилось при короле Сауде накануне Суэцкого кризиса 1956 года, когда американские базы были удалены с территории Саудовской Аравии, или в 1973 году, когда Саудовская Аравия, фактически, возглавила тяжело ударившее по США и Западной Европе нефтяное эмбарго против политики Запада в арабо-израильском конфликте. Эти и другие события дали урок американцам: стратегический интерес США к Саудовской Аравии может стать заложником обстоятельств всякого рода конфликтов на Ближнем Востоке.

Политические потрясения и конфликты на Ближнем Востоке и в Северной Африке периодически создают известное напряжение в двусторонних отношениях США и Саудовской Аравии. На текущий момент для американцев Саудовская Аравия является ключевым оплотом в противостоянии с Исламской республикой Иран и играет важнейшую роль в решении проблем Йемена, Египта, Бахрейна, Сирии, Ливана и Ирака. В стратегическом плане контроль США при помощи Саудовской Аравии над Персидским заливом гарантирует глобальную гегемонию США и сдерживает Китай.

После первой войны с Ираком из-за Кувейта в Саудовской Аравии на американских базах были развернуты 5 тыс американских военнослужащих. Их число во время интервенции в Ирак в 2003 году удвоилось и было доведено до 10 тыс. Продолжающееся присутствие американских войск в Саудовской Аравии после 1996 года стало одной из заявленных причин террористических нападений на США 11 сентября 2001 года. Одной из целей террористов было разладить отношения США и Саудовской Аравии, подорвать доверие, и это частично получилось.

Из 19 участвовавших в акции террористов-угонщиков самолетов 15 были подданными короля Саудовской Аравии. Сам организатор теракта — Усама бен Ладен также был саудовцем и происходил из деловой элиты Королевства.

В октябре 2001 года стало известно, что саудовский наследный принц Абдулла как раз накануне теракта в августе месяце направил критическое письмо президенту США Джорджу Бушу. Он предупредил, что Саудовская Аравия оказалась в несостоятельном положении из-за отсутствия реакции США на израильско-палестинское насилие. Он, в частности, писал: «Наступает время, когда народы разделяются. Мы находимся на перепутье. Настало время для Соединенных Штатов и Саудовской Аравии посмотреть на их отдельные интересы. Те правительства, которые не чувствуют пульса своего народа и не реагируют на него, постигнет судьбу шаха Ирана». Подобное предупреждение в свете последовавших событий можно было счесть за открытую угрозу. В самой Саудовской Аравии антиамериканские настроения после теракта были «на рекордно высоком уровне». По опросу, проведенному саудовской разведывательной службой вскоре после терактов 11 сентября 2001 года среди образованных саудовцев в возрасте от 25 до 41 года, выяснилось, что 95% опрошенных поддерживали дело Бен Ладена. Другие опросы общественного мнения среди саудовцев, проведенные Zogby International в 2002 году и BBC — между октябрем 2005 года и январем 2006 года, обнаружили, что 40% саудовцев испытывали враждебные чувства к американскому народу в 2002 году. В 2005—2006 годах общественное мнение Саудовской Аравии резко разделилось на тех, кто считал, что влияние США в регионе позитивно (38%), и тех, кто негативно относился к присутствию США (38%).

Расследование, проведенное американцами по следам терактов, довольно быстро выявило государственный след Саудовской Аравии. Окончательный вывод был следующим: «Правительство Саудовской Аравии и многие ее учреждения использовались лицами, связанными с организовавшей теракт „Аль-Каидой“ или сочувствующими ей». По информации ФБР, террористы, совершившие теракт 11 сентября, находились на связи с двумя сотрудниками разведки Саудовской Аравии. Эта информация скрывалась от общественности США до 2016 года.

После случившегося вполне понятно, почему определенные круги в США выражают скептицизм по поводу приверженности лидеров Саудовской Аравии борьбе с «международным терроризмом» и высказывают сомнения в том, насколько правительство Саудовской Аравии разделяет приоритеты политики США в регионе. Изучив проблему, американцы быстро поняли, что официальная салафитская идеология Саудовской Аравии автоматически порождает «международных террористов» на ее земле при условии американского присутствия в этой стране и регионе. Дополнительным раздражительным фактором выступает Израиль. Стал известен достаточно простой механизм финансирования терроризма, к которому прямо причастно государство Саудовская Аравия. Для финансирования террористической деятельности в Саудовской Аравии частично использовались средства, идущие от религиозного налога на благотворительность, т. н. закята. Утечки Wikileaks в 2010 году показали, что в госдепартаменте США считали, что «доноры в Саудовской Аравии являются наиболее значительным источником финансирования суннитских террористических групп по всему миру». В госдепартаменте и сейчас, спустя несколько лет, убеждены, что угроза финансовой поддержки терроризма со стороны самих саудитов остается угрозой для Королевства и «международного сообщества». Согласно докладу Государственного департамента, опубликованному в июле 2016 года, «массовая контрабанда наличных денег и денежных переводов от отдельных доноров и благотворительных организаций из Саудовской Аравии, по сообщениям, является важным источником финансирования экстремистских и террористических групп в течение последних 25 лет. Средства собираются тайно и незаконно вывозятся за пределы страны наличными, часто при помощи паломников, совершающих хадж». Собственно, само паломничество к священным местам ислама, хранителем которых является саудовская королевская семья, является отличным прикрытием для установления и поддержания связей террористов из разных стран. Точкой опоры для них становится территория Саудовской Аравии.

После событий 11 сентября горячие головы в Пентагоне предлагали захватить Саудовскую Аравию, разогнать королевскую семейку, взять под прямой американский контроль нефтедобывающие поля, ликвидировать и расчленить Королевство, Хиджаз возвратить союзным иорданским хашимитам, а для контроля над Меккой и Мединой учредить некий многонациональный комитет с умеренными мусульманами во главе. Однако это осталось предъявленной саудовской королевской семье прямой угрозой. На тот случай американцам вполне хватило одного Ирака. Поэтому был избран другой вариант ответа. В результате нападений 2003 года США приняли решение перестроить правоохранительные органы Саудовской Аравии, предоставив им антитеррористическое обучение, новейшие технологии и возможность взаимодействовать с правоохранительными органами США. Кроме того, США вполне сознательно убрали источник раздражения и недовольства у саудовцев. Военные базы США были удалены из Саудовской Аравии, а войска выведены. Сейчас в Саудовской Аравии осталось лишь самое ограниченное присутствии нескольких частей ВВС США на авиабазе «Принц Султан». Правда, относительно вывода американских баз с территории Саудовской Аравии надо учитывать два хитрых обстоятельства. Во-первых, в Саудовской Аравии кроме собственно американских баз для войск Королевства была построена военная инфраструктура по спецификациям США, что позволяет американским вооруженным силам в случае кризиса в любой момент развертываться там в удобной и знакомой среде. Т. е. американцы могут легко вернуться в Саудовскую Аравию. Строительство подобной инфраструктуры продолжается на саудовские деньги. Во-вторых, сокращение развернутого американского контингента на базах в Саудовской Аравии в последние семь лет было компенсировано наращиванием Военной учебной миссии США (USMTM). За два президентских срока Обамы в период 2009—2016 годов США продали своего оружия Саудовской Аравии примерно на сумму чуть более $ 119 млрд (см. приложение). Для приема, освоения и поддержания этого оружия саудовцам пришлось увеличить у себя присутствие USMTM. В итоге, Саудовская Аравия превратилась в главного «потребителя» американского оружия в мире, но одновременно — и «заложника». В результате подобного «стратегического» подхода военные расходы Саудовской Аравии за последние годы составили: 7,98% от ВВП (2010); 7,25% (2011); 7,98% от ВВП; 9,4% (2013); 10,7% (план 2014); 12,6% (план 2015). Получается, что примерно четверть своего годового бюджета в последние пять лет Саудовская Аравия тратит на свои вооруженные силы. Значительная часть этих расходов достается американцам.

Официальные лица Саудовской Аравии предпочитают избегать публичных споров по поводу помощи, продаж оружия и сотрудничества в области безопасности США. В подавляющем большинстве случаев Саудовская Аравия способна сама оплачивать дорогостоящие программы, не объясняя стране и миру, зачем и почему она это делает. Однако, несмотря на саудовскую щедрость, администрация Обамы пошла на создание режимов, наиболее благоприятствующих приобретению американского оружия саудовским режимом. На настоящий момент Саудовская Аравия на 85% вооружена американским оружием и вооружена она им более, чем основательно. Одновременно это обстоятельство означает, что правящая семья Саудовской Аравии попала в зависимость в области политики безопасности от Соединенных Штатов в конкретной области национального военного строительства. Подобная ситуация когда-то наблюдалась с шахским Ираном в 1970-е годы. После исламской революции полная зависимость от США в вооружениях создала очевидные проблемы Тегерану в вопросах безопасности на фоне военного конфликта с Ираком.

После 2001 года Конгресс США в наказание саудитам за спонсорство терроризму ввел запрет на предоставление помощи по программе Финансирования международного военного образования и подготовки кадров (IMET) и другой помощи Саудовской Аравии через бюджет США. Но в 2011 году администрация Обамы запросила Конгресс выделить Саудовской Аравии в бюджете небольшую сумму — около $ 10 тыс по программе IMET. Это был хитрый ход. Ведь решение Конгресса по этой чисто номинальной сумме позволило бы дать Саудовской Аравии существенную скидку на многие миллионы долларов за обучение, которое ее военные получают в рамках другой программы — Foreign Military Sales. Так и произошло.

Затем президентская администрация издала распоряжения о снятии аналогичных ограничений в отношении органов национальной безопасности Саудовской Аравии под предлогом борьбы с «международным терроризмом».

В последнее время каждая продажа оружия Саудовской Аравии стала сопровождаться вопросами в Конгрессе со стороны тех конгрессменов, которые скептически настроены по отношению к Саудовской Аравии. Особенно эти голоса стали слышны публике после начала в марте 2015 года саудовской интервенции в Йемене. США оказывают саудовцам материально-техническую и разведывательную поддержку в йеменской операции. По гуманитарным и другим причинам военная операция саудитов в Йемене привлекла внимание Конгресса США к поставкам вооружений в это государство. В апреле 2016 года Конгрессу США пришлось определить следующие условия продажи и передачи Саудовской Аравии точных бомб и ракет. По ним правительство Саудовской Аравии:

1) не должно предоставлять финансирования, материальной помощи или помощи оружием лицам или группам, определенным Соединенными Штатами в качестве международных террористов и иностранных террористических организаций;

2) правительство Саудовской Аравии и ее партнеры по коалиции принимают все возможные меры предосторожности для сокращения опасности нанесения ущерба гражданскому населению и гражданским объектам в соответствии с их обязательствами по международному гуманитарному праву;

3) правительство Саудовской Аравии и ее партнеры по коалиции прилагают очевидные усилия для облегчения потока критической гуманитарной помощи и коммерческих товаров в зону конфликта;

4) правительство Саудовской Аравии в рамках своих военных операций в Йемене принимает все необходимые меры для противодействия иностранным террористическим организациям, включая «Аль-Каиду на Аравийском полуострове» и местный филиал ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — ред.).

Предъявленные Саудовской Аравией условия военных поставок из США демонстрирует еще один рычаг влияния США на политику этой страны в региональных конфликтах. Саудовская Аравия может участвовать в них, но в рамках, определяемых США.

Разумеется, в военных поставках США можно рассмотреть сложную форму завладения американцами природными ресурсами Саудовской Аравии, когда эта страна в условиях растущего дефицита в двусторонней торговле этот дефицит увеличивает, обменивая нефтедоллары на вооружения. Но в целом, американские поставки вооружений в Саудовскую Аравию в последние 8 лет создают впечатление подготовки к большой войне в регионе где-то в районе 2022—2023 гг.

Вооруженные силы Саудовской Аравии состоят из пяти родов войск: сухопутной армии, военно-воздушных сил, военно-морских сил, войск ПВО и ракетных стратегических войск. Кроме вооруженных сил, в Саудовской Аравии имеется и многочисленная Национальная гвардия, которая имеет отдельное от вооруженных сил подчинение. Программы американских военных поставок последних 8 лет демонстрируют стремление кратно усилить каждый из родов войск, за исключением разве что ракетных войск стратегического назначения. Например, начавшиеся в этом году поставки в саудовские ВВС истребителей-бомбардировщиков F-15SA Eagle более чем удвоят парк ударной авиации Саудовской Аравии. Но, если учитывать тот факт, что уже имеющиеся на вооружении F-15 будут модернизированы до приобретаемой модификации SA, то сила саудовских ВВС еще более возрастут.

Саудовцы усиливают транспортную авиацию, что имеет смысл, если перебрасывать войска на удаленные театры военных действий или экстренно подвозить запчасти из США.

За счет последних американских поставок саудовцы кратно усиливают свои вертолетные части, как в ВВС, так и национальной гвардии. Приобретение транспортных вертолетов повышает возможности саудовских десантников и спецназа, мобильного снабжения войск, ведущих военные действия.

То же самое касается бронетанковых войск. Программа модернизации планирует имеющиеся американские танки M1A2S довести до уровня M1Al/A2. Сорванная сделка с Германией на приобретение 600 танков Leopard, по замыслу, должна была удвоить в количественном плане бронетанковые силы саудовской армии. Можно ожидать, что Саудовская Аравия в скором времени попытается заместить немецкий контракт американским. Усиление бронетанковых войск создает и резервы бронетехники, поскольку устаревшие танки французского производства AMX-30S (около 320 машин) помещены на складах.

В больших количествах саудовцы приобретают в США мобильные противотанковые ракетные установки. Обозначена перспектива войны с противником, имеющим в больших количествах танки и другую бронированную технику. Но что достаточно странно, когда этим оружием в значительной степени вооружается 70-тысячная Национальная гвардия, бригады которой в итоге превращаются в легкие пехотные подразделения. Кроме того, по числу вертолетов Национальная гвардия скоро превзойдет армейскую авиацию.

Практически более чем удваивается военный потенциал саудовской ПВО приобретением системы ЗРК Patriot PAC-3 (202 ед.). Одновременно имевшиеся на вооружении Patriot PAC-2 модернизируются до уровня PAC-3. Ракеты к ЗРК Patriot приобретаются сотнями. Дело выгладит так, будто Саудовская Аравия готовится к обороне от массированных воздушных атак вражеской авиации и ракетных войск.

Саудовские ВМС получат от США четыре корабля прибрежной зоны, что примерно на треть усилит потенциал саудовского военного флота.

Интересно, что саудовцы за счет приобретения американской системы Link-16 намерены освоить новейшую систему управления сухопутным боем на тактическом уровне.

Однако, несмотря на более чем существенное наращивание военной техники, под вопросом по-прежнему остается боеспособность саудовской армии, способность ее проводить глубокие наступательные операции. Разумеется, современная саудовская армия на парадах выглядит весьма экзотично — это когда подразделения спортивным бегом двигаются по заранее нарисованным на асфальте белым линиям перед трибуной с королевской семьей. Возникает законный вопрос, а не является ли на самом деле «грозная» саудовская армия всего лишь любимой игрушкой короля, у которого в казне есть на нее деньги? Тем более, известно, что на половине саудовских F-15 летают принцы королевской фамилии. Семья растет, количество принцев увеличивается, а правнуки основателя королевства тоже хотят летать. Для этого и нужны еще F-15 или что там поновее.

Показательно, что в текущих источниках называется различная численность вооруженных сил Саудовской Аравии, комплектуемой на контрактной основе. По-видимому, их численность составляет 150 тыс в вооруженных силах плюс 70 тыс — в Национальной гвардии. Количество резервистов неизвестно. В 1990-е годы заявлялось стремление иметь 200-тысячный резерв. Кроме того, у американских экспертов существуют сомнения в боевых качествах саудовской армии из-за плохого развертывания боевых частей, штатного некомплекта личного состава и недостаточного количества подготовленных унтер-офицерских и технических кадров.

Саудовская Армия вообще не имеет какого-либо опыта самостоятельного ведения военных действий при взаимодействии всех современных родов войск в крупном военном конфликте. Но и утверждения о том, что Саудовская Армия слабо показала себя в текущем конфликте в Йемене, являются спорными. Саудовская Армия вооружается явно не для того, чтобы гонять кучки воинственных бедуинов по горам Йемена.

Действительная ценность американского вклада оружием в безопасность Саудовской Аравии остается под вопросом. Возможно, главное его предназначение — одним весом американских поставок осуществлять сдерживание в регионе и относительное равновесие в интересах США. Однако нельзя не признать, что было бы катастрофой для региона, если бы завезенные в Саудовскую Аравию горы американского оружия когда-либо достались организованным экстремистам, вроде современного ИГИЛ в Сирии и Ираке, исповедующего, кстати, идеологию аналогичную саудовской.

* * *

Приложение

Крупные поставки вооружений США Саудовской Аравией в период президентства Барака Обамы (с 2009 года по 2016 год)

  1. 84 истребителя F-15SA Eagle, с ракетным и бомбовым вооружением, обучением и модернизацией имеющихся уже на вооружении F-15S (70 eд.) — $ 29,4 млрд;
  2. Боевые вертолеты AH-64 Apache (70 ед.), UH-60M Blackhawk (72 ед), AH-6i (36 ед.) и MD-530 °F (12 ед.) — $ 31,1 млрд;
  3. 150 ПТРК FGM-148 Javelin — $ 71 млн;
  4. Легкие бронированные машины (155 ед.) — $ 611 млн;
  5. Гаубицы (90 ед.), боеприпасы, радары для контрбатарейной борьбы, внедорожники Humvee (432 ед.) — $ 886 млн;
  6. Армейские внедорожники Humvee (223 ед.) — $ 33 млн;
  7. Военная тактическая сеть обмена данных Link-16 — $ 257 млн;
  8. Транспортные самолеты C-130J-30 (20 ед.) и два самолета-заправщика KC-130J — $ 6,7 млрд;
  9. Продление срока службы 300 ЗРК Patriot (PAC-2) — $ 130 млн;
  10. Модернизация Национальной гвардии с вооружением ее ПТРК BGM-71E-4B-RF ТOW (2742 ед.) — $ 177 млн;
  11. Патрульные катера Mark V (30 ед.) — $ 1,2 млрд;
  12. ПТРК TOW-2B (750 ед.) и ракет к ПТРК TOW-2 (14 942 ед.) — $ 1,07 млрд;
  13. Модернизация пяти самолетов «Авакс» — $ 2 млрд;
  14. Система ЗРК Patriot PAC-3 (202 ед.) — $ 1,75 млрд;
  15. 20 вертолетов MH-60R и другого вооружения — $ 1,9 млрд;
  16. Ракеты к ЗРК Patriot PAC-3 (600 ед.) — $ 5,4 млрд;
  17. Вертолеты UH-60M Black Hawk (9 ед.), двигатели и др — $ 495 млн;
  18. 4 боевых корабля прибрежной зоны класса Freedom с вооружением — $ 11,25 млрд;
  19. Авиабомбы (20 160 шт.), взрыватели, целеуказатели и прочее — $ 1,29 млрд;
  20. Зенитный артиллерийский комплекс MK 15 Phalanx (5 ед.) — $ 154 млн;
  21. Модернизация танков M1A2S и M1Al/A2 и другое вооружение — $ 1,15 млрд;
  22. 48 транспортных вертолетов CH-47 Chinook — $ 3,51 млрд.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/03/terrorist-i-sponsor-k-chemu-ssha-gotovyat-saudovskuyu-araviyu
Опубликовано 3 апреля 2017 в 19:53
Все новости
Загрузить ещё
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами