• USD 57.55 -0.35
  • EUR 68.90 -0.25
  • BRENT 56.38

«Ахульго»: музей памяти или культ имама Шамиля?

Франц Рубо. Штурм аула Гимры

20 января в Унцукульском районе Дагестана открылся музей «Ахульго» — мемориально-исторический комплекс, посвященный событиям Кавказской войны, происходившим на территории западного Дагестана. Мемориал увековечивает память участников происходивших в Дагестане военных действий — сторонников имама Шамиля и русских солдат.

В мемориальный комплекс входит 17-метровая сигнальная башня и здание, в котором расположится выставочный зал. Экспозиция представляет собой музей, где собраны сохранившиеся до наших дней артефакты времен Кавказской войны, и картинную галерею. В галерее находятся портреты дагестанских имамов Гази-Магомеда, Гамзат-бека и Шамиля и российских императоров Александра I, Николая I и Александра II. Это сочетание портретов указывает на то, кто возглавлял противостоящие в Кавказской войне стороны на протяжении периода с 1817 по 1864 годы. Выставка украшена также репродукцией картины Франца Рубо «Штурм Ахульго».

Музей назван в честь давно заброшенного жителями аварского аула, находившегося на горе Ахульго, на берегу реки Андийское Койсу. В историю Кавказской войны горный аул Ахульго вошел как место сражений горских войск под руководством имама Шамиля с русским корпусом под командованием генерала Петра Граббе. В 1838 году теснимый русскими войсками с равнинной части Дагестана имам Шамиль сделал столицей своего государства высокогорный аварский аул Ахульго, укрепив его фортификационными сооружениями. Эти сооружения, в сочетании со скалистой местностью, непривычным для русских солдат разреженным воздухом, отсутствием дорог и большой концентрацией в Ахульго фанатично настроенных сторонников Шамиля, делали аварский аул практически неприступной твердыней. В русских военных документах крепость Шамиля именовалась «замком». Крепость Ахульго представляла собой два расположенных на утесах укрепленных поселения, Старый и Новый Ахульго, разделенных между собой глубоким ущельем, ведшим к реке Ашильта, впадающей в Аварское Койсу.

В мае 1839 года русское командование решило нанести окончательный удар по имаму Шамилю, захватив его столицу Ахульго. Выступивший из Чечни отряд Граббе в течение месяца совершил опасный для русских путь к крепости через территории, находившиеся под контролем Шамиля. На пути к Ахульго отряд Граббе неоднократно вступал в бои с горскими формированиями, которыми командовал лично имам Шамиль, подходивший накануне на помощь своим сторонникам во главе вооруженных отрядов.

Самые известные в истории столкновения отряда Граббе и сторонников Шамиля на пути Граббе к Ахульго произошли возле аулов Таренгуль (нынешнее село Буртунай, Казбековский район Дагестана) и Аргвани (Гумбетовский район). В битве при Аргвани против русских, кроме жителей аула, участвовал 16-тысячный отряд из дагестанцев и чеченцев под командованием Шамиля, вследствие чего русские войска смогли взять Аргвани только с большими потерями. Потерпевшие поражение сторонники Шамиля ушли в крепость Ахульго, куда в начале июня смог подойти отряд Граббе. Дойдя до крепости, июня русские войска начали блокаду Ахульго, попытавшись перекрыть осажденным доступ к источникам питьевой воды, тем самым вынуждая противника к сдаче. 12 июня, после нескольких ожесточенных боев с горцами, войска Граббе смогли начать осаду. Русские войска неоднократно предлагали Шамилю сдаться, указывая на боевые потери и смертность осажденных от вызванных осадой жаждой и голода, на что Шамиль отвечал отказом и продолжением сопротивления. Боевые действия у крепостной твердыни длились с 12 июня по 22 августа 1839 года — дня, когда русский отряд в результате кровопролитного штурма смог войти в аул Старый Ахульго. В боях против русских войск принимали участие как сторонники Шамиля, так и местные жители, включая женщин. Бой длился с раннего утра до двух часов дня. Значительная часть защитников аула погибла, а меньшая часть во главе с Шамилем смогла уйти по горным тропам в Чечню.

Идею построить на месте осады Ахульго мемориал и проект мемориала принадлежат главе Дагестана Рамазану Абдулатипову. Еще в 2013 году власти Дагестана инициировали работу по освещению в местных СМИ фильмов и передач, посвященных событиям времен Кавказской войны. Акцент делался на беспрецедентном подвиге осажденных защитников Имамата и личности Шамиля — государственного, военного и духовного лидера народов Кавказа. В 2016 году, когда в Дагестане отмечали 145-летие со дня смерти Шамиля, начался процесс создания в районе Ахульго историко-мемориального комплекса. Ход строительства много раз лично инспектировал Рамазан Абдулатипов. Дагестанские СМИ сообщали, что глава республики следил за тем, чтобы в комплексе была воссоздана обстановка, максимально идентичная той, что была во времена имама Шамиля. В конце октября прошлого года посетивший Ахульго Абдулатипов сказал, что мемориал практически готов к открытию.

«Мемориальный комплекс после завершения строительства станет не просто еще одной достопримечательностью республики, а памятником дружбы, объединяющим народы Кавказа и России», — заявил тогда глава Дагестана. Впрочем, мнения дагестанской общественности насчет комплекса Ахульго разделились. Некоторые дагестанцы утверждали, что мемориал в Ахульго — это «построенный на республиканские деньги памятник русским оккупантам, убивавшим женщин и детей». Другая часть говорила, что, строя музей в Ахульго, прославляющий имама Шамиля, Абдулатипов увековечивает самого себя. Глава Дагестана известен как горячий почитатель Шамиля, и в своих выступлениях неоднократно подчеркивал, что политика его администрации — это следование политическим и духовным традициям легендарного военного и духовного вождя Кавказа.

К личности Шамиля, чьим именем в Дагестане названы населенные пункты и улицы городов, в Дагестане относятся неоднозначно. Среди дагестанской интеллигенции (особенно старшего поколения) неоднократно звучат упреки в адрес имама. К примеру, многие заслуженные деятели искусств советского периода в беседе с корреспондентом EADaily обвиняли имама в следующем: он своими личными амбициями сначала спровоцировал многолетнюю войну на Кавказе, унесшей жизни тысяч жителей Дагестана и Чечни и приведшую к разрушениям многих древних аулов, а в 1859 году, вместо того, чтобы умереть в бою как горец и мусульманин, сдался сам и заставил покориться остальных горцев. Культ Шамиля, во многом имеющий гипертрофированный характер, многие общественники Дагестана связывают с тем, что Абдулатипов, аварец по национальности, пытается «оседлать» давно существующий в республике аварский националистический тренд.

Историк Патимат Тахнаева, сотрудник Института востоковедения РАН, за несколько месяцев до открытия мемориала сказала, что музей «Ахульго» — это не история в строго научном смысле слова, а идеология. «Я посмотрела пару интервью автора проекта (имелся в виду Рамазан Абдулатипов — EADaily) и поняла, что новый музейный комплекс создается как исключительно идеологический продукт, увы. Этим все сказано. Поэтому было бы глупо предъявлять к нему какие-либо серьезные требования», — сказала Тахнаева информационному ресурсу «Кавказ. Реалии». Примечательно, что журналист, с которым беседовала Тахнаева, дал своему материалу бросающийся в глаза заголовок — «Ахульго. Идеологическое поражение».

Впрочем, идею создания в Ахульго мемориала еще на стадии разработки проекта одобрили в Федеральном агентстве по делам национальностей (ФАДН) и на уровне других органов федеральной власти. Глава ФАДН Игорь Баринов был проанонсирован накануне в дагестанских СМИ как наиболее ожидаемый участник церемония открытия мемориала. Еще на стадии разработки проекта мемориалу дали свое благословение муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев и епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам (Пономарев).

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/20/ahulgo-muzey-pamyati-ili-kult-imama-shamilya
Опубликовано 20 января 2017 в 18:04
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами