• USD 63.41 +0.18
  • EUR 68.28 +0.21
  • BRENT 53.09 +0.17%

Историк: Россия потеряла интерес к государствам Прибалтики

Владимир Симиндей. Фото с личной страницы в соцсети.

Фонды «Достоверная история» и «Историческая память» провели в Пскове экспертный круглый стол «Россия и Эстония: что мешает взаимопониманию прошлого и настоящего?» Один из участников этого мероприятия, историк Владимир Симиндей поделился своими мыслями на данную тему с санкт-петербургским изданием «Общественный контроль».

По мнению эксперта, в последнее время истеблишмент Эстонии сильно «лихорадило». «Причиной тому стали выборы президента, которые изрядно вымотали систему. В ходе кампании наиболее серьезные и влиятельные фигуры оказались за бортом, а победу одержала компромиссная фигура г-жи Керсти Кальюлайд, которую у себя дома не очень хорошо знают. К тому же, сейчас там сменилась правящая партия. Последние семнадцать лет в местном парламенте свою политическую волю диктовали крайне правые. Приход на их место новых лидеров дает некоторый, хоть и малозначительный шанс на развитие российско-эстонских отношений. На мой взгляд, Эстония сейчас более интересна, нежели ее балтийские соседи. В Латвии, например, благодаря активному вмешательству „вашингтонского обкома“ наши отношения оказались, по сути дела, замороженными. А Литва хоть и предпринимает попытки обозначить свою позицию на международной арене, на самом деле демонстрирует свои геополитические комплексы. На примере Эстонии нам важно понять: что в наших отношениях является наносным, а что концептуальным, позволяющим искать общие точки для сотрудничества. Символично, что мы встретились на псковской, пограничной земле, где к Эстонии всегда относились более лояльно, чем в других регионах», — сказал Симиндей.

Историк отметил: «С сожалением следует признать, что Эстония продолжает следовать общеевропейскому тренду, который на сегодняшний день исключает хоть какую-то нормализацию отношений. Но при этом она находит свои причины для конфронтации. Одна из них — территориальные претензии. Речь идет о земле Сетумаа (Печорский и часть Псковского районов), а вторая кроется в дебрях истории и отсылает нас к 1940 году, когда советские войска вошли в Эстонию. Но те времена прошли, и Россия за всю свою новейшую историю ни разу не давала нашему соседу повода для каких бы то ни было опасений. Однако пока на Западе и в самой республике существует „партия войны“, ей выгодно (даже в чисто финансовом плане) эксплуатировать этот миф, всячески подогревая панические настроения среди населения. Между тем, для серьезных аналитиков, которые, безусловно, есть и на той стороне, очевидно, что наши геополитические интересы в последнее время переместились на юг. Страны Прибалтики привлекали к себе внимание России в контексте непрекращающейся военной угрозы со стороны Швеции и Германии. Сейчас они не представляют опасности, поэтому у нас не так энергично реагируют на попытки Эстонии наполнить реальным содержанием свои явно фантомные страхи. Скажу так: политика России по отношению к странам Прибалтики (и Эстонии в частности) носит реактивный характер. Есть какие-то движения с их стороны — мы реагируем, но сами не проявляем инициативы, и это невнимание, судя по всему, раздражает наших прибалтийских партнеров».

Владимир Симиндей упомянул о том, что договор о границе с Эстонией подписан, но пока не ратифицирован. «Договоры соблюдаются, когда их готовы соблюдать. Соглашения о границах подписаны, ждут своей ратификации, но это не должно успокаивать. Ведь в Эстонии продолжают тешить себя плохо обоснованными надеждами на возвращение спорных территорий. И этому есть свои причины. Например, там Тартуский договор от 1920 года считают краеугольным камнем своей государственности. В России полагают, что эта страница уже перевернута. Тем не менее в эстонских политических кругах есть силы, которые всеми способами пытаются его реанимировать и разговаривать с нами именно с его позиций. Причем порой очень громко. Особенно по средам. Каждую среду в Таллине напротив российского посольства проходит бессрочная акция, участники которой призывают вернуть Эстонии земли, которые сейчас считаются территорией России.

Жителей приграничной Псковской области с некоторых пор реально беспокоит усиление группировки НАТО на границах с Россией. На этот счет Симиндей сказал: «Усиление воинского контингента на любой границе всегда повод для беспокойства. Правда, в данном случае есть основание полагать, что все это бряцанье оружием лишь демонстрация собственной воинственности, которая адресована не нам, а натовским генералам. И это еще один повод, чтобы попытаться выжать из Евросоюза финансовую помощь фронтиру, который якобы противостоит „непредсказуемой России“. На самом деле в эстонском обществе (в том числе и его политической верхушке) в силу его своеобразной ментальности по-прежнему царит искреннее непонимание многих вещей, которые в Европе принимают как некую данность — без обсуждения. Например, наши соседи реально не могут взять в толк, что им, как стране, входящей в НАТО, согласно пятому пункту Североатлантического договора вдруг придется умирать за интересы тех же турок. А что касается дополнительного воинского контингента, который в обозримом будущем может быть увеличен, то скажу так: легко сдерживать опасность, когда ее нет».

Отвечая на вопрос о том, есть ли надежда на потепление отношений, Симиндей ответил: «Она есть всегда. Однако санкции, которые так горячо были поддержаны в той же самой Эстонии, на самом деле губительно отразились на ее экономике. В результате, с наших прилавков полностью исчез эстонский товаропроизводитель — и его место уже занято. В результате санкций больше всего пострадала рыбоперерабатывающая промышленность, мясная, молочная — те отрасли, которые были традиционными поставщиками экспорта из Эстонии в Россию. Пока (прошу заметить — пока) это не вызывает сильной озабоченности в политических кругах по ту сторону границы. Но близится 2020 год, когда истекают договоры об оказании финансовой помощи странам Прибалтики от Евросоюза. В Эстонии она, например, составляет до 2% от ВВП. Если учесть, что Таллин и так уже лишился немалых доходов от реэкспорта нефтепродуктов, то перспективы развития экономики вырисовываются не самые радужные».

По мнению Симиндея, в деловых кругах Эстонии понимание ситуации и желание восстановить отношения с Россией есть. «Однако, серьезных бизнесменов не хотят слышать политики, которые сегодня находятся у власти. Поэтому все благие намерения и пожелания наладить взаимовыгодные экономические отношения не дают результата. Тем не менее история — очень терпеливая дама, которая умеет ждать. Полагаю, что в среднесрочной перспективе (после 2020 года) все может измениться. Причем начало движения я ожидаю именно с той стороны, что при наличии доброй воли должно привести к позитивным результатам», — заключает специалист.

Отметим, что новое правительство Эстонии, пришедшее к власти в ноябре, не намерено налаживать отношения с Россией. Так, министр иностранных дел Свен Миксер заявил изданию Postimees, что эстонское государство будет и дальше проводить политику непризнания законности воссоединения Крыма с Российской Федерацией. «Что касается аннексии Крыма, то время от времени мы слышим разговоры о том, что это вечный конфликт. Но Эстония находилась в оккупации намного дольше. Большая часть свободного мира осталась верна политике непризнания и поддержала наши усилия даже тогда, когда они казались безнадежными. Теперь мы уже четверть века живем независимо. Говорить о Крыме в том плане, что за три года он пропал безвозвратно, неразумно и безответственно. Говорят, что Господь медлителен, но справедлив. Во внешней политике и дипломатии нужно быть терпеливым», — сказал Миксер.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/12/01/istorik-rossiya-poteryala-interes-k-gosudarstvam-pribaltiki
Опубликовано 1 декабря 2016 в 17:35
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Декабрь 2016
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами