• USD 58.17 +0.05
  • EUR 69.26 +0.15
  • BRENT 56.12

Управление «имени полковника Захарченко» обошлось ребрендингом: мнение

Дмитрий Захарченко. Фото: kommersant.ru

МВД РФ заявило о ликвидации одной из самых своих скандальных структур — управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК), которое занималось борьбой с правонарушениями в сфере топливно-энергетического комплекса и химии. Именно в этом управлении на руководящих должностях работал арестованный в сентябре прошлого года полковник Дмитрий Захарченко, у которого были обнаружены баснословные суммы наличности неизвестного происхождения. Однако упразднение управления «Т» изначально напоминает простую смену вывески — на его месте тут же было создано новое управление с литерой «Р» (по борьбе с правонарушениями в сферах добычи, переработки и транспортировки природных ресурсов). Еще несколько месяцев назад, по горячим следам ареста Захарченко, обсуждалась даже возможность ликвидации всего антикоррупционного главка МВД, но руководство министерства решило ограничиться «косметическим ремонтом». Это означает, что борьба силовых ведомств на экономическом поле вряд ли станет менее острой.

Управление широкого профиля

Согласно официальному сообщению МВД РФ, общая штатная численность ГУЭБиПК в результате принятия приказа о ликвидации управления «Т» и создании управления «Р» не изменилась. Однако уже в ближайшее время в структуре управления может последовать существенная кадровая ротация. Как сообщил СМИ депутат Госдумы и заместитель главы экспертного совета Росгвардии Михаил Старшинов, проведенная реорганизация — это «серьезный шаг, который позволит провести самые тщательные проверки в отношении его теперь уже бывших сотрудников. Безусловно, случай с Дмитрием Захарченко был абсолютно вопиющим, поэтому контрольные мероприятия в отношении личного состава точно не будут лишними».

«Иначе очистить это коррупционное логово не получится, потому что от смены названия ничего не изменится, главное — это кадры, — считает источник Eurasia Daily, близкий к правоохранительным органам. — Управление „Т“ было самым элитным в структуре антикоррупционного главка. Устроиться туда считалось удачей, потому что там крутятся сотни миллиардов рублей. Говорят, что раньше место в этом управлении стоило до миллиона долларов».

В новом управлении «Р» созданы четыре отдела. Первый из них будет курировать добычу и транспортировку нефти и газа, второй — горную промышленность и незаконный оборот драгметаллов и драгоценных камней, третий — переработку и транспортировку нефтепродуктов и газоконденсата, а также химическую промышленность, четвертый — электроэнергию и угольную промышленность.

Несмотря на весьма широкий круг отраслей, подконтрольных управлению «Р», а теперь и его преемнику, эта структура неоднократно была замечена на «чужой территории». Самым нашумевшим сюжетом из этой серии было уголовное дело против основателя и бывшего основного собственника агрохолдинга «Разгуляй» Дмитрия Потапенко, который в апреле 2014 года был арестован по подозрению в выводе со счетов холдинга через фирму-однодневку 20 млрд рублей.

Занималось этим делом именно управление «Т», тогдашний руководитель которого Евгений Павлов имел давние связи с топ-менеджером Внешэкономбанка (ВЭБа) Ильгизом Валитовым, который возглавлял в этой госкорпорации дирекцию природных ресурсов и строительства. Именно ВЭБ был крупнейшим кредитором «Разгуляя» — объем его долгов перед банком составлял 19 млрд рублей. Однако во время экономического кризиса 2008−2009 годов «Разгуляй» не смог обслуживать задолженность, Игорь Потапенко был сначала отстранен от руководства холдингом, а затем вышел из его капитала. Но спустя несколько лет против него было возбуждено дело о мошенничестве в особо крупном размере — в некоторых источниках утверждается, что заявление об этом в управление «Т» писал лично Ильгиз Валитов. Сначала Потапенко оказался в СИЗО, но в сентябре 2014 года его перевели под домашний арест, после чего новых подробностей о возбужденном против него уголовном деле не появлялось. Активы «Разгуляя» достались нескольким крупным агрохолдингам, включая «Русагро», который в прошлом году инициировал банкротство некогда одной из ведущих компаний в российском АПК.

Признаки работы тандема Павлов-Валитов усматривались и в ряде других историй с переделом бизнеса в разных регионах страны. Однако вскоре после ареста начальника ГУЭБ и ПК Дениса Сугробова и его заместителя Бориса Колесникова в начале 2014 года эта связка распалась. Евгений Павлов и его заместитель Сергей Степанов были уволены из МВД — этому событию предшествовала серия разоблачительных публикаций об их участии в ряде махинаций с активами, в том числе связанными с ВЭБом. А 26 февраля прошлого года по ходатайству ФСБ был арестован Ильгиз Валитов, которому предъявили обвинение в попытке мошенническим путем завладеть имуществом группы компаний «Евродон» из Ростовской области — крупнейшего производителя индейки в России.

В обмен на предоставление кредитов ВЭБа Валитов требовал от «Евродона» 40-процентную долю в компании, однако не учел, что у нее есть еще один крайне влиятельный совладелец — дирижер Валерий Гергиев, входящий в ближайшее окружение президента Владимира Путина. По одной из версий, именно он сообщил Путину о попытке недружественного поглощения «Евродона» после того, как та самая доля в компании, оформленная на офшорную структуру, оказалась под контролем входящей в «Альфа-Групп» инвесткомпании А1. В результате «Альфе» уже через три недели после начала конфликта пришлось продать долю в «Евродоне» ВЭБу, а Ильгиз Валитов оказался за решеткой. Осенью прошлого года он был приговорен к четырем годам лишения свободы и штрафу размером в 500 тысяч рублей. Играло ли во всей этой истории какую-либо роль управление «Т», неизвестно, но вскоре после спасения «Евродона» его основатель и ключевой владелец Вадим Ванеев в одном из интервью заметил, что основная часть его времени за годы превращения компании в национального лидера была посвящена защите бизнеса.

Не за то боролись

Если верить самому Дмитрию Захарченко, который на момент задержания занимал должность заместителя начальника управления «Т», то смена его руководства была напрямую связана с делом Дениса Сугробова и Бориса Колесникова (последний в июне 2014 года погиб, выпав из окна во время допроса). «Когда Дениса Сугробова убрали, всех сотрудников ГУЭБиПК стали нещадно проверять. Многих тогда сняли, а меня оставили, поскольку были лучшие показатели в управлении», — заявил полковник через своих адвокатов, уже находясь в СИЗО.

Однако с перемещением Захарченко в руководство управления «Т» внимание к этой структуре со стороны правоохранительных органов не ослабло. В мае 2015 года в одном из столичных ресторанов был задержан сотрудник управления «Т», старший оперуполномоченный по особо важным делам ГУЭБиПК Астемир Сокуров, который пытался вымогать взятку в размере 500 тысяч долларов у столичной электросетевой компании МОЭСК (в мае прошлого года он был приговорен к шести годам лишения свободы). А незадолго до этого, также при получении взятки был задержан еще один сотрудник ГУЭБиПК Денис Банкин, работавший в отделе, который курировал борьбу с коррупцией в негосударственном секторе экономики, госкорпорациях, внебюджетных фондах и общественных организациях.

В конце 2015 года в антикоррупционном главке в очередной раз сменилось руководство. Генерал-майор Дмитрий Миронов, возглавивший ГУЭБиПК после ареста Дениса Сугробова, переместился на должность заместителя министра внутренних дел (в середине прошлого года он был назначен врио губернатора Ярославской области), а новым руководителем управления стал первый заместитель Миронова, генерал-майор Андрей Курносенко. Сразу же после ареста Дмитрия Захарченко в ряде СМИ прошло сообщение о том, что он написал заявление об отставке, но она не состоялась — Курносенко отделался лишь предупреждением о неполном служебном соответствии и в настоящий момент по-прежнему возглавляет ГУЭБиПК.

Его подчиненным повезло меньше: арест полковника-миллиардера запустил новый виток чистки в рядах антикоррупционного главка. Первой ее жертвой стал начальник управления «Т» Александр Тищенко, уволенный с формулировкой «за непринятие должных мер по укреплению служебной дисциплины и законности во вверенном подразделении». Далее наступила очередь полковника Дмитрия Каткова, возглавлявшего в ГУЭБиПК управление «Ф» (контроль правонарушений в финансовой сфере). В ходе ведомственной проверки у него нашли незадекларированную недвижимость в Черногории, после чего министр внутренних дел Владимир Колокольцев освободил Каткова от занимаемой должности. В конце ноября ГУЭБиПК вновь оказался в центре скандала, когда сотрудники ФСБ задержали в Москве при получении взятки сотрудника управления Александра Куникина, который курировал преступления, связанные с игровыми автоматами и обменными пунктами.

К этим громким столичным эпизодам необходимо добавить «подвиги» УЭБовцев в регионах. Несколько дней назад стало известно, что начальник УЭБиПК МВД Северной Осетии полковник полиции Аслан Гадзаов может быть причастен к бегству от правосудия подозреваемого в растрате бывшего мэра Владикавказа Сергея Дзантиева, который скрылся в неизвестном направлении в конце прошлого года. Гадзаов давно находился в дружеских отношениях с Дзантиевым и мог предупредить его о готовящемся задержании. Сейчас в МВД Северной Осетии по этому эпизоду идет проверка.

Еще одно громкое разбирательство на региональном уровне с 2013 года идет в Белгородской области. Здесь под следствием оказался бывший начальник местного УЭБиПК полковник Сергей Бутяйкин, против которого было возбуждено дело о мошенничестве с кредитными средствами. Эпизод, из-за которого Бутяйкин оказался под следствием, весьма показателен для понимания схем, которыми пользовались сотрудники главка. Белгородский полицейский получил на подконтрольные ему фирмы кредит в банке из соседнего региона, заранее предупредив, что средства возвращать не будет, а взамен готов не препятствовать деятельности банка в Белгородской области.

Полковник Захарченко мог использовать более изощренные методы работы с вверенными ему сферами экономики. По одной из версий, он зарабатывал на том, что отслеживал откатные схемы в контрактах на строительство инфраструктуры для нефтегазовых компаний — нефте- и газопроводов, перекачивающего оборудования, подъездных путей и т. д. Откаты переводились подрядчиками на счета фирм-однодневок в определенных банках для последующей обналички, после чего Захарченко выходил на банкиров с собранным компроматом и в обмен на то, чтобы не давать ему ход, присваивал откатные суммы. Достоверность этой версии подтверждает источник EADaily: «Я не слышал, чтобы управление „Т“ довело до суда хотя бы одно громкое дело с участием крупнейших игроков нефтегазового рынка. Они не трогали „акул“ — занимались „рыбой“ помельче».

Террариум единомышленников

Бесконечные коррупционные скандалы в управлении МВД, в прямые задачи которого входит борьба с коррупцией, рано или поздно могли закончиться серьезными оргвыводами. Об этом не раз говорили источники в правоохранительных органах вскоре после ареста Дмитрия Захарченко, причем обсуждалось несколько вариантов развития событий — от ликвидации вырастившего подпольного миллиардера управления «Т» до полного расформирования ГУЭБиПК.

Со своей стороны, арестованный полковник сразу дал понять, что серия дел в отношении сотрудников антикоррупционного главка есть не что иное, как межвидовая конкуренция правоохранительных структур. Из той информации, которая поступала от Захарченко из мест предварительного заключения, следует, что он давно нажил себе врагов в ФСБ, и его задержание было целенаправленной показательной акцией этого ведомства.

Однако серьезные кадровые ротации в последние месяцы не миновали и ФСБ. После серии проверок в Службе экономической безопасности (СЭБ) ФСБ в мае прошлого года ушел в отставку глава управления «К» (кредитно-финансовая сфера) Виктор Воронин, а в июле покинул свой пост и начальник СЭБ Юрий Яковлев. Новым руководителем службы стал Сергей Королев, ранее возглавлявший Управление собственной безопасности ФСБ. Считается, что именно он курировал задержания Дениса Сугробова и Бориса Колесникова, губернаторов Александра Хорошавина, Владислава Гайзера и Никиты Белых, обыски у бывшего главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова и ряд других громких дел.

Появление Сергея Королева во главе СЭБ ФСБ многие наблюдатели однозначно интерпретировали как усиление реальной антикоррупционной борьбы в экономической сфере в ситуации, когда эта работа оказалась явно провалена аналогичным подразделением МВД. В этом контексте возможное расформирование ГУЭБиПК выглядело бы безоговорочной победой одного силового ведомства над другим, но в конечном итоге сработал принцип сдержек и противовесов, и вместо нокаута антикоррупционный главк МВД пока обошелся лишь нокдауном.

Николай Проценко

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/27/upravlenie-imeni-polkovnika-zaharchenko-oboshlos-rebrendingom-mnenie
Опубликовано 27 января 2017 в 14:17
Все новости

20.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами