• USD 59.07 -0.08
  • EUR 69.52 -0.37
  • BRENT 51.68

Пересменка в Белом доме заставляет ЕС нервничать: что говорила Могерини WSJ

Федерика Могерини. Иллюстрация: globalconflict.ru

Утром 15 декабря 2016 года основные российские информационные ресурсы вышли с сенсационным, как представлялось, заголовком, мол «Могерини заявила о возможном союзничестве РФ и ЕС против Трампа». Так в российских СМИ анонсировали интервью, данное накануне верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини американскому изданию The Wall Street Journal. В частности, российскими РИА Новости заявление Могерини было представлено следующим образом: «Евросоюз может объединиться с Россией, чтобы противостоять политике избранного президента США Дональда Трампа». «После смены администрации США Евросоюз и Россия могут занять общую позицию в противовес вероятной политике избранного американского президента Дональда Трампа, заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини», — написали «Известия».

Во второй половине дня на подобного рода «заявления», транслированные российскими СМИ, вынужден был отреагировать пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. В сказанном Песковым мы нашли только один рациональный момент: «о чем судить, если пока неизвестно, какую политику будет проводить Дональд Трамп».

В принципе, интервью Могерини не нуждалось в особом внимании российских СМИ под предложенным ими углом, хотя бы потому, что оно было дано ведущему американскому изданию, а, следовательно, адресовано американской общественности. Оно буквально значило: элиты Евросоюза солидарны с элитами США на почве неприятия Трампа. Евросоюз готов и дальше следовать евроатлантической линии.

Другое важное обстоятельство — интервью Могерини прозвучало накануне важного политического события Евросоюза — его заключительного в 2016 году саммита. В связи с этим событием Могерини хотела сказать американцам: во исполнение указаний президента Барака Обамы и следуя трансатлантической солидарности, Евросоюз на очередные полгода продлевает антироссийские санкции. Но это не значит, что Евросоюз готов следовать возможной спонтанной политике Трампа — конкретно в отношении Ирана. ЕС не согласен по возможному будущему требованию Трампа отменить соглашение с Ираном и, следовательно, вернуться к политике антииранских санкций. Короче, Могерини хотела сказать: мы готовы к переходной внешней политике от Обамы к Трампу, но мы не готовы к кардинальному повороту в ней по ключевой тематике. В общей повестке «возможного единства» ЕС и России Могерини назвала Иран, мирный процесс на Ближнем Востоке, с оговоркой «возможно» — роль ООН. Но за скобками заявленного остался самый главный конфликт ЕС и России по Украине. В связи с последним обстоятельством в интервью и упомянуто продление антироссийских санкций. Могерини заявила, что ЕС продолжит санкционную политику в отношении Москвы, независимо от позиции Трампа. Из-за этого нюанса на заявленное Могерини и не следовало обращать внимание. Могерини хотела показать американской общественности, что ЕС способен выстраивать собственную внешнюю политику, но в рамках лишь трансатлантического вектора. Создалось впечатление, что люди, подобные Могерини в Европе, совершенно не представляют какой-либо внешней политики ЕС без руководящих указаний Вашингтона, вне рамок американской гегемонии и общего трансатлантического курса.

Собственно, по тому, как все было сказано в интервью, и можно задаться вопросом по известной исторической аналогии: а кто собственно такая эта Могерини и сколько у нее дивизий? Странное интервью Могерини The Wall Street Jornal заранее продемонстрировало, что саммит ЕС не обещает быть простым, и главная проблема — это не просто разногласия среди государств-членов буквально по всем вопросам повестки, а коррекция ключевых основ внешней политики Евросоюза. Руководство Европы чувствует себя неуверенно перед перспективой новой политики Трампа.

Между тем, разрешение миграционного кризиса до сих пор не нашло согласованного решения в ЕС. Эта проблема обсуждалась на саммите. Ключевую роль в сдерживании мигрантов выполняет Турция, и соглашение с ней важно для Евросоюза. Однако турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган не получил истребованного им в пакете соглашения с ЕС безвизового режима. Главным вопросом остается, как соотнести с ценностями ЕС тесные отношения с турецким режимом, который становится все более авторитарным? Одни во главе с Германией полагают, что Турцию при решении с ней стратегически важных вопросов нужно по-прежнему заманивать калачом членства в Евросоюз. На этой основе Турции можно и должно будет предлагать новые инициативы по сотрудничеству. Другие с Австрией во главе предлагают, ссылаясь на ценности, быть честными с собой и Турцией, чтобы закрыть перед ней навсегда перспективу членства.

Политика расширения ЕС ставится под сомнение и на другом стратегическом — украинском направлении. На саммите пришлось решать судьбу соглашения об ассоциации с Украиной, заблокированного в процессе ратификации Нидерландами после референдума. Хотя референдум и не носил обязывающий характер, голландский премьер-министр Марк Рютте вынужден был проявить демократическую принципиальность. В качестве условия ратификации Голландией ассоциации ЕС с Украиной, Рютте потребовал письменных гарантий, и на саммите вопрос был согласован после некоторых трений. В принятой специальной декларации, дополняющей соглашение, оговаривается, что ассоциация «не предоставляет Украине статус страны-кандидата на вступление в Союз, а также не представляет собой обязательство для придания такого статуса Украине в будущем». Другой важный пункт — договор об ассоциации «не содержит обязательств» для государств-членов оказывать Украине военную помощь, и не обязывает страны ЕС предоставлять ей «дополнительную финансовую поддержку». И то, и другое является недвусмысленным политическим сигналом для Киева. Тактически соглашение об ассоциации спасено, но стратегически Евросоюз продемонстрировал, что он готов отказаться от важнейшего своего рычага «мягкой силы» в регионе — открытости для будущего членства своих соседей. Подобное соглашение можно трактовать, что Украина вообще никогда не получит статус кандидата на вступление в Евросоюз. Отказ от основополагающих принципов во имя технического решения проблем — вот основной итог состоявшегося саммита. По конкретному случаю было продемонстрировано, что, если нужно обойти волю граждан, то это будет сделано.

Поэтому в случившемся для России важно иное — Евросоюз продемонстрировал, что, поступившись принципами, он не готов отказаться от главного — от фактического контроля над Украиной. Техническая коррекция не препятствует текущей политике, хотя, разумеется, проблемы накапливаются.

По окончании саммита Рютте публично предупредил, что принятая на саммите декларация в отношении Украины не гарантирует ратификации соглашения об ассоциации с Украиной в голландском парламенте. Очевидно, что голосование там могут перенести на срок после выборов. Лидер Партии свободы Герт Вилдерс заранее грозит вынести на голосование вопрос о вотуме недоверия правительству в случае положительного результата голосования по Украине в парламенте, но подобные угрозы при нынешнем раскладе сил имеют чисто риторическое значение. Похоже, что ассоциация спасена.

Пока что еще раз было подтверждено, что ассоциация ограничивает европерспективу Украины, и соглашение с ней превращается без всяких двусмысленностей в соглашение о торговых преференциях ЕС за украинский счет. Правящий режим в Киеве вполне согласен с подобной перспективой. Для того, чтобы подсластить пилюлю, Европейский совет 15 декабря на саммите одобрил введение безвизовых поездок для граждан Украины в страны Евросоюза. Правда, следующая инстанция — Европарламент перенес голосование по безвизовому режиму на апрель 2017 года. Брюссель и Берлин пытаются сохранить это средство в качестве рычага для возможного давления на Киев.

В отношении России накануне саммита было продемонстрировано единство несущей франко-германской оси Евросоюза. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд заявили о том, что на саммите они предложат на очередные полгода продлить санкции против России под предлогом невыполнения минских соглашений. Вопрос о санкциях был согласован с американцами во время последнего визита Обамы в Берлин, и европейцы выполнили свою часть домашнего задания. Однако предложения расширить режим санкций под предлогом российских действий в Сирии при штурме Алеппо было отвергнуто на самом высоком уровне ЕС, хотя в итоговой декларации на Россию недвусмысленно возлагается доля ответственности за нападения на гражданских лиц и больницы в Алеппо.

Пока что прошедший в Брюсселе саммит продемонстрировал, что Европейский союз по-прежнему консолидирован на антироссийской основе в рамках прежнего евроатлантического вектора. Однако с санкциями и общей линией ЕС в украинском кризисе не все так просто, что накануне саммита продемонстрировали консультации по телефону относительно газового транзита между Меркель и Путиным. Накануне саммита Украина решила прибегнуть к шантажу, пригрозив ЕС устроить зимние трудности европейскому газовому транзиту через свою территорию. Остается не ясным, чего добивается Киев, затрагивающий столь болезненную тему для Евросоюза. Очевидно, что разъяснения на этот счет могут последовать только после пересменки в Белом доме в Вашингтоне.

Следующий саммит Евросоюза пройдет уже при президенте Трампе, и европейцы заранее испытывают неуверенность на этот счет.

Европейская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/16/peresmenka-v-belom-dome-zastavlyaet-es-nervnichat-chto-govorila-mogerini-wsj
Опубликовано 16 декабря 2016 в 12:32
Все новости

22.08.2017

Загрузить ещё
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами