• USD 57.50 -0.40
  • EUR 68.66 -0.49
  • BRENT 56.90 +0.83%

Обвинения в антисемитизме уже не работают. Израиль в фокусе

Иллюстрация: mediarepost.ru

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Принуждение к миру по-европейски».

Мирная конференция в Париже, назначенная на 15 января, обещает стать очередным «подарком», который уходящий президент США преподносит на прощанье еврейскому государству. Американский госсекретарь Джон Керри уже произнес пламенную речь о нежелании Израиля решать проблему палестинского урегулирования. «Мы использовали уговоры и убеждения, но Израиль не послушался, поэтому мы вынуждены прибегнуть к жестким мерам» — вот, собственно, что сказал Керри накануне конференции.

Эти намерения стали очевидны на последнем голосовании по осуждению поселенческой деятельности в Совете Безопасности ООН, когда США впервые не применили право вето. Сама по себе Парижская конференция не так опасна (множество подобных саммитов прошло безрезультатно), как создание на основе ее выводов новой резолюции Совбеза. На это у Белого дома еще есть время до инаугурации нового президента. Если положение об урегулировании в границах 1967 года пройдет в СБ, оно будет лежать в основе всех последующих мирных инициатив.

В Израиле говорят, что противостояние между Обамой и Нетанияху перешло в стадию открытой войны — этим и вызваны резкие шаги американской администрации. Но скорее, в поведении Обамы нет ничего личного — он просто старается за оставшиеся дни по максимуму выполнить программу, намеченную на каденцию Хиллари. Однако дело не только в устремлениях Белого дома. Инициатива встречи, как известно, принадлежит Франции, которая считает себя активным игроком в средиземноморском регионе и пытается восстановить свой авторитет в этой сфере.

Франция разделяет общеевропейский подход к проблеме территорий, согласно которому любое насильственное изменение границ после 1945 года считается нелегитимным. К Шестидневной войне в мире особо пристрастное отношение — ведь формально ее начал Израиль. Сохраняя контроль над территорией, пусть даже никому прежде не принадлежащей, еврейское государство нарушает целый комплекс международных норм, включая Всемирную декларацию прав человека. Именно защитой палестинского населения и его прав международное сообщество объясняет требование к Израилю отступить в прежние границы.

Израильские контраргументы в глазах всего мира, и особенно Европы, выглядят неубедительно, особенно учитывая, что они повторяются из года в год. Обвинения в антисемитизме сегодня, спустя 70 лет после Холокоста, уже не работают, а сравнение критики Израиля с антисемитизмом тем более не принимается всерьез. Такие страны, как Швеция, где парламентарий уходит в отставку из-за одного антисемитского высказывания, не видят противоречий между этими принципами и требованием ликвидации поселений. Такую позицию разделяют и многие живущие на Западе евреи. Поэтому призыв Либермана уезжать из антисемитской Франции только рассердил и напугал членов французской еврейской общины — они не хотят, чтобы их связывали с израильской политикой и считали нелояльными французами.

Заявления об историческом праве евреев на Землю Израиля тоже ни на кого не действуют. В современной Европе практически каждая страна может предъявить исторически обоснованные территориальные претензии к соседям — но не делает этого и не признает такого права за другими.

Третий тезис Израиля — вопрос безопасности — казалось бы, должен был убедить оппонентов. Мы надеялись, что другие страны поймут нас, когда они сами стали объектами террора — начиная с 11 сентября в США и далее везде. Но этого не случилось. Для Запада теракт в Берлине и теракт в Кирьят-Арбе — это по-прежнему несравнимые явления. Террор в Израиле, как нетрудно догадаться, вызван исключительно оккупацией, и если уступки в виде одностороннего размежевания не решают проблему, значит, этих уступок недостаточно. Можно сколько угодно возмущаться такой позицией, но она непоколебима, и наш расчет на взаимопонимание не оправдался. Раньше мирный процесс обрывался с началом новой интифады, избавляя Израиль от рискованных шагов, но скоро и эта причина не будет признаваться «уважительной». Международное сообщество будет требовать от нас не просто прекращения «убийства невинных палестинцев», но и немедленных уступок в их пользу.

Последний бастион, который отстаивает Израиль — право на прямой диалог с палестинской стороной. Расчет тут вроде бы беспроигрышный — палестинцам на самом деле нужна не государственность, а постоянное международное внимание к своей несчастной судьбе. Поэтому прямые переговоры постоянно срываются, причем ответственность за это возлагается на Израиль. Но европейским миротворцам эта ситуация, смысла которой они не понимают, уже изрядно надоела. Судя по всему, они готовы разрубить гордиев узел, принудив стороны к миру на своих условиях. Да, все устали от палестинской проблемы и именно поэтому хотят ее решить так или иначе.

В Израиле бытует мнение, что надо потерпеть, пока придет наш друг Трамп и защитит нас — если сочтет нужным. Но произраильская политика Трампа грозит спровоцировать резкие действия европейских стран, где приходу нового президента вовсе не рады. Нас могут ждать болезненные санкции в сфере экономики, финансов и политики. Не стоит забывать, что с 1 января место председателя в Совбезе ООН заняла Швеция, первой в Европе признавшая несуществующее палестинское государство.

Израиль не может бесконечно игнорировать решения «антисемитских» конференций и резолюции ООН, надеясь, что все каким-то образом обойдется. Скорее, стоит включиться в процесс и проявить инициативу, которой от нас ждут. Но при этом потребовать от палестинской администрации не только декларативного признания еврейского характера нашего государства, но и конкретных шагов — разоружения незаконных бандформирований, запрета на антисемитскую и антиизраильскую пропаганду и т. п. Не сразу и не без сопротивления, но мир признает правомочность этих условий. По крайней мере, стоит попробовать, поскольку другие способы не действуют. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского писателя-публициста, общественного деятеля Марка Аврутина, под заголовком «Если не будет рядом Америки…». Ниже статья представлена с несущественными сокращениями.

Последние события в мире, казалось бы, убедительно продемонстрировали, насколько основной массе населения, будь то в Америке или в Европе, надоели эти бесконечные игры правящей элиты, когда говорят не то, что думают, а делают не то, о чём говорят. Это называется политкорректностью, которая стала играть роль своего рода религии, объединившей правящую элиту стран Запада. Такой миропорядок последних десятилетий устраивал не только тех, кто находится непосредственно у власти, но и десятки, если не сотни миллионов людей, либо зависимых от этой власти, либо боящихся кардинальных перемен. И вот пришел человек, который пообещал в случае своего избрания президентом США, отбросить политкорректность и начать называть вещи своими именами.

Как будет Израилю с таким президентом США? Для руководства Израиля, находящегося с момента образования государства в окружении врагов, стало нормой говорить не то, что они думают. Сейчас, когда в преддверии грядущих перемен, практически все признали нереализуемость формулы «двух государств», израильский премьер в интервью американскому телеканалу CBS заявил, что его конечной целью по-прежнему является создание двух государств для двух народов, и он рассчитывает в этом на помощь президента Трампа, когда тот въедет в Белый дом. Можно нащупать корни этого стремления быть вассалом при сильном сюзерене.

… А что если Дональд Трамп воспримет это высказывание Нетаньяху, как говорится, за чистую монету, и начнет с присущей ему энергией помогать «выкручивать руки» палестинскому лидеру, от которого требуется, как сказал Нетаньяху, лишь «признать еврейское государство в каких бы то ни было границах», причем, по-английски. Полагают, что Нетаньяху нащупал «точку правды»: мусульмане никогда не признают еврейскую власть в Эрец Исраэль. Я считаю эту стратегию не столько мудрой, сколь рискованной. Ведь пошел же в своё время Арафат на обман.

С арабами может идти речь лишь о мире без евреев и еврейского государства. Только понимание этого могло бы стать истинным освобождением Израиля. К тому миру, в котором нуждается Израиль, арабов можно принудить только силой: сопротивляющихся с оружием — уничтожить; тех, которые не смогут отступиться от своих притязаний, выслать из страны; смирившихся, пусть на время, можно было бы оставить. И при этом — строить, строить и строить.

Что же касается Трампа, то он, скорее всего, предоставит право израильскому руководству принимать любые решения под их собственную ответственность. И вот тут может случиться непредвиденное. Израильское руководство предпочитает ничего не делать, а руководство ПНА продолжит с ещё большей энергией дипломатическую войну против Израиля. Трампа же эта ситуация может вывести из себя, и тогда он может начать действовать в привычной ему манере, подобно слону в посудной лавке.

Почему израильское руководство, причем, чаще правое, чем левое, так стремится поддерживать статус-кво? После войны Судного дня возникло движение «Гуш эмуним» (Единой и неделимой Эрец-Исраэль), а после «Переворота» 1977 года — движение «Шалом ахшав». Сторонники «Гуш эмуним» считали, что вернуть былое величие можно, возрождая сионизм, заселяя страну. Только так, по их мнению, можно лишить арабов надежды сломить и уничтожить евреев. Сторонники же «Шалом ахшав» мечтают построить «Новый Ближний Восток», добившись мира с арабами. На становление движения «Шалом ахшав» оказал влияние «кризис Вьетнамской войны» в США.

Так возникли два лагеря: «Национальный лагерь» и «Лагерь мира», а идеологическая поляризация общества превратилась в политическую. Судя по численности коалиции и оппозиции в Кнессете, силы их примерно равны. Кроме того, согласно существующему в Израиле закону, чиновничий аппарат не меняется со сменой власти по результатам выборов. Это правило было введено ещё Бегиным, — когда он пришел к власти, то всех левых оставил на своих местах. Правда, после «Размежевания» 2005 года поляризация ослабла, так как многие израильтяне, верившие в мир с арабами, убедились, что это иллюзия, недостижимая мечта, и произошел общий сдвиг вправо.

Мне трудно представить себе Трампа в роли золотоордынского хана, раздающего согласия на одни предложения и накладывающего вето на другие предложения стран, которым Америка оказывает помощь. Достаточно того, что администрация новоизбранного президента США не будет ставить палки в колёса израильскому руководству. Трамп, как успешный предприниматель, будет рассчитывать на свою интуицию и поверит тому, кто сумеет его убедить в своей правоте. Нетаньяху, кажется, единственный раз выступил как настоящий политик, когда пытался в Конгрессе США, пренебрегая протоколом, доказать преступность ядерной сделки с Ираном.

Уверен, что тогда Нетаньяху удалось убедить Трампа в своей правоте, но теперь создалась просто какая-то шизофреническая ситуация. С одной стороны, республиканская партия США в знак поддержки Израиля убирает из своей партийной программы положение о «двух государствах». С другой стороны, премьер Израиля, лидер национального лагеря, утверждает, что всегда был и остаётся приверженцем концепции «двух государств». С третьей стороны, Аббас обращается во все международные организации за помощью в создании Палестинского государства. При этом сам он практически занимается лишь подстрекательской деятельностью против Израиля, борьба за уничтожение которого приносит ему основные доходы.

И что делать Трампу, который, к тому же, не хотел бы глубоко погружаться в БВ-проблемы? Это заявление Нетаньяху о неизменности его позиции по вопросу «двух государств» вызвало не только обеспокоенность у лидеров поселенческого движения, но и растерянность американской общественности, которая «смущена и удивлена» поведением правого правительства Израиля. Как это может быть: «при премьер-министре Нетаньяху и министре Беннете в правительстве сносят еврейские дома, эвакуируют еврейские поселения в Иудее и Самарии, а в Иерусалиме продолжается незаконное арабское строительство на еврейской, муниципальной и государственной земле»? А как Трампу понять израильские равенство, законность и демократию, на страже которых якобы стоит БАГАЦ.

Однако равенства не существует между евреями и арабами: еврейские налогоплательщики в бюджет страны больше вносят, чем потребляют; с арабами дело обстоит с точностью до наоборот. Нет равенства и в соблюдении законов, на что БАГАЦ тоже смотрит сквозь пальцы. А что такое израильская законность, когда любой принятый парламентом закон может быть отменен БАГАЦем на никому непонятном основании? Есть ли у членов БАГАЦа что-нибудь, кроме ощущения себя носителями высшей справедливости? И, наконец, это демократия или диктатура, когда не подконтрольный никому БАГАЦ может отменить любой принятый Кнессетом закон или наложить запрет на любое решение правительства?

В Израиле даже в пределах «зеленой черты» уже 20 процентов жителей — арабы, которые ассоциируют себя с палестинскими арабами. Последние же хотят всю Палестину, а не только часть ее территории, которую им предлагает Израиль, и выражают это языком войн, интифад и террора.

Предположим, Нетаньяху удавалось успешно лавировать в ситуации, когда Обама был президентом США и вместе с ЕС оказывал давление на Израиль, добиваясь создания Палестинского государства. Но сегодня ситуация в мире стремительно меняется и, продолжая лавировать, можно «упустить историческую возможность», по выражению Йоси Дагана. А настоящий лидер должен обладать интуицией, пониманием исторической закономерности.

В чем суть исторического момента? Во второй половине прошлого века в послевоенной Европе и Америке укоренялось левое мировоззрение, основанное на антизападном, антикапиталистическом настрое, на признании величайших преступлений Запада в мировой истории. Постепенно негодование левых распространилось на всю белую расу, которую американская писательница Сьюзан Зонтаг назвала «раковой опухолью мировой истории». В любом уголке планеты стал прославляться всякий антизападный режим и, конечно, израильские левые оказались в этом потоке.

Вслед за успехом иранской революции, воспринятой левыми как восстание униженных и оскорбленных, направленное против капитализма Запада и Америки, ислам был объявлен путем к обретению справедливости, а классовая борьба перешла в джихад. Образ исламского мира как жертвы насилия империалистов стал разрастаться вплоть до признания ХАМАС и «Хизбаллы» прогрессивными социальными движениями левого лагеря.
Эта гиперактивность левых, которая вела к исламизации западного мира, построенного на иудео-христианских ценностях, начала вызывать всё более массовый протест. Успех Дональда Трампа в Америке объясняется ничем иным, как поддержкой этого протестного движения. Европа, где позиции левых более сильные по сравнению с Америкой, отстаёт, но движется по тому же пути. Необходимо отметить такую опасность: по мере усиления сопротивления левых будет идти радикализация правого протестного движения.

Израиль в силу особенностей своей демократии оказался на обочине этого мирового процесса выхода из-под власти левой элиты. В Израиле, как показано выше, представительские ветви власти (законодательная и исполнительная) находятся под пятой неизбираемой судебной власти и СМИ. Так исторически сложилось, что последние, как были, так и остались в руках левых.

В Израиле неизменно сокращается число людей, продолжающих верить в перспективы «мирного процесса» и создание «Нового Ближнего Востока». Но статус евреев, живущих на «территориях», по-прежнему остается незаконным, поскольку из-за поведения политической верхушки Израиля любая бумажка о праве на землю в руках араба приоритетнее в глазах левой международной общественности права еврея, живущего на этой земле.
Сможет ли Нетаньяху распространить израильский суверенитет на «территории» и донести до палестинцев мысль о том, что «это наша земля, а у вас нет и не будет шансов»? Либерман считает, что «все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию — болтовня. Когда Бегин решил распространить израильский суверенитет на Иерусалим и Голаны, он не обсуждал это в прессе, а просто взял и сделал. Так же и Бен-Гурион, понимая все опасности, все же решился провозгласить государство. А Либерман, наверное, знает, как никто другой, что Нетаньяху будет только пытаться сохранять статус-кво. (evreimir.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/08/obvineniya-v-antisemitizme-uzhe-ne-rabotayut-izrail-v-fokuse
Опубликовано 8 января 2017 в 09:22
Все новости

22.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами