Меню
  • USD 73.92 +0.30
  • EUR 89.28 +0.35
  • BRENT 55.02 +0.11%

Итоги признания: Абхазия может неограниченно осваивать российский рынок

Сегодня исполняется восемь лет со дня признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Восемь лет в условиях современной динамики развития политических процессов, это много, и действительно, ситуация в кавказском регионе, диспозиции внешних по отношению к региону игроков, российско-абхазские отношения за эти восемь лет сильно изменились.

В чем конкретно заключаются эти изменения? Геополитический контекст оставим на потом, сфокусируемся на собственно отношениях Абхазии и России, с 2008 года межгосударственных в полном смысле этого слова.

Во внешней политике России, признание независимости Абхазии и Южной Осетии стало отправной точкой формирования новой, более жесткой, менее зависимой от позиции других ключевых игроков линии поведения. С точки зрения западных стран, более конфронтационной. Но само по себе признание двух стран стало возможным в рамках именно этой линии. Другим ключевым, и даже более важным, событием в мировой политике в рамках алгоритма «жесткой внешней политики» России стало присоединение Крыма, произошедшее на шесть лет позже признания Абхазии и Южной Осетии.

В Абхазии восемь лет назад была совсем другая жизнь. Подходил к концу первый срок правления президента Сергея Багапша, ему удалось серьезно укрепиться, а признание прибавило ему политического веса. За годы его правления происходило оживление в экономике, в значительной степени был восстановлен исторический центр Сухума, материальные возможности населения выросли. Было полное ощущение того, что даже в рамках существующей политической модели и далеко не безупречной управленческой модели возможно добиться прорывов в развитии.

В этом контексте запуск масштабного сотрудничества с Россией, не только по официальной линии, но и инвестиционных проектов как с частным российским бизнесом, так и госкомпаниями, в Абхазии воспринимался как последний удар по послевоенному времени, ведь денежной массы должно было хватить на почти все проекты встававшей на ноги страны. Но это оказалось упрощением.

Мы не будем углубляться в конкретику деталей финансово-экономического сотрудничества двух стран на этапе первых трех-четырех лет после признания, скажем лишь, что ситуация в корне отличалась от сегодняшней. Хотя российские бюджетные инвестиции всегда были адресными, то есть и тогда, и теперь существует перечень объектов, как правило, социальной инфраструктуры, для которых предназначались деньги, но их роль в экономической, да и в политической жизни Абхазии была иной. Эти инвестиции, с одной стороны, укрепили тогдашнюю вертикаль власти, наполнив ее материальными ресурсами, а значит, сделав ее значительно сильнее конкурентов. С другой стороны, деньги широко растеклись по стране, создав в целом новую среду, новые бизнесы, новую экономическую реальность.

Сейчас все по-другому. В принципе, надо сказать, реализована модель, на которой настаивали критики прежней системы. Все стало значительно прозрачнее. Более высокий уровень требований к подготовке проектно-сметной документации, по факту сметы утверждаются с бюджетами, минимизирующими возможности коррупции на этапе реализации проекта. Алгоритм таков, что финансы могут расходоваться только по назначению, то есть, не могут использоваться как три-пять лет назад в качестве политического инструмента. Эффективность и отдача при таком подходе, разумеется, будут выше.

Сейчас очень большая потребность в реабилитации инфраструктур жизнеобеспечения. Уровень износа фондов критический, а имеющаяся собственная экономическая база в стране не позволяет настолько быстро, насколько это нужно модернизировать дороги, коммуналку, сети и т. д. Есть, правда, ряд специфических проблем, связанных со слабостью налогового администрирования и неоправданной дешевизной тарифов на коммунальные услуги, что усиливает инфраструктурный кризис. Но в целом, российская финансовая помощь в этом сегменте сейчас как нельзя кстати.

Сегодня существуют проблемы, способные осложнить российско-абхазские отношения. На первом месте среди таких проблем сохраняющаяся политическая нестабильность в Абхазии. Практика показала, что системный кризис в абхазской политике, начавшийся еще в 2004 году, самовоспроизводится с все более короткими интервалами и не регулируется привычными способами — через смену власти, через поэтапное удовлетворение социальных запросов населения и т. д. Для российского миропонимания это тем более странно, поскольку политическая среда в Абхазии очень узкая, но нет не только признаков консенсуса, но и наоборот, ситуация все время ухудшается. Политическая нестабильность плохо сказывается и на российско-абхазских проектах и несет за собой имиджевые издержки для Москвы.

Еще одна «зона риска» в российско-абхазских отношениях — это недоговоренность, недоверие, всякого рода фобии и конспирологические теории, все это тоже, кстати, следствие политического кризиса в Абхазии. Нужно построить «дорогу» с двусторонним движением — идеи, запросы, опасения, требования абхазской стороны в российско-абхазском диалоге должны быть отражены в дискурсе. Этого не происходит опять-таки вследствие сильных конфликтов в абхазской внутренней политике, из-за чего темы, связанные с отношениями с Россией, политизируются, остаются только одни негативные импульсы.

Есть сложность, которая заключается в том, что для российской стороны отношения с Абхазией, все в большей степени являются технологическим комплексом, совокупностью программ и проектов в практической повестке. И это, кстати, очень нормально. В Абхазии, как мы уже выше сказали, пока превалирует политический, а не технологический взгляд на отношения с РФ.

В 2008 году, да и позже, в Абхазии многие были уверены в несомненно скором признании независимости страны со стороны весомых держав, имеющих вес в международном сообществе и готовых последовать примеру России. Тогдашний президент Сергей Багапш не раз намекал на близость признания со стороны одной из среднеазиатских стран. Расчет был и на Белоруссию. Но не сложилось. Сейчас кажется совершенно очевидным, что процесс международного признания независимости требует кардинального пересмотра устоявшихся практик в международных отношениях, плюс иной геополитической реальности. Само по себе качество государственного проекта при этом никакой роли не играет и аргументом не является.

При всем этом, однако, и потенциал развития отношений с Россией пока еще не освоен. Что мы имеем в качестве результатов восьмилетнего периода развития двусторонних отношений как государственных? Самый важный результат — это гарантии безопасности, исключающие в принципе вероятность новых войн в этой части региона Южного Кавказа.

Еще один результат, проистекающий прямо из признания — легитимность документов, страной происхождения которых является Абхазия.

Как следствие, в том числе, пока не ограниченные возможности освоения российских товарных рынков. Или точнее ограниченные пока узостью предложения и возможностями продвижения товаров на рынках. Сами ниши есть.

Софинансирование российской стороной зарплат работникам бюджетной сферы и пенсий. Это влияет на социальную стабильность в обществе.

Но именно в сфере освоения российского рынка остаются колоссальные неиспользованные возможности, даже частичное освоение ниш принципиально изменит экономическую ситуацию в Абхазии.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/26/itogi-priznaniya-abhaziya-mozhet-neogranichenno-osvaivat-rossiyskiy-rynok
Опубликовано 26 августа 2016 в 15:01
Южная Осетия
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости
Загрузить ещё
Facebook
ТОП-10
  • Сутки
  • Неделя
  • Месяц
  1. Китайские ученые прогнозируют 5 млн смертей от Covid-19 к марту 35538
  2. Навальный задержан в Шереметьево по запросу ФСИН 18948
  3. Помпео выступил с провокационным заявлением о происхождении Covid-19 17215
  4. Кто кого грабил: уровень жизни в России и в Грузии в 1990 г. и в 2015 г. 17154
  5. Еврочиновники высказались по поводу задержания Навального 15571
  6. Цена газа в Азии взлетела до небес: танкеры из России спешат по Севморпути 14505
  7. Эффект зеленой энергетики: немцы доигрались до самой дорогой электроэнергии 14177
  8. Захарова прокомментировала реакцию Запада на задержание блогера Навального 13294
  9. Глава Комитета начштабов ВС США позвонил начальнику Генштаба ВС России 12808
  10. Санду провалила визит в Киев, её кураторы недовольны — социалисты 11591
  1. Цена газа в Азии взлетела до небес: танкеры из России спешат по Севморпути 275512
  2. Глава Комитета начштабов ВС США позвонил начальнику Генштаба ВС России 176333
  3. Санду провалила визит в Киев, её кураторы недовольны — социалисты 145301
  4. Институт в Вене сожалеет о приеме на работу нацистки из «Азова» 120818
  5. Тупик европейского выбора: экономика Украины у разбитого корыта 90350
  6. «Газпром» включил в Европе форсаж 81146
  7. Эффект зеленой энергетики: немцы доигрались до самой дорогой электроэнергии 78297
  8. Достройщики «Северного потока — 2» начнут с самого короткого пути 74311
  9. После американского СПГ Хорватия возвращается на российский газ 68853
  10. Кто кого грабил: уровень жизни в России и в Грузии в 1990 г. и в 2015 г. 67151
  1. Цена газа в Азии взлетела до небес: танкеры из России спешат по Севморпути 275512
  2. Иран предъявил Южной Корее разменную монету: «Вор пойман» 241822
  3. Клиенты отказываются от СПГ из США: не на чем вывезти 1 млрд кубометров 228833
  4. Атомный «грузовик» из России проходит Европу: Париж шлет аварийные буксиры 211868
  5. «Грех был велик»: Патриарха Варфоломея постигло Божье наказание — Кирилл 189662
  6. Война вакцин: в Москве шокированы хамством Борреля 189225
  7. «Фортуна» неожиданно покинула «Северный поток — 2» 189175
  8. С 1 января в России повышается возраст выхода на пенсию 180177
  9. Глава Комитета начштабов ВС США позвонил начальнику Генштаба ВС России 176333
  10. «Фортуна» набирает темп на «Северном потоке — 2» 152804