• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Президент, шаман и скандал, накрывший Южную Корею

Пак Кын Хе. Фото: politrussia.com

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе отказалась встречаться с прокурорами, которые хотели ее допросить. Адвокат Ю Ён Ха заявила, что президенту приходится иметь дело с «быстро меняющейся ситуацией», поэтому времени на разговоры с прокурорами у нее нет.

Межрейтинговая пропасть

Пак Кын Хе пришла к власти четыре года на волне обещаний переделать крупнейшие семейные компании страны. Сейчас президента обвиняют в вымогательстве у этих самых корпораций миллионов долларов. Скандал и не собирается стихать, на что, очевидно, надеялась Пак и ее люди, и все больше парализует жизнь в стране.

В штаб-квартиры крупных компаний, начиная от Samsung и заканчивая Lotte, причем, (в некоторые не раз — к Samsung, например, уже трижды) наведывались с обысками следователи. Главному помощнику президента предъявлены обвинения в злоупотреблении властью. Что же касается самой Пак Кын Хе, то она из последних сил отбивается от попыток прокуроров прояснить ее роль в этой драме.

Скандал проходит на глазах у широкой публики. Каждый день приносит новые обвинения одно экзотичнее другого. Например, оппозиция утверждает, что в президентской резиденции — Голубом дворце с благословения хозяйки проходили шаманские ритуалы. Южнокорейскому лидеру пришлось даже отрицать, что она является членом религиозного культа.

Конечно, коррупцией Южную Корею не удивишь. Пять из шести демократически избранных президентов оказались замешаны в скандалах. На допросы часто вызывают и глав семейных корпораций. Им угрожают многочисленные судебные процессы. Все это корейцам, действительно, хорошо знакомо, но все же у нынешней саги иной размах.

Южная Корея сейчас столкнулась с тем, что эксперты называют «осложненным кризисом». Во время слабого роста экономики, усиливающегося геополитического напряжения и целого набора серьезных проблем с чеболами страна оказалась фактически без лидера и в состоянии усиливающегося хаоса.

«В Южной Корее полномасштабный кризис, — считает профессор политологии сеульского университета Ёнсе Мун Чунг Ин.- У нас объединились и переплелись политический, геополитический и экономический кризисы… и при этом нет руководства, которое могло бы залатать пробоины и повести общество вперед».

На юге Корейского полуострова растет убеждение, что первый южнокорейский президент в юбке потерял мандат на управление государством и что ей не хватает сил или убежденности проводить реформы, которые она обещала во время предвыборной кампании в 2012 году.

Попадание в историю Пак Кын Хе себе уже гарантировала. Ее рейтинг опустился до 4%. Между сегодняшним рейтингом и рейтингом 2013 года, который составлял 63%, целая пропасть. К такому коллапсу привели обвинения в том, что она слишком полагалась на близкую подругу Цой Сун Силь, которая влияла на принятие президентских решений, а также писала или редактировала ее выступления и придумывала политические идеи.

Прибыльная «культура»

20 ноября прокуратура предъявила Цой несколько обвинений, включая обвинение в вымогательстве 69 млн долларов у крупнейших южнокорейских компаний. После того, как Пак стала президентом, Цой при помощи связей заставила администрацию Сеульского университета принять дочь и ставить ей хорошие оценки несмотря на то, что она крайне редко посещала занятия.

В 2014 году президент велела своим помощникам попросить Hyundai Motor Company подписать контракт с поставщиком запчастей, который принадлежал одному из друзей Цой. Ее «откат» составил 44 тыс. долларов.

В июле прошлого года Цой Сун Силь узнала о визите китайского премьера Ли Кэцяна в Сеул и сразу увидела многообещающие возможности. Она вновь воспользовалась связями с президентом и уговорила Голубой дом открыть два культурных фонда: Mir и K-Sports, которые могут подписывать соглашения с китайскими партнерами. Цой составила для них бизнес-планы. В течение нескольких месяцев они выманили у чеболов типа Samsung, Hyundai и LG миллионы долларов якобы на развитие связей с Китаем.

В феврале уже этого года опять же по распоряжению Пак Кын Хе президентский помощник попросил Hyundai заключить контракт с рекламным агентством Цой. Ее компания заработала на этом 780 тыс. долларов.

Двое помощников президента помогали Цой Сун Силь выбивать деньги из корпораций, опасающихся «наездов» налоговиков и прочих «прелестей», которые могут организовать власти. Они были вынуждены заказывать услуги у компаний, которые принадлежали Цой. Так Samsung подписал с ее компанией контракт на оказание услуг на 3 млн долларов.

Деньги шли на финансирование роскошного образа жизни Цой Сун Силь и дорогое увлечение ее дочери конным спортом. Цой живет в фешенебельном районе Сеула. Оппозиционные СМИ не преминули заметить, что на допрос в прокуратуру она явилась в туфлях Prada.

Пак Кын Хе также обвиняют в том, что она передавала секретную информацию, например, о назначениях на высокие посты в правительстве подруге, которая не только не имела доступа к такой информации, но и вообще не имела опыта политической деятельности.

Суд на Цой Сун Силь по обвинению в вымогательстве и других преступлениях начнется в декабре.

Королева и ведьма

Многих корейцев настораживает роль неортодоксальных религиозных культов в жизни корейского общества. Корейцы в большинстве — христиане, но в стране существует благодатная почва для мессианских личностей типа преподобного Мун Сон Мёна.

Один из демонстрантов, выходящих по субботам на столичные улицы требовать отставки президента, объяснил своим маленьким детям, что они пришли наказать королеву, которая плетет заговоры с ведьмой. Влияние Цой было настолько сильным, что Корею в последнее время даже стали называть Республикой Сун Силь.

Корейская пресса изображает Цой шаманской фигурой, влиявшей на политику правительства по самому широкому кругу вопросов. Пак, конечно, отрицала какое бы то ни было шаманское влияние, но призналась, что подруга помогла ей написать и отредактировать несколько выступлений.

Корни этой странной дружбы уходят в давнюю историю. Пак Кын Хе было всего 9 лет, когда ее отец Пак Чон Хи захватил власть в результате военного переворота в 1961 году. Пака старшего корейцы несмотря на очень жесткое правление и политические репрессии вспоминают добрым словом, потому что именно он стоял у истоков южнокорейского экономического чуда. Пак вела замкнутую жизнь в католических школах и Голубом доме, обязанном своим названием 150 тыс. голубых плиток на крыше. У первой дочери Кореи была своя охрана, которая ограждала ее от всех контактов. Пак Кын Хе назвала Голубой дворец в автобиографии «очень мрачным домом, полным запретов», а жизнь под неусыпным надзором она считала «удушающей».

«Со стороны может показаться, что жизнь дочери президента похожа на жизнь принцессы, — писала президент.- Только вот для нее самой это может быть тюрьмой».

После окончания колледжа 22-летняя Пак Кын Хе отправилась учиться во Францию, но после трагической смерти матери Юк Ён Су вернулась домой и заняла опустевшее место первой леди. Чуть позже на сцене появился бывший буддистский монах Чхве Тэ-мин, основавший Церковь вечной жизни и провозгласивший себя мессией. Он заявил, что общался с Юк во сне, и быстро завоевал доверие дочери, которое переросло в долгую и крепкую дружбу.

26 октября 1979 года Пак Кын Хе стала круглой сиротой. В тот день Пака Чон Хи застрелил за ужином в президентской резиденции директор Национального агентства разведки Ким Джэ Гю. Мотив громкого убийства так и остался неясен, но на допросах главный южнокорейский разведчик однажды заявил, что ему очень не нравилось, какое влияние оказывает на Пак Кын Хе отец Цой.

С Чхве Тэ-мином Пак поддерживала тесные контакты до его смерти в 1994 году. В 1998 году она вернулась к общественной жизни и стала членом Национальной ассамблеи (парламента). В 2004 году Пак возглавила консервативную партию Сэнури, а еще через 8 лет победила на президентских выборах.

К слову, когда Пак Кын Хе неудачно попыталась в 2007 году выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах, соперники воспользовались ее дружбой с отцом Цой и самой Цой. Они писали, что она попала под контроль «корейского Распутина», который полностью овладел ее душой и телом в годы, когда формировался ее характер и личность.

Дочь основателя Церкви вечной жизни, похоже, унаследовала от отца влияние над Пак Кын Хе и продолжила семейный бизнес — личное обогащение при помощи Пак. Впрочем, Цой тоже изредка помогала высокопоставленной подруге. Ее бывший водитель, например, рассказал газете Segye Ilbo, что однажды, в конце 90-х, привез Пак чемодан с деньгами для финансирования избирательной кампании в парламент.

Подруг видели на религиозных мероприятиях, которые устраивала Цой. 64-летняя Пак называла ее очень близкой подругой, которая помогла ей преодолеть тяжелые времена одиночества после того, как она отдалилась от брата с сестрой.

«Я жила совсем одна, — объяснила президент соотечественникам в октябре.- Мне никто не помогал в личных делах. Поэтому я обратилась за помощью к Цой, которую давно знаю».

В начале 2013 года несколько чиновников пытались бить тревогу по поводу странной дружбы между Пак Кын Хе и Цой Сун Силь. Для них это закончилось плачевно. Всех уволили, а одного даже посадили в тюрьму.

Правительство и народ в заложниках

В преступной схеме Цой Сун Силь, утверждают прокуроры, Пак Кын Хе была не пассивной свидетельницей, а активной соучастницей. Президент, естественно, все обвинения в свой адрес отрицает. Она извиняется перед корейцами лишь за то, что чересчур сильно доверилась старой подруге. Что же касается обвинений в коррупции, то президентский адвокат назвала их «идеологическими спекуляциями с полным игнорированием объективных доказательств».

Еще каких-то пару месяцев назад Цой была известна лишь в узких кругах. Сейчас ее имя известно всем 50 млн жителей Южной Кореи. Большинство корейцев считают, что Пак скомпрометировала себя дружбой с Цой и недостойна занимать высший пост в государстве. Они выходят по субботам на улицы городов с требованием отправить президента в отставку. На данный момент состоялось пять массовых акций протеста. Особенно многочисленной была демонстрация в прошлую субботу в Сеуле, когда вблизи Голубого дворца собрались сотни тысяч человек. Свечами, смартфонами и специальными фонариками-лампочками они залили темную улицу морем света. Зажженные свечи — главная форма проявления недовольства корейцев с начала 2000-х годов. Свечи полностью изменили протестную культуру в стране. Если раньше Южная Корея «славилась» кровавыми столкновениями между демонстрантами и полицией, то последние полтора десятилетия демонстрации носят преимущественно мирный характер.

Нынешние протесты и не думают ослабевать. Многотысячные демонстрации по субботам явно продолжатся. Скандал получился таким громким, потому что он не только напомнил корейцам о коррупции и непрозрачности в стране, но и вернул страхи и тревогу за завоеванную с таким трудом демократию.

«Наступил критический момент, — считает Ким Джий Юн, политолог Института политических исследований Асан. — То, как страна выйдет из этой сложной ситуации, определит путь дальнейшего развития корейской политики».

«Не могу припомнить такого же сложного времени, как нынешнее, — соглашается с Кимом бывший глава правительственной Комиссии по оказанию финансовых услуг Юн Кван Ву.- Еще до того, как стала известна история с президентом, у нас была комбинация кризисов в сфере безопасности и экономике. Сейчас к ним добавился еще и политический кризис, который включает в себя и крупнейшие корпорации».

Опасения за демократию усилились после того, как президент отказалась встречаться с прокурорами, хотя раньше и обещала ответить на их вопросы. Одна из консервативных газет даже написала, что она «держит правительство и народ в заложниках».

Сейчас Пак обладает юридическим иммунитетом, но уже на следующий день после отставки ее можно будет привлечь к судебной ответственности, в том числе и к уголовной.

Несмотря на многотысячные демонстрации и четырехпроцентный рейтинг Пак Кын Хе крепко держится за свое кресло. Она, очевидно, решила, что двух публичных извинений по национальному телевидению, произнесенных для большей убедительности со слезами в голосе и на глазах, и увольнения 10 старших советников, а также замены премьер-министра и министра финансов достаточно. Похоже, Пак надеялась досидеть пусть и в незавидном качестве хромой утки до истечения своего первого и единственного по конституции пятилетнего президентского срока, т. е. до февраля 2018 года, но вновь просчиталась. По одному из опросов, 80% южных корейцев поддерживают импичмент. Пресса в основном тоже на стороне его сторонников.

«Президент не намерена уходить в отставку, люди бунтуют на улицах, а правительство парализовано, — цитирует New York Times Ву Сон Хо, одного из лидеров главной в стране оппозиционной партии — Демократической.- У нас нет иного выхода, кроме импичмента».

У оппозиции в Национальной ассамблее в общей сложности 165 депутатов (Демократическая партия — 121, Народная партия — 38, Партия справедливости — 6). По конституции для начала процедуры импичмента под петицией необходимо собрать подписи как минимум 151 депутата 300-местного парламента.

Голосование по импичменту должно пройти до 9 декабря. Оппозиции потребуется не менее двух третей голосов, т. е. за уход Пак Кын Хе должны проголосовать как минимум 200 депутатов. Вместе с шестью независимыми парламентариями число сторонников импичмента увеличивается до 171 депутата, но этого недостаточно для того, чтобы набрать две трети голосов. Тем не менее, надежды у оппозиции сохраняются. Оппозиционеры надеются на раскол в правящей партии Сэнури, у которой 125 мест в парламенте.

Переманить в свой лагерь три десятка депутатов Сэнури непросто, но возможно. Многие однопартийцы возмущены поведением президента не меньше оппозиционеров. В этом отношении показательна позиция бывшего председателя партии Ким Му Суна, который в ходе избирательной компании четыре года назад возглавлял штаб Пак, а сейчас поддерживает импичмент и утверждает, что она «предала народ и нашу партию».

Если сторонники импичмента Пак Кын Хе наберут 200 голосов, то президент до решения Конституционного суда отстраняется от власти, а его обязанности временно будет исполнять премьер-министр. По иронии судьбы, временным главой Южной Кореи может стать Хван Гёан, которого президент недавно неудачно попыталась заменить. Новая кандидатура главы правительства не получила одобрения в парламенте. Парламентарии обиделись на Пак за то, что она приняла решение без консультации с ними.

Конституционному суду на принятие решения по импичменту дается шесть месяцев. За отстранение Пак Кын Хе от должности должны проголосовать 6 из 9 судей, но дело в том, что как раз две трети судей в высшем судебном органе Южной Кореи считаются консерваторами по политическим убеждениям.

Нечто подобное произошло 12 лет назад с президентом Но Му Хёном. В 2004 году парламентарии решили отправить его в отставку, но Конституционный суд после двухмесячных размышлений постановил, что нарушение закона — участие президента в избирательной кампании на стороне одной из партий является недостаточно серьезным для отставки. Конечно, нарушения, допущенные Пак Кын Хе, значительно серьезнее. Достаточно сказать, что ее имя встречается на 29 из 33 страниц обвинительного заключения прокуратуры в отношении Цой.

На этой неделе Пак Кын Хе неожиданно намекнула на возможность отставки, но обставила ее множеством условий. В случае отставки по конституции необходимо в течение 60 дней провести парламентские выборы.

Даже если оппозиции удастся отправить Пак в отставку, у левых нет гарантии победы их кандидата на президентских выборах. Согласно опросам фаворитом сейчас является бывший лидер Демократической партии и главный соперник Пак на выборах 2012 года Мун Чжэ Ин, но его перевес над генсеком ООН Пан Ги Муном, через месяц покидающим свой пост, и основателем Народной партии Ан Чхоль Су слишком незначителен.

Хромающая экономика

Импичмент может затянуться на полгода. Между тем, южнокорейская экономика уже сейчас начинает ощущать на себе негативные последствия скандала. Оппозиция считает, что процесс отрешения Пак Кын Хе от должности президента необходимо ускорить. При этом приводится неутешительный пример Бразилии. Там импичмент Дилмы Русефф затянулся на год. За это время бразильская экономика еще глубже сползла в рецессию.

По объему ВВП экономика Южной Кореи занимает 11 место на планете. В третьем квартале она выросла в пересчете на год на 2,7%. В предыдущие три месяца рост был ощутимее — 3,3%. Аналитики ожидают дальнейшего замедления роста, потому что такие ключевые отрасли промышленности, как кораблестроение, находятся сейчас в процессе глубокой реорганизации. Экспорт, дающий Сеулу 45% ВВП, в октябре снизился по сравнению с показателем годичной давности на 3,2%. В сентябре падение было еще сильнее — 5,9%.

Свою предвыборную кампанию Пак Кын Хе провела под лозунгами реформ в экономики. Она обещала избирателям уделять больше внимания стартапам и реформировать громоздкие чеболы.

В глазах южнокорейских лидеров семейные корпорации — слишком велики, чтобы позволить им обанкротиться. Президенты чеболов регулярно прибегают к президентским помилованиям. Пак, с одной стороны, старается как можно реже миловать нарушивших законы бизнесменов, но с другой, она выполнила лишь небольшую часть обещанных перед президентскими выборами реформ.

«Правительство Пак не только не реформировало экономику, но и не сумело справиться с такими важными проблемами, как долги домашних хозяйств», — считает Сео Бо Кьюн, политолог из университета Соганг.

К середине этого года долг домашних хозяйств вырос до рекордных 1,15 трлн долларов. По этому показателю Южная Корея на восьмом месте в мире. Пострадали и ряд мировых южнокорейских брендов. Например, транспортная компания Hanjin Shipping объявила в августе о банкротстве и тем самым вызвала хаос в отрасли. Многие верфи массово увольняют рабочих, чтобы избежать такой же участи.

Крупная неудача поджидала в этом году и Samsung Electronics. Его новые смартфоны Galaxy Note 7, которым прочили блестящее будущее, неожиданно начали загораться. Модель пришлось срочно убирать из магазинов. Потери превысили 5 млрд долларов.

Проблемы в экономике сильно зависящей от экспорта Южной Кореи усилили и новые протекционистские меры двух ее крупнейших партнеров: Китая и США, на которые приходится около 40% экспорта страны. Пекин очень недоволен планами Сеула разместить на своей территории американские баллистические ракеты. Противоракетная система Thaad официально предназначена для защиты Сеула от КНДР, которая провела в сентябре пятые ядерные испытания. Однако в Пекине боятся, что американцы нанесут удар по их территории.

Вскоре после объявления о размещении ракет южнокорейским актерам и музыкантам, собиравшимся на гастроли в Поднебесную, сообщили, что их там не ждут. Акции ведущих групп в шоу-бизнесе резко упали на страхах дальнейших ограничений в торговле, которая уже и так сильно сократилась из-за замедления экономического развития Китая.

Еще больше тревожит корейцев Дональд Трамп, ставший президентом США. Финансовые чиновники в Сеуле после его победы предупредили банки готовиться к внешним потрясениям, а Голубой дворец срочно созвал заседание совета национальной безопасности.

Избрание Трампа несет для Южной Кореи и другие опасности. Страну защищают от провокаций северных корейцев 28,5 тыс. американских солдат. Новый президент США уже намекнул, что может их вывести. Слова миллиардера, который через полтора месяца возглавит мировую супердержаву, шокировали многих корейцев.

По мнению профессора университета Ёнсе Ганса Шаттла, политический кризис в Сеуле создал вакуум в руководстве, который может отрицательно отразиться на международных амбициях Южной Кореи.

«Самая большая проблема с внутренним скандалом состоит в том, сможет ли Пак достойно представлять страну на международной арене, — говорит он.- Сможет ли она и дальше быть голосом или лицом Южной Кореи? Если она лишилась внутренней легитимности, то это обязательно отразится на международных делах».

Новое начало

Многие корейцы пытаются искать утешение в том, что Южной Корее не привыкать к скандалам. Бурные потрясения происходят примерно с двадцатилетней периодичностью. Последним был финансовый кризис в Азии в 1997 году.

После каждого кризиса дела на юге Корейского полуострова всегда улучшались, считает профессор Корейского университета Ким Ву Чан. Переворот в 1961 году, например, привел к большим переменам в слабой экономике, а убийство в 79-м Пак Чон Хи — к ориентированному на рынки развитию. Кризис 1997 года заставил чеболы изменить систему управления и уменьшить опору на долги.

Многие корейцы надеются, что и нынешний кризис оздоровит демократию и даст стране сильного лидера, который сможет провести политические, экономические и корпоративные реформы.

Аналитики считают, что Пак Кын Хе сейчас пытается выгадать время, мешая расследованию, и надеется, что шум стихнет или что Национальная ассамблея или «правый» Конституционный суд не объявят ей импичмент.

«Она будет сидеть и никуда не уйдет, даже если все 50 млн граждан Южной Кореи выйдут на улицы и потребуют ее отставки, — заявил журналу Sisa Journal бывший премьер-министр Ким Джон Пхиль, кстати, родственник Пак. — Если она что-то решила, никому не удастся сдвинуть ее с места!».

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/01/prezident-shaman-i-skandal-nakryvshiy-yuzhnuyu-koreyu
Опубликовано 1 декабря 2016 в 13:21
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Декабрь 2016
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами