• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.72 +3.21%

Эксперт: В Сербии победил приверженец политики «сидения на двух стульях»

Александр Вучич. Фото: rumol.org

Новым президентом Сербии стал действующий премьер Александр Вучич. Его слова и действия свидетельствуют о том, что он предпочитает балансировать между Россией и ЕС. Куда в итоге «качнётся» Сербия, приблизится ли она к Евразийскому союзу или будет все так же тщетно стучаться в его двери?

Согласно итогам голосования, Вучич набрал порядка 55% голосов, что обеспечило ему победу уже в первом туре. Его ближайший преследователь, бывший уполномоченный по правам человека и сторонник сближения с Западом Саша Янкович получил около 16%. Третье место занял комик-популист Лука Максимович. Его костюмированные выступления оценили примерно 9% сербов. Бывший глава МИД Сербии Вук Еремич заручился поддержкой свыше 5% избирателей, бывший узник Гаагского трибунала Воислав Шешель — более 4%.

По итогам голосования можно судить о симпатиях сербов — как внутриполитических, так и внешних. Так, Янкович говорил о добрых отношениях с Россией, но выражал готовность поддержать введённые против нашей страны санкции. С тех же позиций выступали ещё два кандидата — Саша Радулович и Ненад Чачак (последний и вовсе выражал готовность признать независимость Косово). В сумме они получили менее 3% голосов. Тем самым безудержную евроинтеграцию поддерживают менее 20% сербов.

Бывшего министра иностранных дел Еремича тоже можно считать западником — хотя и более умеренным. Он не выступает за введение ограничительных мер в отношении России, для него сохранение Косово в составе Сербии стоит на первом месте. Однако он всё равно поддерживает вхождение своей страны в Евросоюз — пусть и не любой ценой. Вместе с ним сторонников западного пути Сербии набирается менее четверти.

На другом фланге находятся противники вступления в ЕС и приверженцы максимального сближения с Россией, признания Крыма российским. Их «знаменем» стал лидер Радикальной партии Воислав Шешель, 10 лет проведший в Гаагской тюрьме, где его причастность к военным преступлениям в бывшей Югославии так никто и не доказал. Вместе с набравшим порядка 2% голосов Бошко Обрадовичем и ещё менее популярными кандидатами получим 7−8% ярых антизападников.

Отнести к какому-то лагерю сторонников Максимовича несколько затруднительно. Появлявшийся на белом коне среди своих охранников, он обещал создать сербскую космическую программу и даже «красть у народа». В общем, все выглядело как своего рода прикол. Но если затронуть серьёзные вещи, то Россию он называл «кузеном» и обязывался не вводить санкции, при этом особо против Евросоюза тоже не выступал. Так что здесь можно говорить о некоторой неопределенности.

И, наконец, безоговорочный фаворит президентской гонки, премьер-министр и лидер Прогрессивной партии Александр Вучич… Вот уж кого можно считать приверженцем политики «сидения на двух стульях» — так это его. «Значительное большинство граждан Сербии выступает за продолжение процесса реформ, за продолжение европейского пути Сербии при сохранении традиционной дружбы с Россией и Китаем, за продолжение трудной работы», — сказал он после победы. И из цифр видно, что он не лукавит.

Весьма показательными были и его благодарности по итогам мартовских визитов в Берлин и Москву. «Особенно хочу выразить благодарность госпоже Меркель и Владимиру Владимировичу Путину за то, что имели смелость вести переговоры с Сербией и со мной как с председателем правительства… Спасибо им за это, и это говорит о том, что они хорошо думают и о Сербии, и не так уж и плохо обо мне», — сказал Вучич.

Своеобразными выглядят и ближайшие планы новоизбранного главы сербского государства. Уже в понедельник он отправился в Боснию и Герцеговину. Но здесь всё ясно — в её состав входит Республика Сербская, и её жители вместе с боснийскими зачастую имеют сербские паспорта и голосуют на сербских выборах. А вот дальше Вучич намеревается полететь в… Китай. Россию, Германию, Евросоюз он оставил на отдалённое будущее.

Собственно, в подобном поведении Вучича нет ничего нового. И для него, и для уходящего президента Томислава Николича была свойственна политика «и нашим, и вашим — всем спляшем». Так, несмотря на нежелание признавать Косово, власти Сербии пошли на признание выдаваемых официальной Приштиной документов. Они подписали Индивидуальный план партнёрства с НАТО — невзирая на то, что в весьма обозримом прошлом альянс 78 дней бомбил страну.

Вступать в Североатлантический альянс Вучич не собирается, но Евросоюз — иное дело. С 2012 года страна является кандидатом на членство в нём. Видимо, стремясь понравиться Брюсселю, сербское руководство крайне осторожно высказывалось о захлестнувшей страну волне беженцев с Ближнего Востока. В отличие от соседней Венгрии, начавшей огораживание своих границ колючей проволокой, Сербия подчёркнуто выступала со словами сочувствия к приехавшим.

Впрочем, данное сближение всё-таки имеет свои пределы. Когда речь зашла о введении антироссийских санкций, Сербия, в отличие от других стран бывшей Югославии, высказалась категорически против. Умел Вучич и вовремя обвинить Евросоюз в двойных стандартах. В частности, недавно он посетовал, что ЕС крайне отрицательно реагирует на желание Республики Сербской выйти из состава Боснии, но не одёргивает албанских политиков, когда те говорят об отторжении от Македонии её западных районов.

Когда-то Вучич состоял в националистической Радикальной партии Воислава Шешеля, но в 2008 году порвал с ним. Но кое-какие патриотические нотки в его словах звучат до сих пор. Так, избранный президент не хочет повторения у себя в стране украинского сценария.

«Я не позволю, чтобы нами управляли иностранные послы или международные центры силы. Я не дам им разрушить Сербию, чтобы сюда пришёл мрак», — заявил он в ходе предвыборной кампании.

Как видно, Вучич отдаёт должное отношениям с Россией. Насколько искренне — сказать трудно, но без подобных высказываний ему бы вряд ли светил президентский пост. Опросы показывают, что сближения с Россией хотят свыше 70% сербов, а хорошо относятся к ней все 90%. В свою очередь, свыше 80% не поддерживают какое бы то ни было сотрудничество с НАТО. Недаром же сербские государственные СМИ почти не освещали подписание договора с альянсом.

Откуда у сербов такие чувства к России — говорить излишне. Они почти всегда были едва ли не самыми большими русофилами в мире. Родство языка, кириллица, православная вера, отмечание Рождества 7 января (в православных Болгарии и Греции его всё же отмечают 25 декабря). Россия категорически отказывается признавать независимость Косово и последовательно выступает адвокатом Сербии на мировой арене. Сербы это чувствуют, Владимир Путин пользуется у них бешеной популярностью.

Но когда дело доходит до экономики — здесь картина выглядит несколько иначе. Россия входит в число ведущих торговых партнёров Сербии, на её долю приходится около 5% экспорта и 10% импорта, это, соответственно, 5-е и 3-е места. Однако доля стран Евросоюза значительно выше. Крупнейшими торговыми партнёрами Сербии являются Германия и Италия, а в пятёрке крупнейших инвесторов — пять европейских стран, и с большим отрывом от других лидирует Австрия.

Экономическое положение Сербии хорошим не назовёшь. От последствий бомбардировок и санкций 1990-х страна до сих пор не оправилась. Уровень безработицы колеблется в районе 15−20%, иногда доходя и до отметки в 25%. Средняя зарплата — менее 400 евро, а по ВВП на душу населения по покупательной способности Сербия почти в 3,5 раза уступает Германии и более чем в 1,5 раза — России. Доходы сербов почти в три раза ниже средних по ЕС, они ниже даже чем в беднейшей стране Евросоюза — Болгарии.

Видя такое положение, более полутора миллионов сербов нашли работу за рубежом. В России их довольно много — 80 тысяч человек, но в Германии — 700 тысяч. В Австрии живёт и трудится порядка 300 тысяч сербов, в Швеции — свыше 100 тысяч, в Швейцарии — под 200 тысяч, в Италии и Голландии — свыше 50 тысяч. Может ли Вучич вступать в острый конфликт с Евросоюзом, когда там работает столько сербов? Вряд ли.

Есть и ещё одно, внутрисербское обстоятельство. В состав страны входит автономный край Воеводина, являющийся самой экономически развитой частью Сербии. Исторически он входил в состав не Османской, а Австрийской империи. Почти 15% его населения составляют венгры, но и среди сербского большинства здесь традиционно сильно прозападные настроения. Так что во избежание сепаратизма к голосу этого региона в Белграде тоже должны прислушиваться.

Вот и получается, что и рядовые сербы, и её руководство делают выбор между кошельком и душой. Исторически и политически они выступают за сближение с Россией, но в то же время понимают, что без Евросоюза им элементарно не выжить. Потому силы, однозначно выступающие за разрыв с Западом, набирают не более 10% голосов, а те, кто готов ради сближения с ЕС пренебречь отношениями с Россией — не более 20%.

Само положение Сербии диктует ей необходимость лавировать. Судя по всему, Вучич продолжит идти этим путём. Кроме России и ЕС, он также уделяет много внимания Китаю. Его доля в сербском импорте приближается к 10%. Как и Россия, КНР выступает против независимости Косово, так что здесь препятствий нет никаких. Да и получить ещё одну опору за пределами Европы Сербии не помешает.

Весь вопрос в том, что возможности лавирования у Сербии могут быть ограниченными. Ту же Украину ЕС поставил перед выбором: или с ним, или с Россией. Учитывая, что сейчас отношения с Россией у Евросоюза куда хуже, чем в 2013 году, вероятность того, что от Сербии потребуют дать однозначный ответ, увеличивается многократно. Рычаги давления на сербов у европейцев имеются. И Вучичу даже при наличии соответствующей воли, очень трудно будет противостоять такому давлению.

Весь вопрос в том, что исполнение мечты о членстве в Евросоюзе Сербии не светит. Из Брюсселя уже не раз давали понять, что процесс расширения пока приостановлен. Да, положение страны более выгодное, чем у Украины, ей ещё в 2009 году дали безвизовый режим. Многие сербы уже обзавелись немецким или австрийским паспортом, оставив и сербский. Но больше они вряд ли что-то получат. Однако, несмотря на это, несмотря на Brexit и миграционный кризис, от своего европейского пути сербские власти пока полностью не отказываются.

В то же время Россия могла бы использовать подобное поведение европейцев в своих целях. Можно увеличить товарооборот, предоставить Сербии какие-то преимущества на рынках ЕАЭС. Можно увеличить число наших НКО, работающих в Сербии. Правда, многое упирается в наше экономическое состояние и политическую волю. Хватит ли её, чтобы перетянуть Сербию на свою сторону? Посмотрим в ближайшие годы. Пока особого желания пойти в ЕАЭС сербы не испытывают, хотя с Россией сблизиться хотят.

Так или иначе, но пока Сербия будет продолжать свои колебания между Россией, Евросоюзом и (в какой-то степени) Китаем. Будет продолжать, потому что нынешнее её положение не оставляет ей иного выбора.

Вадим Трухачёв, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/03/ekspert-v-serbii-pobedil-priverzhenec-politiki-sideniya-na-dvuh-stulyah
Опубликовано 3 апреля 2017 в 15:00
Все новости

19.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами