• USD 63.38 +0.15
  • EUR 68.23 +0.16
  • BRENT 53.04

В чем Рамазан Абдулатипов слукавил перед Владимиром Путиным?

Владимир Путин и Рамазан Абдулатипов. Фото: kremlin.ru

В начале ноября президент России Владимир Путин пригласил в Москву на встречу главу Дагестана Рамазана Абдулатипова. Как и предполагали аналитики, это приглашение оказалось завуалированным «вызовом на ковер». Президент России расспрашивал Абдулатипова по фактам всех критических событий в Дагестане, произошедших в конце октября, — от наводнения в Махачкале до эпидемии кишечной инфекции.

В начале Путин попросил рассказать, как власти республики справляются с наводнением и массовым отравлением, которое «связано с водой». Абдулатипов подтвердил, что массовое отравление кишечной палочкой произошло из-за того, что «около десяти дней шли ливневые дожди», прорвало канализацию, туда попали сточные воды и потому произошло отравление. Тем самым глава Дагестана обозначил, что виной всему — неудовлетворительное состояние ЖКХ столицы Дагестана. А довели жизненно важные городские коммуникации Махачкалы до такого состояния руководители коммунальных и водных служб столицы Дагестана, оставшиеся от прошлого мэра города Саида Амирова.

«Десятилетиями эта система деградировала, и многие учреждения, в том числе и водоканал, были переданы родственникам бывших руководителей, а эти люди выкачивали оттуда деньги годами, фактически не выделяя средства на реконструкцию, ремонт». Абдулатипов подчеркнул, что Следственный комитет России возбудил по этому факту уголовное дело, а начальник махачкалинского горводоканала Магомед Муртазалиев арестован.

Однако, следует напомнить, что в январе 2013 года Абдулатипов был делегирован в Дагестан с таким кругом полномочий, которые бы позволили ему без труда не только обеспечить арест Саида Амирова, но и выбить из рук клана экс-мэра все активы. Но и.о. мэра Махачкалы Магомед Сулейманов жаловался на «амировское» засилье год спустя после ареста всесильного хозяина столицы Дагестана — в 2014-м. Значит, такой status quo сохранился в Махачкале не иначе как с негласной санкции той власти, которая обязалась некогда «освободить Дагестан от рабства».

Второе умолчание — упоминание Абдулатиповым фигуры арестованного шефа «Махачгорводоканала» Магомеда Муртазалиева в контексте аффилированности с «империей» Амирова. Муртазалиев не мог быть частью амировской системы по двум причинам. Первая: он был назначен на должность в 2015 году — уже в мэрство Мусы Мусаева. Вторая причина — на ключевые посты в городском хозяйстве даргинец Амиров привык ставить даргинцев. Магомед Муртазалиев — аварец.

С представленным Абдулатиповым обликом Муртазалиева не вяжется и то, как в Дагестане оценивали водное хозяйство Махачкалы еще год назад. Журнал «Время инноваций» писал, что 21 октября 2015 года гендиректор «Махачгорводоканала» Муртазалиев Магомед Гитинович был удостоен звания лауреата национальной премии «Национальная марка качества-2015» и награжден почетным знаком «За качество управленческих решений». Церемония награждения ныне арестованного лауреата проходила в Москве, в гостиничном комплекса Управления делами президента России «Президент-отель».

За что наградили Муртазалиева? «За непродолжительный период работы на ряде инфраструктурных объектов ОАО „Махачкалаводоканал“ была произведена реконструкция водопроводных очистных сооружений города, — сообщал журнал. — Также была произведена реконструкция районных водопроводных насосных станций в Приморском микрорайоне, по проспекту Аметхана Султана и в микрорайоне Радиотоваров. Была произведена также замена старого оборудования и трубопроводов, в частности: заменено водопроводных сетей по городу и прилегающим посёлкам — 18,8 км; канализационных сетей по городу — 1,5 км; насосных агрегатов в водопроводных насосных станциях 3-го подъёма — 22 единицы. Для обеспечения стабильного и оптимального водоснабжения на электродвигателях насосных станций установлено 27 частотных преобразователей, автоматически регулирующих частоту вращения двигателей. В настоящее время ведутся подготовительные работы по переводу обеззараживания воды на водопроводных очистных сооружениях города с использованием гипохлорида натрия. Сегодня данная технология признана наиболее перспективным и эффективным способом обеззараживания природной воды». И все это — за короткий период с августа 2015 года (месяца назначения Муртазалиева) по октябрь того же года…

7 ноября природоохранные службы Дагестана подвели свой итог успешной 14-месячной работе водных сетей Махачкалы под руководством инноватора Муртазалиева. По данным экологов, эффективные менеджеры из «Махачкводоканала» нанесли Каспийскому морю ущерб на сумму в 32 млн рублей. Если упоминать об амировских порядках в водном хозяйстве Махачкалы, то там царила форменная чехарда. Двое гендиректоров структуры были убиты — с интервалом в два года. В 2009 был застрелен Магомед Гаджиабдуллаев (по версии следствия, покойный руководитель затеял пистолетную дуэль), в 2011 году — Магомед Гаджиалиев. В 2013 году по делу об убийстве Гаджиалиева был арестован один из фигурантов «дела Саида Амирова» — экс-начальник полиции Махачкалы Раип Ашиков.

Но вернемся к анализу того, как Абдулатипов обрисовывал критическую ситуацию в Махачкале. Докладывая о числе госпитализированных с кишечной палочкой, Абдулатипов заявил: на 2 ноября этого года в больницах Махачкалы находилось 273 человека, по сравнению с 1 ноября — на 30 человек меньше. В целом, по его словам, идет тенденция к стабилизации, летальных исходов нет, один пациент реанимации выздоровел, второй идет на поправку.

Изложенные Абдулатиповым цифры можно сравнить со статистикой Минздрава Дагестана. Ближе к полудню 2 ноября он сообщил, что в больницах остаются 345 человек, подавляющее большинство из которых — 246 — это дети до 17 лет. Всего, по данным ведомства, с 27 октября по 2 ноября было госпитализировано 675 человек, из них 497 детей. Эта статистика была распространена медиками по всем республиканским и федеральным СМИ.

Если касаться дебетно-кредитной части махачкалинского ЖКХ, то эта часть с 2014—2015 напрямую зависима от распоряжений главы республики. Курс Абдулатипова по части финансирования городского хозяйства Махачкалы состоит в урезании поступлений в городской бюджет в пользу бюджета республиканского. Уже в проекте бюджета Дагестана на 2014 года махачкалинские доходы с НДФЛ, за счет которых ранее и кормилась в основном столица Дагестана, были снижены с 30%, как это было в бюджете на 2013 год, до 16%. Из-за этого столица Дагестана недосчиталась в 2014 году 700 млн рублей. Еще 55 млн рублей городу пришлось вернуть в бюджет республики из-за неправильного зачисления этой суммы еще в 2010 году.

К долгам столицы перед республикой при верстке бюджета на каждый год автоматически приплюсовываются просроченные обязательства мэрии перед различными коммерческими структурами, которые работают с горадминистрацией по поставке продуктов в детсады и школы, по уборке мусора и т. д. То, что к зиме 2016 года Махачкала буквально утонула в бытовом мусоре, было следствием долгов мэрии перед ответственным оператором по сбору и переработке отходов — компанией «Эко-М». По ряду публикаций СМИ, эта компания аффилирована с вице-мэром Каспийска Абдулатипом Абдулатиповым — сыном главы республики. Если верить этому, то выходит, что рядовые махачкалинцы были вынуждены страдать из-за споров мэрии и семьи Абдулатипова, кто, кому и сколько должен за махачкалинский мусор. В случае, если бы глава Дагестана захотел изложить президенту России полную картину, он был просто обязан сообщить о причинах задолженности.

Финансовый дефицит поправим при правильной организации управления. Отвечая Путину на вопрос об общей ситуации в Дагестане, Абдулатипов сказал: «Мы в течение трех лет реализовали в Дагестане проектное управление, которое на федеральном уровне Вы недавно задействовали. Мы полностью создали проектные офисы во всех министерствах, ведомствах, мы создали проектные офисы во всех муниципальных образованиях. И благодаря этому нам удалось восстановить элементарный порядок, как я говорю, и обеспечить позитивную динамику развития, прежде всего экономики».

При этом Минфин РФ относит Дагестан к первой пятерке регионов с наихудшим управлением финансами. В декабре 2015 года, спустя два с половиной года после введения в республике проектного управления, на совещании правительства Дагестана по вопросам приоритетных проектов развития Абдулатипов заявил: «Мало кто работает по конкретному содержанию проекта». Эта фраза была косвенной оценкой главы республики своего же собственного начинания: осенью прошлого года в администрации главы Дагестана было создано организационно-проектное управление, начальником которого глава Дагестана назначил своего земляка — уроженца Тляратинского района Абумуслима Ханипова. В дагестанском «Белом доме», вероятно, решили, что земляк будет главе республики верной опорой. Но итог оказался другим. В первом полугодии 2016 года даже близкие к Абдулатипову люди признали, что выстраиваемая система управления в республике не просто неэффективна, а является тормозом для развития экономики региона.

Таким образом, можно констатировать, что доклад Абдулатипова Путину был попыткой максимально пригладить ситуацию. Как сообщили EADaily компететные источники, когда Абдулатипов 3 ноября прилетел из Москвы в Махачкалу, в аэропорту его ждал почти полный состав правительства республики во главе с премьер-министром Абусамадом Гамидовым. Едва глава региона сошел с трапа, прямо в здании аэропорта началось экстренное заседание дагестанского кабинета министров. Само собой, оно проходило в атмосфере секретности.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/08/v-chem-ramazan-abdulatipov-slukavil-pered-vladimirom-putinym
Опубликовано 8 ноября 2016 в 12:31
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами