• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Каким будет армяно-иранское военное сотрудничество?

Виген Саргсян (справа) и Насролла Калантари. Иллюстрация: asbarez.com

Октябрьский визит в Ереван заместителя министра обороны Исламской Республики Иран генерал-майора Насроллы Калантари актуализировал затихшие было до апрельских событий в Нагорном Карабахе разговоры о военном сотрудничестве двух стран. И если апрель 2016-го показал, что армянская армия, возможно, нуждается в дополнительных источниках пополнения своей военно-технической базы, в роли одного из которых может выступить Иран, то переговоры генерала Калантари с главой армянского оборонного ведомства Вигеном Саргсяном, казалось бы, должны были перевести слухи и чаяния армянской стороны в некую практическую плоскость. Во встрече в расширенном формате, помимо указанных лиц, приняли участие также заместитель министра обороны Армении Давид Тоноян и глава государственного военно-промышленного комитета министерства Давид Пахчанян.

Армяно-иранское военное сотрудничество имеет в качестве основания некоторые документы, разработанные руководством данных государств. Так, в 2006 году в докладе министра обороны Армении Сержа Саргсяна, занимавшего тогда также должность секретаря Совета нацбезопасности, озаглавленном «Направления стратегии национальной безопасности Республики Армения» армяно-иранские отношения были признаны стратегическими. В рамках складывавшегося дискурса был проведен ряд двусторонних встреч. К примеру в мае 2011 года прошли консультации между экс-министром обороны Армении Сейраном Оганяном и замглавы иранского военного ведомства Резой Мозафари Ниаи. Встреча прошла в условиях не только азербайджано-турецкой блокады армянского государства, но и препятствий, чинимых для доставки военных грузов из России, со стороны Грузии.

Голоса о необходимости использования военного потенциала Исламской Республики раздавались в Армении все громче и громче. Мощным препятствием к этому были экономические и военные санкции, наложенные на Тегеран, как Совбезом ООН, так и в одностороннем порядке Соединенными Штатами и некоторыми другими западными странами. Тем не менее, армянская сторона продолжала консультации с иранцами, пусть и без каких-то серьезных практических результатов. Почти полное отсутствие военного сотрудничества имело место на фоне, пусть и не так радужно, но все же развивавшегося экономического взаимодействия, а также политического партнерства двух государств.

Снятие санкций с Ирана в 2013 году вновь актуализировало возможности военного сотрудничества Исламской Республики с армянской стороной, а апрельское обострение 2016 года буквально подтолкнуло стороны друг к другу. 24−25 мая в Тегеране прошла встреча заместителя министра обороны Армении Давида Тонояна с его иранским коллегой Фирузом Масихпуром, а также главой оборонного ведомства Хоссейном Дехганом. Армянская делегация посетила научно-технологический университет Малик Аштар, центр стратегических исследований. В этот раз стороны, по информации СМИ, согласовали повестку военного сотрудничества и наметили ближайшие мероприятия в данном контексте. А уже в июне Исламскую Республику посетила делегация министерства обороны Армении во главе с заместителем его руководителя, начальником департамента материально-технического обеспечения генерал-лейтенантом Мовсесом Акопяном. Армянские представители посетили заводы и магазины компании ЭТКА, работающей под патронажем Министерства обороны Ирана, а также провели встречу с ее исполнительным директором Мехди Карбалаи. Делегация ознакомилась с продукцией ЭТКА, а также провела очередную встречу с главой минобороны ИРИ. По итогам визита был подписан меморандум о взаимопонимании, а также достигнут ряд договоренностей, суть которых пока не разглашается.

Стоит отметить, что компания ЭТКА, к которой армянская сторона проявляет столь пристальный интерес, на данный момент, фактически, единственный крупный связанный с военной сферой иранский производитель, сотрудничающий с Арменией. Представители ЭТКА неоднократно проводили консультации с руководством армянского минобороны. К примеру, в мае исполнительный директор ЭТКА, уже упомянутый господин Карбалаи встречался в Ереване с главой ведомства Вигеном Саргсяном. ЭТКА производит не вооружение, а товары для тыла — текстильные изделия, продукты питания, а также занимается строительством, что и предопределяет ее открытость работе с армянским оборонным ведомством без опасения излишне негативной реакции Азербайджана — также соседа и экономического партнера ИРИ. И на данный момент этот уровень сотрудничества для Ирана и Армении — максимальный.

Вне сомнения, Исламская Республика выпускает и радиолокационные станции (например, Расед-32), и крылатые ракеты малой дальности «Кяусар», и реактивные «умные» снаряды «Басир» с лазерной наводкой, уничтожающий, как статичные, так и движущиеся цели, и целый ряд другой военной продукции, полезной ВС Армении. Однако Тегеран строго следует своему принципу соблюдения равновесия и паритета между Ереваном и Баку, противостоящими друг другу из-за Нагорного Карабаха. Казалось бы, многократное увеличение военного бюджета Азербайджана, появление на вооружении его армии самого современного вооружения российского и израильского производства могло бы заставить Исламскую Республику за счет поставок своей военной продукции восстановить нарушенный баланс. Однако Тегеран возлагает данную роль на Российскую Федерацию, не посягая на ее военно-политическое преобладание в регионе. В этом контексте иранской стороной положительно было воспринято появление на недавнем военном параде в Ереване комплексов Искандер-М, переданных армянским военным российской стороной. При этом собственными руками вмешиваться в сложившееся военно-техническое соотношение Баку и Еревана Исламская Республика на данный момент не согласна в силу, как стратегического характера отношений с Москвой, так и бизнес-интересов не только в Армении, но и в Азербайджане. В частности, железная дорога соединит ИРИ и РФ в ближайшее время, скорее всего через Азербайджан, а не через Армению.

Учитывая опыт и историю попыток установления взаимодействия армянского и иранского военных ведомств, а также имеющие место на данный момент военные, политические и экономические факторы, вряд ли стоит ожидать сотрудничества Ирана и Армении по линии прямой военной помощи, либо массовых поставок вооружений. При этом, если говорить о тыловом обеспечении армянской армии, также не лучшим образом проявившемся в дни апрельской войны, здесь иранская сторона могла бы стать для Еревана ценным и значимым партнером, при том, что в настоящее время реальной альтернативы России как поставщика современного вооружения у республики нет. Последняя встреча Саргсяна и Калантари этот контекст никак не меняет. Впрочем, учитывая технический и технологический уровень Ирана и его географическое положение — именно роль иностранного маркитанта армянских ВС для него сейчас — наиболее приемлема. Это, вне сомнения, не отменяет перспективы дальнейшего взаимодействия и в других, в том числе и чисто военных направлениях и, одновременно, является хорошим проявлением многовекторности политики современной Армении.

Антон Евстратов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/06/kakim-budet-armyano-iranskoe-voennoe-sotrudnichestvo
Опубликовано 6 ноября 2016 в 11:21
Все новости

03.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами