• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.68

У российских нефтегазовых лидеров обострилась экологическая конкуренция

Игорь Сечин, Вагит Алекперов и Алексей Миллер. Фото: marketsignal.ru

В преддверии старта федерального Года экологии лидеры отечественного нефтегазового комплекса стремятся продемонстрировать растущую роль природоохранных аспектов своей деятельности, что, безусловно, способствует улучшению их публичного имиджа. Опубликованные в конце минувшей недели результаты третьего рейтинга экологической ответственности нефтегазовых компаний РФ показали, что средние по отрасли показатели экологичности растут, становясь новым фактором конкуренции между ее лидерами. В то же время до полной прозрачности в этой сфере российскому ТЭК еще очень далеко — например, достоянием общественности становится лишь ничтожная часть данных о разливах нефти, а игроки второго порядка нередко вообще сторонятся какой-либо публичности. В течение Года экологии правительство будет продвигать ряд инициатив, ужесточающих природоохранное законодательство, однако они могут натолкнуться на противодействие нефтегазового лобби, поскольку экономический кризис делает реализацию этих мер все более затратной.

«Газпром» опередил «Роснефть»

По оценке составителей рейтинга экологической ответственности нефтегазовых компаний РФ — российского отделения Фонда дикой природы (WWF), консалтинговой группы Creon Energy и Национального рейтингового агентства (НРА), появление этого исследования открыло новый этап развития отечественного ТЭК. Открывая презентацию третьего рейтинга, состоявшуюся в Москве 9 декабря, директор по природоохранной политике WWF России Евгений Шварц вспомнил, что еще в начале прошлого десятилетия, когда фонд занимался созданием аналогичного исследования в лесопромышленном комплексе, об экологическом рейтинге в нефтегазовой сфере можно было только мечтать. И если первый нефтегазовый рейтинг вызывал у представителей этого рынка определенный скепсис, то в преддверии составления второго и третьего они сами весьма активно включились в процесс. По словам руководителя департамента суверенных и региональных рейтингов НРА Александра Пахалова, в ходе проведения третьего исследования в диалог вступили 15 компаний из 21, представленной в рейтинге. В общей сложности от ведущих нефтегазовых компаний страны поступило более 50 предложений по доработке методологии, что говорит о высоком уровне обратной связи между авторами и участниками исследования.

Первое место в рейтинге-2016 получила компания «Сахалин Энерджи» — оператор шельфового проекта «Сахалин-2», которая в предыдущем исследовании занимала третью строчку. Второе место удалось сохранить «Газпрому», а на третьем оказался «Сургутнефтегаз» — лидер первых двух рейтингов. Несмотря на то, что в абсолютном измерении «Сургутнефтегаз» повысил свой индекс на 0,1 балла, этого оказалось недостаточно, чтобы удержаться на первом месте, поскольку «Сахалин Энерджи» и «Газпром» показали более уверенный рост общего индекса.

Заметно поднялись в рейтинге и компании, занявшие 4−8 места: «ЛУКойл», «Салым Петролеум Девелопмент» (совместное предприятие концерна Royal Dutch Shell и «Газпром нефти» по разработке Салымской группы нефтяных месторождений в Западной Сибири), «Эксон Нефтегаз Лимитед» (оператор проекта «Сахалин-1»), «Новатэк» и «Газпром нефть». Всем этим компаниям удалось опередить «Роснефть», которая год назад получила лишь седьмое место, а теперь и вовсе оказалась на девятом. Индекс экологичности крупнейшей нефтедобывающей компании страны в сравнении с прошлогодним рейтингом снизился всего на 0,0014 балла, но и эта мизерная потеря стоила «Роснефти» сразу шести позиций. «Башнефть», недавно присоединенная к «Роснефти», снизила индекс на 0,1 балла и в итоге оказалась на 14 строчке рейтинга.

В целом авторы рейтинга отметили, что средний балл исследования постоянно повышается, и это, безусловно, свидетельствует о росте внимания нефтегазовых компаний к экологическим аспектам своей деятельности и стимулирует улучшение отдельных показателей, принимаемых в расчет при составлении рейтинга. К примеру, за 2013−2015 годы средние удельные выбросы в атмосферу вредных веществ по отрасли снизились с 3,82 до 2,09 килограмма на тонну условного топлива, а среднее удельное водопотребление — с 2,03 до 1,85 кубометров.

Одной из главных мотиваций для повышения своего места в рейтинге для многих его участников стал предстоящий Год экологии, объявленный российским правительством. Нефтегазовый комплекс в программе его мероприятий занимает довольно весомое место — в частности, запланированы крупные мероприятия по проблеме нефтеразливов на шельфе Арктики с участием федеральных министерств и нефтегазовых компаний, к Году экологии приурочен ряд работ по модернизации предприятий ТЭК и т. д. Кроме того, рейтинг уже используется на международном уровне — в сентябре он был представлен на Всемирном конгрессе Международного союза охраны природы.

Одновременно нефтегазовые компании прощупывают возможности монетизации результатов рейтинга. «Инвесторы сегодня стараются вкладывать в экологичный бизнес. Экологичность бизнеса являются критерием его успешности, о чем говорят аудиторы», — отметил руководитель НРА Виктор Четвериков. Поэтому ряд компаний уже включает данные о позиции в рейтинге в свою официальную отчетность, что также работает на повышение их индексов экологичности, поскольку составители рейтинга работают исключительно с публичной информацией. Если в 2013 году нефинансовую отчетность, соответствующую международным требованиям в области устойчивого развития GRI, готовила только компания «Зарубежнефть», то в 2015 году это делали уже 9 крупных нефтегазовых компаний РФ.

Скрытая сторона «зеленого» пиара

О том, что лидеры российского ТЭК проявляют растущий интерес к экологическому рейтингу, косвенно свидетельствует и ряд уловок, к которым прибегают компании, чтобы увеличить свой индекс. Например, составители рейтинга обнаружили, что в ряде случаев информация, опубликованная по их запросу на официальных сайтах компаний, затем исчезает в неизвестном направлении, в связи с чем в следующем рейтинге планируется ввести штрафные санкции за подобные случаи.

Но такие хитрости — это лишь сравнительно мелкие и легко решаемые вопросы на фоне тех системных экологических проблем, которые сохраняются в нефтегазовой отрасли и которые едва ли можно решить в рамках правительственного Года экологии. Собственно, их обсуждение и заняло основную часть презентации рейтинга экологической ответственности.

Один из критериев, свидетельствующий о том, что экологическая прозрачность российского ТЭК по-прежнему низка, — это степень осведомленности общественности об аварийных ситуациях в отрасли. Например, представитель проекта «СКАН-Интерфакс» (система мониторинга СМИ) сообщил, что в 2015 году, согласно данным Минприроды РФ, в России произошло более 2500 разливов нефти, но отражение в прессе нашли только 2% из этих случаев. Некоторые из них становятся достоянием гласности почти случайно. В частности, в июле 2015 года экологи обнаружили разлив из магистрального трубопровода в Сургутском районе Ханты-Мансийского автономного округа, который, предположительно, произошел пятью месяцами ранее. Зимой площадь разлива была всего один гектар, но паводок поднял находившиеся на земле нефтепродукты, и в результате площадь разлива достигла внушительных 15 га.

Особые нарекания экологов вызывает деятельность небольших независимых нефтегазовых компаний, которые чаще всего ведут очень закрытый бизнес. Руководитель Арктического проекта «Гринпис России» Оганес Таргулян в качестве примера привел проект строительства крупного нефтяного терминала в устье Енисея компанией «Альянс ННК», занявшей в последнем рейтинге экологичности 18 место (в апреле прошлого года ее бенефициаром был объявлен бывший вице-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов). «Строительство ведется абсолютно непрозрачно, без взаимодействия с общественностью. Компания очень агрессивно себя повела, когда мы попытались инициировать оценку возможного ущерба через правительство Красноярского края», — констатировал Таргулян, призвав инвесторов делать выводы о деятельности компаний-аутсайдеров экологического рейтинга. Примечательно, что в «хвосте» двух последних рейтингов (16−21 место) оказываются одни и те же компании, демонстрирующие фактически нулевую динамику рейтинга экологичности.

Впрочем, представитель «Гринписа» не оставил без внимания и крупные нефтегазовые компании, отметив, что высокие места в рейтинге — это не индульгенция, поскольку экологическая ситуация в разных подразделениях ведущих холдингов может существенно отличаться. В подтверждение этого мнения можно вспомнить о серии крупных пожаров на крупном газохимическом предприятии «Ставролен» (входит в структуру «ЛУКойла») в Ставропольском крае — за последние пять лет завод горел дважды, что вызывало немалую обеспокоенность общественности.

Кризисный ответ нефтяного лобби

Для российского правительства Год экологии станет поводом инициировать ряд поправок, ужесточающих природоохранное законодательство, и в нефтегазовой сфере эти усилия уже вполне заметны. В частности, власти намерены усилить штрафные санкции за отказ от предоставления или искажение информации о фактах разлива нефти и нефтепродуктов. Сейчас Минприроды РФ предлагает внесение поправок в Административный кодекс, предполагающих увеличение штрафов до 1 млн рублей, хотя для крупных нефтегазовых компаний такие суммы выглядят каплей в море.

По мнению председателя совета директоров Creon Energy Фареса Кильзие, проблему низкой доступности информации о нефтяных разливах осложнил экономический кризис: «Большинство происшествий вызвано коррозией стальных труб без антикоррозийной защиты, из которых изготавливаются промысловые нефтепроводы. Без порывов они могут служить не более 15−20 лет, в то время как их средний возраст в России, по оценке Greenpeace, составляет 30−35 лет. Выходом может быть модернизация промысловой сети нефтепроводов, однако для этого потребуется 1,3 триллиона рублей, по оценке Минприроды». В одиночку, полагает Кильзие, компаниям будет сложно профинансировать такие расходы, тем более что для них сегодня первостепенную важность имеют затраты на поддержание докризисного уровня добычи. Например, «Роснефть» в 2015 году увеличила проходку в эксплуатационном бурении на 36% и ввела в эксплуатацию 1839 новых скважин на своих месторождениях (плюс 15% к 2014 году). Выходом из ситуации, по мнению Кильзие, могло бы стать частно-государственное партнерство — создание правительством и участниками отрасли фонда, из средств которого бы оплачивались расходы по замене промысловых труб.

Еще одним последствием кризиса для российской нефтегазовой отрасли стало замедление темпов прироста переработки попутного нефтяного газа (ПНГ). В свое время решение государства с помощью системы стимулов и штрафов вынудить нефтяников перерабатывать попутный газ, а не сжигать его, стало принципиальным шагом в сторону роста экологичности отрасли. Высокие результаты ряда компаний, достигнутые в этом направлении, нашли прямое отражение в рейтинге экологичности — в частности, «Сургутнефтегаз» утилизирует уже более 98% ПНГ. Однако из-за кризиса первоначальная динамика в целом по отрасли резко снизилась. Если с 2013 по 2014 годы коэффициент утилизации ПНГ увеличился, согласно расчетам WWF России, сразу с 78,9 до 84,9%, то в 2015 году прирост составил лишь один процентный пункт. А по данным космического мониторинга Глобального партнерства Всемирного банка по сокращению сжигания ПНГ, в абсолютном выражении объем сжигаемого в факелах газа увеличился с 19 до 20 млрд кубометров.

«В условиях кризиса вложения в проекты по утилизации нефтяного газа для участников отрасли обременительны, равно как и штрафные платежи за сверхнормативное сжигание ПНГ в факелах. Достичь к 2020 году 95-процентной утилизации ПНГ, как это планирует Минэнерго РФ, будет сложнее», — прогнозирует Фарес Кильзие. Еще в феврале прошлого года руководители пяти нефтяных компаний («ЛУКойл», «Газпром нефть», «Сургутнефтегаз», «Башнефть», «Татнефть») в письме к президенту предложили снизить коэффициенты расчета штрафов, однако правительство навстречу нефтяникам не пошло. В итоге отрасль просто сократила инвестиции переработку ПНГ — на 15% в течение 2015 года, по оценке Минприроды.

Очевидно, что давление на «грязные» отрасли не ослабнет и после того, как Год экологии будет завершен. Сейчас обсуждаются планы по созданию рейтингов экологичности в горнодобывающей промышленности, энергогенерации, нефтепереработке, а формализованные и посчитанные экологические индексы постепенно становятся значимыми критериями оценки эффективности компаний наравне с финансовыми показателями. «Достучаться» до нефтегазовых компаний общественникам и консультантам оказалось вполне реально, теперь важно обеспечить регулярное взаимодействие с властями — как минимум, в форме живого их присутствия на ключевых мероприятиях. Презентация последнего рейтинга экологической ответственности нефтегазовых компаний, к сожалению, прошла без них, хотя в программе мероприятия были заявлены министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской и замминистра энергетики Кирилл Молодцов, ограничившийся официальным письмом к участникам мероприятия. Возможно, презентация следующего рейтинга вызовет у чиновников больше энтузиазма к личному присутствию, поскольку ее предполагается провести через год в Берлине.

Николай Проценко

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/12/u-rossiyskih-neftegazovyh-liderov-obostrilas-ekologicheskaya-konkurenciya
Опубликовано 12 декабря 2016 в 13:09
Все новости

20.08.2017

19.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами