• USD 63.52 -0.15
  • EUR 74.45 +0.31
  • BRENT 72.99

Мнение: в Эстонии русских превратили в людей второго сорта

Эстонские впечатления Анастасии Мироновой

Российская журналистка Анастасия Миронова, посетив Эстонию, опубликовала в соцсети Facebook серию постов об этой стране, вызвавших большой общественный резонанс. Миронова нелицеприятно отозвалась об эстонских русских, связав их незавидное положение с выстроенной в стране системой этнической дискриминации.

Миронова пишет, что в Эстонии минимум четверть населения — русские, 30% населения называют русский язык родным. «В Эстонии есть города, где можно за несколько недель не встретить эстонской речи. Нарва, Силламяэ, Кохтла-Ярве — города совершенно русские. В Таллине больше трети населения — русские. Русский я здесь пока слышу как минимум не реже, чем эстонский. Когда ты читаешь данные о численности русских в Прибалтике, ты до конца себе не представляешь, сколько же их много. Русские, одни русские. У них русские дома, русские лебеди из крашеных покрышек в палисадниках, русские шапки и шубы. Русских здесь много. Все русские в приграничных районах. Но здесь нет надписей на русском. Не дублируются названия улиц, дорожные знаки. Я проехала несколько городов и русскую вывеску видела дважды: „Бюро переводов“ в Нарве и „Таверна“, на трассе по дороге в Таллин. В магазинах все — на эстонском. Очень мало товаров имеют русские этикетки. Я сегодня внимательно изучила ассортимент гипермаркета — на единицах товаров дублируются этикетки. Видела русский перевод на паре пачек подгузников и на масле „Валио“. Все! Не слушайте гадов, которые говорят, будто все здесь переводится на русский. Это неправда! Я вчера была в гостях — ни одного товара не нашла с русским переводом. Молоко от пахты отличить не могла. Это русский город Силламяэ. Там делают вид, что русских нет. В Силламяэ ты без знания эстонского не найдешь автомойку, туалет или парикмахерскую».

Миронова рассказывает о положении эстонских неграждан и добавляет, что «человеку прогрессивному, либеральному нужно набраться смелости и признать — с русскими в Эстонии что-то явно не так». Журналистка подчеркивает: «Аргумент про „не хотят выучить эстонский язык“ очень детский. Не знают эстонского не там, где много эстонцев, а там, где на эстонском не говорили уже несколько поколений. Вот живет человек в Нарве или Силламяэ. Приехал в начале 60-х, строил там завод. Сроду не видел там эстонцев ни при СССР, ни при независимости. В шестьдесят лет его вдруг заставляют учить язык, на котором никто в его городе не говорит… И, вопреки приводимым примерам, в мире не так много стран, где люди, родившиеся на месте, должны сдавать для гражданства экзамены. Не надо приводить в пример США — там гражданство дается по факту рождения, никто не тестирует на знание языка тех, кто родился в стране. В Эстонии урожденные минимум в двух поколениях люди должны сдавать здесь экзамен по языку. Швейцарию вообще не трогайте — там тоже экзамен по рождению от граждан. Экзамен на гражданство сдают новоприбывшие. К тому же, для этого надо знать один из языков страны. Там их сколько, напомнить? Проблема не так проста, как некоторые дурачки думают…»

Анастасия Миронова предлагает задуматься: «А представьте, какие нужно приложить усилия человеку, который в 50−60 лет, живя в абсолютно русском городе Силламяэ, где нет не то что собеседников эстонцев, но и преподавателей, начнет учить абсолютно чуждый русскому эстонский для сдачи на уровень, позволяющий ему получить гражданство и работу инженера, например. Да никогда он язык не выучит! Понятно, что именно языковой барьер в первую очередь выводит русских в Эстонии на второй план. Что без эстонского хорошую работу найти все сложнее. На русском хорошие деньги можно зарабатывать только обслуживанием русских. Или музыкантам. Так в любой стране. Но не в любой стране десятую часть населения ставят перед заведомо невыполнимой языковой задачей. Повторяю: как филолог, как человек, выучивавший до уровня родного другой язык, как специалист, несколько представляющий себе, что такое эстонский, заявляю, что человек, живущий в русском гетто (а восток Эстонии это и есть де факто русское гетто) никогда не выучит эстонского до уровня, требуемого для получения гражданства. Поэтому без эстонских паспортов сидит именно восток Эстонии».

Также Анастасия Миронова называет «самым глупым аргументом» в споре о положении русских в Прибалтике отсутствие очередей на переезд в Россию. «А вы представьте, что родились в Эстонии, выросли в Эстонии. Ваши родители родились в Эстонии, ваши дед с бабкой приехали в Эстонию работать сразу после института. Почему вы поедете в Россию? А если вам семьдесят пять лет, пятьдесят пять из которых вы прожили в Эстонии? Языка не знаете, потому что не с кем на нем говорить. И вот вам внушают: не нравится — проваливай. Куда? В Россию, где у вас ни одного друга, ни одного родственника? Отсутствие очередей на переезд в Россию ни о чем не говорит. Потому что человек не всегда едет туда, где сытнее — у человека есть понятие дома и родины. Для примерно 150 тыс. неграждан Эстонии Эстония их родина. Только хамоватые колбасные эмигранты считают, что все должны уезжать за колбасой туда, где вкусно кормят. Из Средней Азии русские не побежали вплоть до войны. Да и автоматами не всех выгнали. Русских полно на Северном Кавказе, где уж совсем страшно жить. Не спешат переезжать. Почему? Там у них семьи, друзья, дома, работа… Почему они вдруг сорвутся и отправятся в Тулу? Так и с эстонскими русскими», — пишет журналистка.

По мнению Мироновой, «европейцами в Эстонии смотрятся только эстонцы и туристы». Журналистка описывает свои впечатления: «Среди местных русских исключения крайне редки и все они встречаются в основном среди молодежи околошкольного возраста. Прошлый раз я писала о том, что правовое положение русских в Эстонии, как минимум, нуждается в трезвой оценке. А сегодня говорю — надо признать, что русские люди даже здесь, в Таллине, посреди всего этого средневекового великолепия, смотрятся — как жители российской провинции в 90-х. Чудовищная отсталость во всем: одежде, речи, питании. Люди выглядят очень отстало, очень неразвито. У них китайские мешковатые стретч-джинсы, женщины часто носят кожаные плащи как по моде 20-летней давности. Плохая кожа, рыхлые поры, кривые зубы, отечность, дурные прически. Русских женщин 40+ можно узнать по дурацким шляпам. Эти шляпы и гоп-стоп шапки продают с лотков во всех ТРЦ. Русские же и продают. В целом русские производят здесь впечатление людей неблагополучных. Уборщица в хостеле — русская. Билетерши в туалетах — русские. Русские парни все время ходят с какими-то тяжелыми сумками, нервно разговаривают по телефону, куда-то торопятся. Русские ездят на плохих машинах. В супермаркетах они набирают плохую еду. Из успешных русских здесь, наверное, только деятели культуры и политические эмигранты новой волны. Откуда такая периферичность? Я думаю, это как раз последствия национальной и языковой политики Эстонии. Деление на граждан-неграждан, языковая полиция привели к тому, что сотни тысяч русских превратились в стране в людей второго сорта. Очень горько смотреть на это».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/03/05/mnenie-v-estonii-russkih-prevratili-v-lyudey-vtorogo-sorta
Опубликовано 5 марта 2017 в 15:14
Все новости

22.07.2018

21.07.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами