• USD 63.08 +0.04
  • EUR 70.82 +0.14
  • BRENT 49.37

«Пантюркизмы» Славянского университета Баку: русский язык как инструмент этнократии

Фото: sputnik.az

Во второй половине августа азербайджанская медийная сфера разразилась новостью: ректор одного из вузов Баку распорядилась, чтобы студенты этого вуза общались в аудиториях и рекреациях только на азербайджанском языке. Общение на русском или ином языке в вузе запрещено.

Пикатность ситуации состоит в двух моментах. Первый: о борьбе за языковую чистоту среди бакинского студенчества СМИ узнали из социальных сетей. Руководство вуза от комментариев воздержалось. Но когда тема была поднята на форуме азербайджанского сайта Disput.Az, модераторы сайта ее оперативно «снесли». Так что трудно определить — слухи это или же достоверная информация, которую хотят табуировать.

Второй пикантный момент кроется уже в самом названии вуза — Бакинский славянский университет (БСУ). Русский язык в БСУ преподается наравне с болгарским, чешским, украинским и другими славянскими языками. Любое живое общение — это языковая практика. Посему вышло следующее. Если информация соответствует действительности, то ректорат запретил студентам, для которых русский не родной, практиковаться в одном из преподаваемых в вузе яыков. А русскоязычные студенты БСУ оказались в статусе дискриминируемого меньшинства.

Доцент кафедры периодической печати Уральского федерального университета (УРФУ) Валерий Амиров, известный на Урале журналист, склонен полагать, что мораторий на русский язык в БСУ — это правда. Амиров обратил внимание на персону ректора вуза, Нурлану Алиеву. «Алиева Нурлана Музаффар кызы — всего-то кандидат наук, защитившая диссертацию по теме „Современная деревня в азербайджанской литературе“, — пишет доцент УрФУ в своем ЖЖ. — Не самая, скажем мягко, фундаментальная тема. Но очень традиционалистская и сильно удаленная от славянской культурной проблематики. Кроме того, Нурлана-ханум до назначения руководила всего-то педагогическим колледжем. Все это показывает, на каком низком уровне находится Славянский университет в сознании азербайджанского руководства. Кстати, мы от Уральского федерального университета дважды подавали в Славянский университет Баку заявку на стажировку. Заявка была поддержана генконсулом Азербайджанской Республики в Екатеринбурге. Однако ни в первый, ни во второй раз нам даже не ответили…».

Нурлана Алиева. Фото: 1news.az

Нурлана Алиева стала ректором БСУ совсем недавно, 25 июня 2016 года. Как верно отметил Амиров, специализация Алиевой — азербайджанская филология. Филологическому миру Алиева известна только благодаря своей диссертации о художественном образе азербайджанской деревни, защищенной еще в советские годы. Профессиональный путь Алиевой тоже далек от славистики. До БСУ она с 1990 года была ректором Азербайджанского государственного педагогического колледжа. С апреля по июнь этого года была советником министра образования Азербайджана Микаила Джаббарова. Нурлана Алиева также политический функционер, председатель Женского совета правящей в Азербайджане партии «Ени Азербайджан».

Одним словом, по профессиональным заслугам Нурлане Музаффаровне стоило руководить каким-нибудь тюркоязычным языковым направлением, работать в аппарате Минобразования Азербайджана или заниматься политикой как члену правящей партии. В ее биографии нет ни одного факта, который бы объяснил, почему Нурлана Алиева стала руководить главным славянским вузом азербайджанского государства. Поясним: из стен БСУ выпускаются не только филологи-слависты, но и специалисты, которых в Азербайджане готовят (по идее) для работы в диппредставительствах страны в славянском мире. С момента своего открытия в 2000 году Бакинский славянский университет замысливался как кузница славяноведческих кадров Азербайджана. Ставить туда ректором человека не из славяноведческих кругов — это как директора совхоза отправлять заведовать историческим музеем. Впрочем, президенту Азербайджану Ильхаму Алиеву было виднее. Вуз подчиняется напрямую Ильхаму Алиеву, поэтому под распоряжением о назначении Алиевой стоит подпись президента.

До назначения Алиевой в вузе сменилось два ректора. Первый, Камал Абдуллаев, руководил вузом с момента его открытия в 2000 году по 2014 год, когда Ильхам Алиев перевел Абдуллаева в госсоветники по межнациональным вопросам, мультикультурализму и религии. С марта 2014 по июнь 2016 года ректором был Асиф Гаджиев. Примечательно, что специализация обоих экс-ректоров БСУ — тюркская филология, и известны они в Азербайджане и за его пределами благодаря своим работам по этому направлению. Посему выходит, что ставить тюрколога на должность ректора Славянского университета в Азербайджане стало доброй традицией.

Но все ж человека делает не его диплом, а его заслуги. Экс-ректор БСУ Асиф Гаджиев — один из учредителей Международного педагогического общества в поддержку русского языка (Москва), член Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), кавалер медали имени А.С. Пушкина. Предшественник Гаджиева Камал Абдуллаев — тоже кавалер «пушкинской» награды, удостоенный ею в 2007 году указом президента России Владимира Путина. В Азербайджане Абдуллаев известен как защитник русского языка. Когда в 2011 году депутат Милли Меджлиса Фагиз Агамалы (партия «Ана Ватан») заявил, что власти Азербайджана обязаны предпринять меры против «засилья русского языка» в стране, тогда еще ректор БСУ Абдуллаев сказал, что недопустимо нарушать интересы живущих в Азербайджане людей, для которых русский язык родной. «В нашем университете все делопроизводство осуществляется на азербайджанском языке, но никто даже не думает запрещать студентам говорить на русском или любом другом языке в аудиториях, — говорит Абдуллаев в интервью азербайджанскому изданию 1News.Az. — Если кто-то хочет изучить русский язык еще лучше, почему бы не создать условия для этого? У нас в университете наряду с русским языком и литературой изучаются и другие славянские языки — украинский, болгарский, чешский, польский, а также греческий и турецкий. Я думаю, что изучение и пропаганда этих культур в Азербайджане делает наш университет уникальным в своем роде. Многие студенты связывают свое будущее с преподаванием русского языка и литературы. Русский язык среди всех других иностранных языков, которые существуют в нашей стране, занимает особое, почетное место».

В своем интервью тогдашний ректор БСУ также сказал следующее. Конечно, знание гражданами Азербайджана русского языка — это хорошо. Но гражданин Азербайджана не должен забывать, что русский язык для него добровольно выученный иностранный, а единственный государственный язык в Стране огней все же азербайджанский, и знать его должны все, в том числе и граждане-неазербайджанцы. «Мне не по душе, когда я общаюсь к человеку на азербайджанском, а он отвечает мне на русском или наоборот», — отметил Абдуллаев. Этой фразой (нормальной для каждого бакинского интеллигента советской поры, ценящего в собеседнике вежливость и такт), Абдуллаев, сам явно того не желая, вскрыл табуируемое в Азербайджане явление. А именно: несмотря на проводимый с первых лет независимости Азербайджана курс на «коренизацию» и «тюркизацию», русский язык, даже в статусе иностранного, остается вторым неофициальным государственным языком страны.

Родившиеся в советские годы азербайджанцы владеют русским языком как родным, родившиеся после 1991 года — несколько хуже или не знают его. Есть градация по месту проживания: коренной бакинец или гянджиец владеет русским языком лучше жителя какого-нибудь дальнего села. Но так или иначе, большая часть азербайджанского социума остается интегрированной в русскоязычную культурную среду. Более того, среди большей части населения Азербайджана русский язык более престижный и популярный, чем те же английский или турецкий языки. Кто плохо знает русский или же не знает его, не упускает возможности ликвидировать свое незнание. Такая популярность вызвана, в первую очередь, высокой миграцией азербайджанцев в Россию и сохраняющимися многолетними и многосоставными связями жителей Страны огней с бывшей «старшей сестрой» по Союзу ССР.

Аналогичный феномен наблюдается в соседней с Азербайджаном Грузии, где курсы русского языка куда популярнее английских или турецких. С тем, что язык Пушкина куда ближе простому грузину, чем американский английский, не смог ничего сделать даже ярый западник и русофоб Михаил Саакашвили, объявивший в свое президентство решительный бой всему, что связано с Россией. В Азербайджане русские курсы и классы далеко не единственные. В свое время ассоциация Фетхуллаха Гюлена открыла в стране много учебных центров, где наряду с турецким языком обучали английскому (на очень хорошем уровне). Общеизвестно, что с 1991 года братская Турция активно проникает в Азербайджан через ворота, любезно раскрытые для нее ныне покойным президентом Страны огней Абульфазом Эльчибеем. В лихолетье 1990 годов Турция пережила настоящую экспансию азербайджанцев, вдохновленных обретением «старшей сестры» и искавших у нее под кровом вторую родину. На заработки в Турцию азербайджанцы ездят до сих пор (в основном, это жители Нахичеванского региона и приграничных с Карабахом районов страны). Турция ближе Азербайджану географически, по культуре, языку и т. д, чем русская, славянская Россия. Но несмотря на это, процент по выезду в Россию с целью долгого проживания там по Азербайджану выше, чем по трудовой миграции в Турцию. Это вызвано, в первую очередь, отрезвлением насчет того, как реально в Турции воспринимают азербайджанцев и Азербайджан. По свидетельствам работавших в Турции жителей Страны огней, для турок азербайджанцы, в лучшем случае, пущенные из жалости в турецкий дом бедные родственники, а в худшем — незваные гости.

Русский язык входит в предметную линейку азербайджанской средней школы. В стране сохранилась советская система разделения государственных школ на два сектора — азербайджанский и русский. В русском секторе «русских» часов больше, в азербайджанском меньше. За тем, как и в каком объеме преподают в местной школе русский язык, власти страны отдали право контроля главной русской организации Страны огней — Русской общине Азербайджана. Глава этой общины, депутат Милли Меджлиса Михаил Забелин из года в год свидетельствует: преподавание русского языка в обоих секторах, как и права русскоязычного населения Азербайджана, находится на высоком уровне и соблюдается в полном объеме.

Несмотря на заверения Забелина, в азербайджанских школах с русским языком периодически происходят довольно знаковые эксцессы. Вроде того, который описал осенью 2009 года азербайджанский информационный портал «Зеркало». Семь лет назад в редакцию портала несколько педагогов школы № 20 Ясамальского района города Баку. «Все эти учителя преподают в этой школе русский язык в азербайджанском секторе. Проблема, с которой они столкнулись, появилась не вчера, она волнует их еще с прошлого учебного года, — излагал ситуацию портал. —  Именно тогда директор школы раздал им письма, в которых их ставили в известность о том, что в связи с сокращением количества часов преподавания русского языка в азербайджанском секторе, их просят написать заявление об уходе по собственному желанию. А в противном случаев педагогов поставили в известность о том, что они будут уволены по пункту Б статьи 70 Трудового кодекса Азербайджанской Республики (нарушение трудовой дисциплины)».

«Пришедшие в редакцию учителя посетовали, что они посвятили школе № 20 не один десяток лет своей жизни, — писало „Зеркало“. —  Кто-то проработал там тридцать лет, кто-то сорок, и вот благодарность за их труды». По словам педагогов-русистов, по тому, с какой охотой ученики посещали уроки русского языка, было видно их желание изучать русский язык. «У нас всегда полные классы, школьники не прогуливают эти уроки. Они прекрасно понимают, что знание русского не менее важно, чем знание английского или немецкого. Отметим, что именно в СНГ, членом которого является и Азербайджан, как раз русский язык служит языком межнационального общения. Понятное дело, что, скажем, на Украине, Молдове или в Беларуси вас скорее поймут, если вы будете говорить по-русски, нежели по-азербайджански или по-английски».

Педагоги вспомнили и фразу президента Азербайджана Гейдара Алиева: «Русскому языку мы должны учиться у Пушкина, азербайджанскому — у Низами, английскому — у Шекспира». Вспомнили, что в начале президентства Алиева-старшего русский язык выпустили из культурного гетто, куда его отправили в 1991 году пантюркисты. Бакинский славянский университет, гордость властей Азербайджана, появился в 2000 году по указу Гейдара Алиева, на базе Азербайджанского педагогического института русского языка и литературы имени Ахундова, где в советские годы готовили педагогов-русистов для азербайджанских школ. Но для директора школы, как говорят учителя, законы Алиева оказались будто неписаны. «Он ответил, что в связи с тем, что русский язык в азербайджанском секторе изучается сейчас как иностранный, родители учащихся предпочитают, чтобы их дети изучали в качестве иностранного английский язык. А потому для русского языка места в учебном плане не осталось». В связи с этим изучение русского языка в школе было признано лишенным необходимости.

Спустя год после этой публикации, в 2010 году, власти Азербайджана признали, что русский язык — иностранный, поэтому обязательного характера он не будет иметь. Но вместе с тем, по заверениям официального Баку, в школах Азербайджана с 2010—2011 года вводится обучение русскому языку с 1 по 5 классы. По свидетельству директора бакинский школы № 145 Николая Васильченко, эта инициатива проявляется властями республики уже не первый год в виде пилотных проектов. Русского «пилота» каждый раз испытывают как в младших, так и в старших классах. Как сказал директор бакинский школы, эксперименты с «русскими часами» вызваны, прежде всего, потребностью населения Азербайджана в работе на территории России. «Знание русского языка позволяет это делать. И любовь к русскому языку осталась в Азербайджане», — говорил Васильченко в интервью «Эху Москвы». Вместе с тем русский бакинец отметил, что с каждым годом уменьшается число русскоязычных граждан Азербайджана, поскольку некоренное население покидает республику. Васильченко, беседуя с журналистами «Эха», заявил, что Русская община Азербайджана дает приукрашенную информацию по числу реально живущих в стране русских: их в Азербайджане не 130, а 60 тысяч человек, и с каждым годом идет убыль. Директор бакинской школы рассказал о том, как в 2008 году власти Азербайджана убрали из местных СМИ русскую вещательную сетку, оставив только выпуски новостей на русском языке. «Наша администрация обратилась в правительство России: «Если вы хотите транслацию на русском языке, должны платить энную сумму денег. Кабинет министров России отказался оплачивать русскую трансляцию», — поведал директор.

Из слов директора бакинской школы следует: дискриминации русского языка в Азербайджане, как в Прибалтике или на Украине, нет. Но вместе с этим в стране год от года идет сужение традиционного для дореволюционного и советского Азербайджана русского культурного поля — ествественной среды применения и развития русского языка в Стране огней. Русское население Азербайджана, естественные носители языка Пушкина и Толстого, или уезжает или сидит на чемоданах. Русское культурное присутствие в Азербайджане негласно обречено властями страны на тихую, но довольно стремительную самоликвидацию, а некоренное население, чтобы остаться, вынуждено прогибаться под политику ассимиляции. По свидетельству учителей русских секторов, многие их ученики, будучи русскими по рождению, на родном языке изъясняются «как азербайджанцы из дальнего села, только приехавшие в Баку». Вместе с тем русский язык в Азербайджане преподается как в средней школе, так и в высшей. Но с сугубо прагматическими целями. Первая: создание у Запада видимости Азербайджана как европейской мультикультурной страны. Вторая: как формальное подтверждение заверений Баку перед Москвой, что Азербайджан — исторический и стратегический союзник России на Южном Кавказе. Третья: чтобы удовлетворять миграционные потребности азербайджанцев, которые ищут счастья в России. В миграции коренного населения в Россию состоит финансовый расчет Баку. Проценты от денежных переводов из России в Азербайджан исчисляются миллионами манатов и идут напрямую в казну. Кроме этого, за счет миграции активного населения в самом Азербайджане снижается то, что социологи называют коэффициентом социальной напряженности.

Есть и четвертая причина. Та самая, для чего и создавался в 2000 году в Баку Славянский университет. При всем богатстве геополитического выбора у азербайджанской политики пока есть одна-единственная зона максимального благоприятствования — Россия. Чтобы полностью реализовать в России программные «минимумы» и «максимумы», официальный Баку нуждается в соответствующих кадрах. Видимо, этим и объясняется, почему в Бакинском социальном университете не так давно не дали «добро» стажерам из УрФу. Поскольку поставленные перед этими кадрами задачи имеют «закрытую» направленность, не предназначенную для «внешней» публики, то кузницы этих кадров работают только на «своих», прошедших сквозь нужные «фильтры». Бакинская реальная политика строится на том, что вслух при посторонних говорить не то что нельзя, а категорически запрещено.

Из изложенного набора фактов видится, что запрет ректора Бакинского славянского университета Нурлан Алиевой общаться студентам вуза между собой на русском языке — это не слухи, а, скорее всего, реальный факт. В Азербайджане по-русски говорить можно. Но только в том случае, если русское присутствие тихо сидит в отведенной ему маленькой нише, не нарушает прописанного правящим кланом этнополитического баланса и не заявляет о своем равноправии с азербайджанским большинством. Этот ассимилятивный регулятив, очень напоминающий этноязыковую политику в кемалистской Турции, касается также аварцев, лезгин, талышей и представителей других национальностей Азербайджана. Он напрямую касается и тех коренных азербайджанцев, которые не вписаны в правящий клан и смежные с ним кланы и субкланы. Срабатывает принцип классической этнократии: то, что заявляется властями как защита прав коренного этноса, на самом деле работает на защиту политических интересов одной правящей верхушки, состоящей не из всего титульного народа (Боже упаси!), а узкого круга лиц. В этом Азербайджан ничем не отличается от того же как бы российского, но столь суверенного Татарстана.

Орхан Искандерзода, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/15/pantyurkizmy-slavyanskogo-universiteta-baku-russkiy-yazyk-kak-instrument-etnokratii
Опубликовано 15 августа 2016 в 19:32
Все новости

29.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами