• USD 64.06 +0.36
  • EUR 71.93 +0.56
  • BRENT 45.89

Политолог: Эмиграция оказалась приговором для государств Прибалтики

Александр Носович. Фото с личной страницы в соцсети.

Страны Прибалтики в нынешнем году демонстрируют чудовищные цифры во всём, что связано с эмиграцией, пишет обозреватель портала RuBaltic.ru Александр Носович. Специалист приводит данные, свидетельствующие о том, что бегство населения из региона ускоряется галопирующими темпами, Литва и Латвия превратились в европейских рекордсменов по эмиграции и вымиранию.

«Эмиграция, превращённая прибалтийскими властями в панацею от любых социально-экономических трудностей, оказалась смертным приговором для Литвы, Латвии и Эстонии: при сохранении нынешних темпов депопуляции эти страны просто не смогут дальше существовать. Согласно последней политике Eurostat, Литва, Латвия и Эстония, наряду со Словакией, — это единственные страны Центральной и Восточной Европы, из которых не прекратилась эмиграция населения. Эмиграция из Прибалтики, напротив, только растёт. Втрое по сравнению с 2014 годом в прошлом году увеличилась эмиграция из Эстонии. В Латвии в прошлом году из страны уехало на 5,7% больше людей, чем в позапрошлом. И абсолютный рекорд европейской эмиграции установила Литва, население которой в 2015 году сократилось на полтора процента: в прошлом году из Литовской Республики уехало на 21,6% больше жителей, чем в позапрошлом. „Новая Европа“ традиционно считалась в Евросоюзе рынком дешёвого низкоквалифицированного труда для богатых „старых“ стран — членов ЕС. Однако, в последний год-полтора в это расхожее представление приходится вносить коррективы. Согласно тому же Eurostat, в 2015 году эмиграция из Чехии сократилась на 33,5%, из Венгрии — на 22,2%. Пошёл на спад поток гастарбайтеров из Польши и даже из Болгарии и Румынии. И только из Прибалтики люди бегут ещё быстрее, чем раньше», — пишет Носович.

«В нынешнем году эмиграция из Прибалтики даже по сравнению с прошлым годом растёт галопирующими темпами. Из Литвы за первое полугодие 2016 года уехало на 6,5% больше народу, чем за первое полугодие 2015 года. Литва уверенно держит звание чемпиона ЕС по сокращению численности населения: официально в стране сейчас живёт 2,863 миллиона человек — в 2015 году жило 2,918 миллиона. Население Латвии за год сократилось на 1%, по депопуляции страна занимает уверенное второе место в Евросоюзе после Литвы; население Латвийской Республики сейчас составляет 1,952 миллиона человек. Из Эстонии за последний год эмигрировали 13 тысяч человек. Данные статистики и оценки экспертов не оставляют камня на камне от лицемерных попыток прибалтийских властей оправдаться за вымирание своих стран — называя эмиграцию лишь временным отъездом на заработки и утверждая, что миграция населения в рамках ЕС не имеет никакого значения для Литвы, Латвии и Эстонии и никак не влияет на жизнь прибалтийских республик. Опросы самих эмигрантов показывают, что большинство из них не отъехало на время на заработки, а именно что эмигрировало, выбрав себе новую родину. Согласно исследованию Латвийского университета, 62,7% уехавших из Латвии заявили, что не хотят возвращаться, потому что разочаровались в Латвии как в государстве. Из тех, кто всё-таки выбрал Латвию и вернулся, 40% поменяли своё решение и снова уехали. Схожие исследования проводились и в Литве. По опросу 2011 года, проведённому Институтом гражданского общества Литвы, 60% литовских эмигрантов отказались от возвращения в Литву», — сообщает эксперт.

«Сухую статистику лучше всего иллюстрируют конкретные факты. Например, тот факт, что дети прибалтийских политиков зачастую не живут в Прибалтике. Журналистское исследование на эту тему провела латвийская газета Diena. Оказалось, что сын латвийского премьера Мариса Кучинскиса работает в Германии, дочь однопартийца премьер-министра председателя парламентской фракции Союза „зелёных“ и крестьян Аугуста Бригманиса с 16 лет в Великобритании, дети бывшего еврокомиссара, а ныне председателя другой правящей партии, „Единства“, Андриса Пиебалгса живут в Великобритании и Австрии. Высокопоставленные родители не готовы звать своих отпрысков вернуться домой: премьер-министр Марис Кучинскис даже признался, что поддержал сына в его решении не возвращаться в Латвию. Так что, имеет место массовый отказ жителей Прибалтики от своих стран. Называть это явление „отъездом на заработки“ — верх лицемерия. Такое же лицемерие — утверждать, что миграция населения внутри ЕС не имеет никакого значения для Литвы, Латвии и Эстонии и никак не отражается на жизни этих стран. Потому что в реальности эмиграция для Литвы, Латвии и Эстонии определяет всё: эмиграция определяет образ жизни прибалтийских обществ сегодня и лишает будущего Прибалтийские государства завтра. Вся прибалтийская жизнь так или иначе вращается вокруг депопуляции. Школьники обсуждают, кто куда уедет по достижении совершеннолетия, старики обсуждают, в каких странах работают дети, сколько там зарабатывают по сравнению с Литвой и привезут ли на лето из Европы внуков. Большие города — Каунас или Даугавпилс — стоят полувымершими, в ряде малых городов уже не хватает населения, чтобы называться городами, а сельская местность просто исчезает. С карты Прибалтики из года в год исчезают географические объекты, однако жители опустевших хуторов зачастую переезжают не в Ригу и Вильнюс, а в Лондон и Дублин. В Прибалтике нет „точек роста“, которые притягивали бы к себе население из провинции: внутренняя миграция не играет там большой роли, а столицы теряют жителей так же, как и глубинка», — пишет Носович.

«Если в кризисные и посткризисные годы из Прибалтики уезжали из-за отсутствия работы, то теперь уезжают просто потому, что это стало социальной нормой. Как в советские годы для мужчин было общепринятой нормой отслужить в армии, так сегодня в Прибалтике социальная норма для молодёжи — уехать. По данным Департамента статистики Литвы, больше половины эмигрантов — 52% покинувших Литву в первом полугодии 2016 года — это молодёжь в возрасте 18−35 лет. Литву оставляют выпускники местных вузов — уезжают искать работу по специальности в Европе сразу по получении диплома. Из Литвы уезжают уже не только безработные, но и востребованные на рынке труда квалифицированные специалисты. Самая большая беда — эмиграция врачей. „После попыток посчитать, кто и сколько зарабатывает, сколько работают, многие врачи выбрали работу за границей. Поэтому масштабы эмигрирующих огромны, выучить язык молодым людям несложно. Сейчас катастрофически не хватает врачей-специалистов (неврологов, окулистов, кардиологов, травматологов, ЛОР), особенно в районах, в Биржай, Пасвалисе, Пакруоисе, Шилуте или Шилале. То же самое касается медсестёр — мы их отлично готовим, а они уезжают“, -говорит заместитель председателя парламентского Комитета по здравоохранению Антанас Матулас. Аналогичные проблемы в других странах Прибалтики. В Эстонии много лет в ходу шутки про эстонских врачей: в республике хронический дефицит медицинских работников, потому что большинство докторов при первой же возможности уезжают работать в Финляндию, где зарплаты в 6 раз выше. В Латвии из-за дефицита врачей пациенты могут по два месяца дожидаться своей очереди на приём», — сообщает политолог.

«Почти такая же серьёзная проблема — растущий дефицит специалистов рабочих профессий. Из Литвы, Латвии и Эстонии эмигрируют водопроводчики, электрики, сварщики — их зарплаты в Европе в наибольшей степени отличаются от местных, прибалтийских. Такими темпами в Прибалтике через несколько лет будут одни сплошные магистры European studies, знающие всё о распределении еврофондов, но им некому будет починить прорвавшуюся трубу. И ещё одна беда, которая неотвратимо надвигается на Литву, Латвию и Эстонию в связи с эмиграцией, — через несколько лет из-за отъезда платящего налоги экономически активного населения оставшимся в Прибалтике пенсионерам будет не на что платить пенсии. Согласно прошлогоднему прогнозу Eurostat, в ближайшие 40 лет население Литвы сократится на 38%, Латвии — на 31%. С учётом уже произошедшей депопуляции (за последние четверть века Латвия и Литва потеряли около трети своих жителей), к середине XXI века Прибалтийские республики потеряют две трети населения. При этом с 2020-го по 2030 год на пенсию уйдёт самое многочисленное поколение жителей Прибалтики, а на рынке труда их сменит поколение самой низкой рождаемости. Исходя из этого, министерство социальной защиты и труда Литовской Республики предполагает, что с 2020 года литовские пенсии будут составлять не более 24% от средней зарплаты. Надо полагать, в дальнейшем, по мере углубления демографической катастрофы, размер пенсий в странах Прибалтики будет сокращаться всё больше и больше — потому что всё меньше и меньше будет людей, из чьих зарплат эти пенсии формируются. Так демографическая катастрофа Прибалтики оборачивается для трёх её стран просто катастрофой. Из-за феноменальной эмиграции населения Литва, Латвия и Эстония в ближайшие десятилетия просто не смогут дальше существовать: в них не останется достаточного количества людей, способных поддерживать социальную, жилищную и городскую инфраструктуру, оплачивать образование детям и пенсии старикам», — считает наблюдатель.

«Эта ситуация — закономерный итог политики „меньше народу, больше кислороду“, которую четверть века проводили власти Прибалтики. Местные правящие элиты сделали ставку на эмиграцию как панацею от любых своих бед: социальных, политических, экономических. Всю постсоветскую историю им была чужда и непонятна идея „сбережения народа“; напротив, они всегда были готовы сделать очередное „кровопускание“, ради решения своих проблем потеряв ещё немножко населения. В 1990-е годы прибалтийские этнократы добивались незыблемости своей власти выдворением „русских оккупантов“. Формула „Чемодан, вокзал, Россия!“ была практически официальной политикой. В обществе сознательно формировалась атмосфера ненависти по отношению к русскоязычным, первые лица Литвы, Латвии и Эстонии без стеснения говорили, что оптимальное решение проблемы русского населения — заставить всех русских уехать в Россию. После вступления стран Прибалтики в Евросоюз трудовая миграция избавила прибалтийские элиты от необходимости всерьёз заниматься экономикой и социальной сферой. Зачем бороться за сохранение промышленности? Зачем отстаивать в Брюсселе Игналинскую АЭС? Зачем драться за каждого потенциального инвестора? Зачем спасать от банкротства самый большой в Европе литовский рыболовный флот? Зачем помогать жильём молодым семьям, зачем поддерживать молодых специалистов, зачем платить пособия за каждого второго и последующего ребенка? Вместо всего этого можно просто сказать: не нравится — границы открыты. Чемодан, аэропорт, Лондон! В Европе зарплаты в пять раз больше, а нам без вас головной боли будет меньше. Сегодня наступает расплата за такую политику по отношению к собственным жителям, её исторически неизбежный результат», — заключает Александр Носович.

Напомним, что недавно в Латвии запустили общественную акцию по возвращению многочисленных соотечественников-гастарбайтеров, ныне трудящихся в государствах Западной Европы. Государственный институт Латвии, отчаявшись выполнить план по реэмиграции (нет ни денег, ни желающих возвращаться), предложил отправлять зарубежным соплеменникам послания Gribu tevi atpaka («Хочу тебя обратно»).

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/08/politolog-emigraciya-okazalas-prigovorom-dlya-gosudarstv-pribaltiki
Опубликовано 8 августа 2016 в 11:37
Все новости

24.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами