• USD 63.52 -0.15
  • EUR 74.45 +0.31
  • BRENT 73.00 +0.58%

Борьба с коррупцией в Крыму в ближайшее время будет нарастать: мнение

Михаил Нейжмаков. Фото: /vk.com/m.neyzhmakov

После воссоединения Крыма с Россией масштабную коррупцию на полуострове так и не удалось преодолеть. Информационное пространство периодически сотрясают громкие сообщения об арестах, а слово «чиновник» у многих крымчан стало ассоциироваться со словом «вор». Причины и следствия этой серьёзной проблемы, а также основные вопросы дальнейшего развития региона для EADaily комментирует ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

Недавно по подозрению в крупной взятке правоохранители задержали бывшего вице-премьера республики Крым Олега Казурина. После воссоединения с Россией судьбу Казурина повторило уже более сотни крымских чиновников различного уровня. Почему в эшелонах крымской власти такие проблемы с коррупцией?

Серьёзные федеральные вложения в Крым будут стимулом для очень пристального внимания к местным чиновникам со стороны силовиков. Кроме того, антикоррупционная повестка будет востребована в период президентской кампании. Коррумпированной части крымских чиновников это стоит понимать.

За последние несколько лет количество громких антикоррупционных дел против крупных региональных чиновников в России возросло. Знаковым в этом смысле оказался 2015 год, когда уголовные дела возбудили против трёх выходцев из губернаторского корпуса. На фоне громких процессов над главой Коми Вячеславом Гайзером и его сахалинским коллегой Александром Хорошавиным менее резонансным стало предъявление обвинения экс-главе Брянской области Николаю Денину. Есть громкие дела и в отношении вице-губернаторов, а также чиновников рангом чуть ниже.

Стоит обратить внимание — повышается внимание правоохранительных органов к регионам, куда Центр направляет заметное количество федеральных средств. Для примера можно привести Приморье. В зону внимания правоохранительных органов здесь попали и чиновники краевого правительства, и многие представители муниципальных политических элит, а также бизнес-среды региона. Кроме оказавшегося под домашним арестом бывшего вице-губернатора Сергея Сидоренко, фигурантами уголовных дел в разное время оказались его экс-коллега Олег Ежов, мэры Владивостока и Дальнегорска Игорь Пушкарёв и Игорь Сахута, бывший председатель Думы Находки Михаил Пилипенко, экс-руководитель ФГУП «Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе» Андрей Поплавский, экс-руководитель «Приморкрайстроя» Сергей Запорожец, ректор Дальневосточного федерального университета Сергей Иванец.

Вот, кстати, и ответ по поводу «профессионалов из Москвы и Питера, которых нужно сюда прислать, чтобы они навели порядок». При этом многие российские политики и политологи неоднократно отмечали проблему низкого профессионального уровня крымских чиновников, которая уже стала притчей во языцех. Как, по вашему, было бы разумнее всего выйти из этой ситуации?

Ставка на одних «варягов» в команде рискованна для губернатора. Однако даже в командах глав регионов, «варягами» не являющиеся, очень часто присутствуют кадры со стороны. Так, Крым по ряду параметров можно сравнить с Калининградской областью (оба региона — полуанклавы, имеющие важное стратегическое значение). До августа 2016 года эту область возглавлял Николай Цуканов, родившийся и сделавший карьеру в регионе, но в его правительстве работали и кадры со стороны. Включая Антона Алиханова, ныне врио калининградского губернатора.

Понятно, что ни «местное», ни «варяжское» происхождение чиновника не служат гарантией его честности или профессионализма сами по себе. Но чем больше крупных федеральных проектов реализуется в регионе, тем больше вероятности, что в его правительстве будут «неместные» кадры. Поэтому весьма вероятно, что через несколько лет высокопоставленных чиновников, начинавших карьеру в других регионах, в органах власти Крыма будет больше.

Крым и Севастополь существуют как два отдельных субъекта Российской Федерации. Как долго подобная конфигурация просуществует, по вашему мнению?

Возможно, на фоне внутриэлитных конфликтов, особенно явно проявлявшихся в Севастополе до назначения врио главы города Дмитрия Овсянникова у кого-то в Москве и могли возникнуть мысли о вероятности объединения этого региона с Республикой Крым. Но одно дело рассматривать этот вопрос теоретически и совсем другое — реализовывать его на практике. В целом же, в 2000-е годы, как все помнят, через «укрупнение» прошли именно «матрёшечные» субъекты федерации. То есть, области и входящие в них автономные округа. А вот идеи объединения регионов, никак ранее не связанных административно, хотя и обсуждались в последующие годы, так и не были реализованы. Не будем забывать — слухи об объединении городов федерального значения с окружающими их регионами (Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области) циркулировали очень давно, но так слухами и остались. Кроме того, наличие на Крымском полуострове двух субъектов РФ позволяет Центру тестировать разные подходы к развитию региона.

Какова роль санкций в том, что мы имеем, или это не определяющий фактор?

Санкции сдерживают приток инвестиций в регион, хотя федеральные и республиканские власти предпринимают серьёзные усилия для решения этой проблемы. При этом у тех же США пока нет стимула спешить со смягчением такой политики. Принято считать, что отмену санкций должны лоббировать американские нефтегазовые корпорации, которые хотели бы вернуться в совместные с Россией арктические проекты. Однако в условиях не самых высоких цен на нефть спешить в этом вопросе для них нет смысла. А раз у них есть время для выжидания — значит торг с Москвой по санкциям Вашингтон может вести долго и в жёстком ключе. Первые шаги администрации Трампа об этом свидетельствуют.

Какой, на ваш взгляд, должна быть краткосрочная и долгосрочная стратегия развития Крыма, с какими приоритетами?

С политической точки зрения важна реализация в регионе крупных федеральных проектов, в том числе в промышленной сфере. После возвращения полуострова в состав России Центр действительно проявил внимание, например, к судостроительной отрасли региона. Такие проекты играют роль хозяйственного стержня «вертикали власти», одной из основ экономического влияния федерального центра, выступающие альтернативой теневому сектору экономики.

Для аналогии можно вспомнить о предприятиях союзного подчинения в советские времена. Благодаря им контроль за важнейшими отраслями экономики осуществлялся напрямую союзным центром. Показательно, что одним из симптомов движения СССР к распаду стало Постановление Совета министров РСФСР № 37 от 22 января 1991 года, определившее порядок перехода предприятий союзного подчинения под республиканскую юрисдикцию — в других союзных республиках к тому времени шли аналогичные процессы.

Беседовал Александр Дремлюгин

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/03/13/borba-s-korrupciey-v-krymu-v-blizhayshee-vremya-budet-narastat-mnenie
Опубликовано 13 марта 2017 в 11:57
Все новости

21.07.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами