• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Алеппо, Мосул, Ракка… Киев: ЭТИХ границ больше не будет

Иллюстрация: army-news.ru

Когда страны Антанты победили в Первой Мировой войне, то на Ближнем Востоке они столкнулись с выбором: либо поставить эти территории под прямой европейский контроль, либо допустить образование там деспотичных (хотя и естественных для Востока) режимов, которые будут обслуживать европейские интересы.

Был принят первый формат и рядом договоров и соглашений (Сайкса-Пико, Севрским, Лозаннским, Карсским…) были «нарезаны» нынешние границы государств региона (Сирии, Ирака, Ливана, Иордании и др). Этно-историческая специфика земель учитывалась в очень малой степени, поэтому целый ряд народов и социумов, причем народов и социумов с грандиозным историческим опытом оказались этими границами разделены, как, например, курды, езиды или ближневосточные христиане.

Но история не терпит насилия, и в течение столетия в этих государствах пришли к власти авторитарные правители — от сравнительно добродушных иорданских королей до жестких диктаторов, типа Саддама или Асада. А теперь вновь встал вопрос границ.

Причем заплатила за этот «разбитый горшок» Турция — страна, чей генетический код густо замешан на памяти о величии Османской Империи. И замешан по праву. Поэтому не удивительно, что исторические амбиции Турции и естественное стремление элиты «разделенных народов» к воссоединению и суверенитету (да еще умноженные на ресурсное богатство региона) сегодня загоняют ситуацию в такой угол, из которого взаимоприемлемого выхода просто не существует.

Не так давно турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган во всеуслышание заявил, что и сирийский Алеппо, и иракский Мосул «принадлежат турецкому народу». Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади не без юмора парировал, что вся Турция должна принадлежать Ираку, по прецеденту вхождения этой территории в состав Аббасидского Халифата (750−1258 годы, со столицей в Багдаде). Но дело в том, что турецкие танки УЖЕ вблизи Алеппо, а четыре турецкие военные базы УЖЕ расположены на территории Ирака (точнее — Иракского Курдистана), в дюжине верст от Мосула. А иракские правительственные войска явно завязли под Мосулом и, похоже, теряют там даже свою элитную спецназовскую Золотую дивизию «мертвецов». Поэтому у Эрдогана больше «физических оснований» вспоминать историю, чем у аль-Абади.

Золотая дивизия «мертвецов». Источник

Эрдоган и вспоминает. Турция заявила о своем участии в грядущем штурме Ракки, «столице ИГИЛ» в Сирии. А это означает, что Анкара претендует уже не только на север провинции (мухафазы) Алеппо (Халеб), но и значительную часть провинции эль-Ракка. То есть — большую часть долины реки Евфрат в многострадальной Сирии. Курды (в настоящее время — самая боеспособная пехота Сирии) против, но Эрдоган уже с просто султанским величием игнорирует протесты.

Тем более, что с курдами он начинает разговор особый. Анкара рассылает сигналы всем группам этого разделенного народа.

4 ноября в Турции были задержаны, а потом и арестованы ряд депутатов меджлиса (парламента) от Партии демократии народов (ПДН). Наручники одели не только на сопредседателей партии Селахаттина Демирташа и Фиген Юксетдаг, но и вице-спикера меджлиса Первину Булдан и еще 13 депутатов. Троих, после допроса в прокуратуре, уже отпустили, в том числе двух «партийных бухгалтеров». Из чего напрашивается вывод, что сегодня турецкие спецслужбы имеют на ПДН больше компромата, чем несколько ранее.

Селахаттин Демирташ и Фиген Юксетдаг. В Турции, кстати, может быть восстановлена смертная казнь. Источник

Партия Демократии Народов (10,75% на последних выборах в меджлис) — это политическая сила, которая представляет в парламентском поле Турции именно курдов и ее основной электорат — на востоке страны, в зоне компактного проживания народности. Поэтому задержание и арест ее лидеров — это сигнал всем турецким курдам о готовности государства к ожесточению силового воздействия в их регионе. Кстати, Фиген Юксетдаг была задержана очень демонстративно, в Диярбакыре, неофициальной столице Турецкого Курдистана.

Итоги парламентских выборов ДПН. Источник

В конце октября по телефону Эрдоган сообщил Бараку Обаме, что Турция планирует отбить у ИГИЛ город аль-Баб на востоке от Алеппо, а затем двинуться на Манбидж, отбитый сирийскими курдами у ИГИЛ в августе. Кроме того, он предложил участие турецких сил в штурме Ракки. Это сигнал сирийским курдам о том, что Турция не допустит объединения западного и восточных курдских кантонов (Африна и Рожавы) и способна заменить курдские «Отряды народной самообороны» в осуществлении планов США в Сирии.

В Иракском Курдистане отчетливо проявляется потепление отношений Турции с правящей Демократической партией Курдистана Масуда Барзани, вплоть до размещения на его территории уже упомянутых турецких военных баз и турецких инструкторов для пешмерга (армии Иракского Курдистана). Надолго ли этот союз? Вряд ли, амбиции Барзани гораздо больше. Но такой альянс позволяет турецким берцам плотно встать на иракской земле, пока шиитские войска Багдада тратят силы под Мосулом. Ведь курды, похоже, отказались от наступления на Мосул и безмятежно мониторят ситуацию, укрепившись в районе турецкой военной базы в официально иракской Башике.
Вывода два.

Во-первых.

Нарастание турецко-курдского противостояния неизбежно. Я спросил у доктора Вахаба Дарвиша (моего постоянного курдского комментатора) о реакции на задержание прокурдских депутатов. Он ответил, что «весь мир» (ООН, США, римский Папа, Евросоюз) протестуют против арестов, а во всех городах, где есть крупные курдские общины, готовятся акции протеста и блокирование турецких дипломатических учреждений. В Киеве тоже. И добавил: «С западного берега Евфрата мы не уйдем…».

Хотя турки относятся к протестам с явным безразличием. Эрдоган добился главного: американцам нужна авиабаза Инджирлык, точнее — вся Турция, как непотопляемый авианосец США в Евразии. Русским нужен газопровод «Турецкий поток», точнее — знатная пробоина в борту американского «непотопляемого авианосца». Поэтому Анкара может «плевать в суп» и Москве, и Вашингтону. Те, даже если и обидятся, все равно будут лелеять дружбу с турецким лидером.

Так что опасность для Анкары в другом. Уже 4 октября в Диярбакыре, в районе полицейского управления, прогремел взрыв. Исполнителем пока обозначен курдский смертник Кемаль Хаккари. И в тот же день турецкие военные обнаружили на востоке страны подземный 400-метровый тоннель, соединяющий через границу курдский эль-Камышлы и турецкий Нисайбин. Назначение тоннеля — военное. И смею предположить — он там не один. Так что курды — и турецкие, и сирийские, явно готовятся ответить на вызов.

Во-вторых.

В этой «турецкой симфонии» нет «ноты Башара Асада», хотя его положение за последний год значительно укрепилось. А это означает, что Турцию совершенно не интересует фантом под названием «международно признанные границы Сирии». То есть — Анкара готова их менять. А судя по реакции ее основных союзников (ухмылка Бога — сейчас это Россия и США) никто особо возражать не будет.

И в изменении границ заинтересованы многие.

Прежде всего, Израиль. Он уже их изменил, аннексировав Голанские высоты и заявив в 1981 году о своем суверенитете над этой территорией. Голаны — это когда-то часть сирийской провинции эль-Кунейтра. Но для Израиля главное, что захватив Голаны, он превратил Кинеретское (Тивериадское) озеро в свой внутренний водоем. А это — четыре кубических километра воды. Для Ближнего Востока — дороже золота.

Тель-Авив привычно отбивается от обвинений в аннексии уже не первый десяток лет. А в случае изменения границ (= появления новых) в Сирии он сможет получить в регионе новых союзников. Например — друзов, которые, как партизаны, укрепились в регионе Джебаль аль-Друз (провинция эс-Сувейда) и никого к себе не пускают. Кроме евреев…

Суверенные амбиции проявили и туркоманы в Латакии-Идлибе-Алеппо, которые могут потребовать суверенитет в качестве вознаграждения за участие в поддерживаемом США и возглавляемом курдами вооружённом альянсе под названием «Демократические силы Сирии». А есть еще езиды, ассирийцы, бедуины.

В конце концов, не следует сбрасывать со счетов и ИГИЛ. Они воюют против двух коалиций, однако сумели в прошлом году остановить и русско-сирийское и американо-курдское наступление на Ракку. И сейчас, несмотря на оборону в Мосуле и Алеппо, не чувствуют «кризиса кадров», во всяком случае — судя по их атакам Киркука и в Дераа. И пока у них в руках долина Евфрата, от Ракк до абу-Кемаля, от голода они тоже не вымрут.

Прогнозировать дальнейшее развитие событий — это означает оскорблять чувство юмора Бога, поскольку на любой прогноз у него найдется куда более изысканный сценарий. Изменение границ может произойти не только в Сирии — она на это, похоже, уже обречена — но и в Ираке, и в Турции, и даже в Саудовской Аравии. А куда деваться ИГИЛовцам, если их побьют под Алеппо, Раккой и Мосулом? На севере — злые курды, на востоке — жестокие персы (Иран). Зато на юге — заплывшие золотом саудиты. Но отчетливо ощущается одно: ЭТИХ границ, границ недоброй памяти Сайкса, Пико, Севра да Лозанны — больше не будет.

Постскриптум. Очень тоскливо было обо всем этом думать, особенно сидя в Киеве. Ведь надо отдавать себе отчет: там, между Алеппо и Багдадом, обкатываются сценарии, которые наверняка будут применены и в Украине. Ведь действующие лица те же: географическое положение, инсургенты, сепаратисты, сомнительная власть, этнические противоречия, конфессиональные противоречия — и конфликт абсолютно несовместимых противоречий основных планетарных игроков.

Андрей Ганжа, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/18/aleppo-mosul-rakka-kiev-etih-granic-bolshe-ne-budet
Опубликовано 18 ноября 2016 в 14:40
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами