• USD 63.85 -0.21
  • EUR 71.86 -0.07
  • BRENT 47.94 +3.05%

Демократия на тайский манер

Премьер-министр Таиланда Прают Чан-Оча.

7 августа 2016 года десятки миллионов тайцев придут на избирательные участки, чтобы принять участие в важном референдуме.

Воскресным утром в королевстве Таиланд откроются 94 тыс. избирательных участков. Имеющим право голоса жителям Таиланда, а таковых в королевстве насчитывается 40,4 млн человек, предлагается ответить простым «Да» или «Нет» на два вопроса: Согласны ли вы с проектом новой Конституции? и Стоит ли доверить сенату вместе с нижней палатой выбирать премьер-министра?

Следить за порядком на избирательных участках будут более 200 тыс. полицейских. За новостями из Таиланда внимательно следят в России. Это королевство в Юго-Восточной Азии является одним из самых популярных мест отдыха у россиян. Советы российским туристам уже привычные: соблюдать рекомендации властей, не забывать об осторожности и избегать больших скоплений людей.

Вся власть сенату

Новую Конституцию военные, которые уже два года правят Таиландом, считают главным шагом на пути развития «полностью функционирующей демократии». «Национальный совет для мира и порядка» (NCPO), который временно заменяет правительство королевства, утверждает, что новые законы позволят властям, которые будут выбраны путем демократических выборов, эффективнее бороться с коррупцией, охватившей королевство, и проводить начатые Советом реформы. Однако оппозиция справедливо опасается, что новая конституция даст NCPO слишком много власти и позволит ему сохранить влияние и после выборов в парламент, которые должны состояться через год, летом 2017 года. После этих выборов военные должны вернуться в казармы и передать власть гражданскому правительству.

Самым спорным, по крайней мере, по мнению оппозиции, положением новой Конституции является реформа Национальной ассамблеи Таиланда (парламента). Высший законодательный орган королевства состоит из двух палат: верхней — сената, в котором заседают 150 сенаторов, и нижней — Палаты депутатов, состоящей из 500 депутатов. Так же, как в большинстве двухпалатных парламентов, основная законодательная власть сосредоточена в руках депутатов.

После переворота 22 мая 2014 года захватившие власть военные распустили двухпалатный парламент и временно заменили его однопалатной Национальной законодательной ассамблеей, в которой заседают 250 человек. По новой конституции принимать законы в королевстве будет так же, как до переворота, двухпалатная Национальная ассамблея, но с серьезными изменениями, которые коснутся верхней палаты. До переворота одна часть сенаторов — 76 человек избиралась, а вторая — назначалась специальным Комитетом по выборам в сенат. Военные хотят, чтобы все сенаторы нового сената, численность которых увеличится до 250, назначались Комитетом. Отсюда вытекает и второе важное изменение. Новая Конституция предлагает существенно расширить полномочия верхней палаты и позволить ей в частности участвовать в выборах премьер-министра. Это перераспределение полномочий, уверены в оппозиции, позволит генералам сохранить контроль над постом главы правительства, который сейчас временно занимает Прают Чан-Оча, возглавляющий NCPO. Прают — бывший генерал, командующий сухопутными силами королевства. В прошлом году он ушел в отставку и сейчас щеголяет в строгом деловом костюме, но известная пословица, гласящая, что бывших генералов не бывает, верна и для Таиланда. Естественно, самые тесные связи с армией Прают сохранил, хотя формально сейчас и является гражданским лицом. Отставка, кстати, по мнению наблюдателей, свидетельствует о намерениях 60-летнего Праюта Чан-Очи надолго возглавить правительство. Причем, не только временное, конечно.

Сам он, впрочем, утверждает обратное. «У меня нет намерения держаться за власть, — заявил Прают Чан-Оча 5 августа.- Я всегда говорил, что мы проведем выборы в 2017 году. Мы хотим, чтобы страна двигалась вперед. Мы придумали, как сохранить в ней стабильность как минимум на пять лет. Если бы я был настоящим диктатором, то никогда бы не позволил провести референдум и не обещал бы провести выборы».

В новой конституции 279 статей. Ее главная цель, считают оппозиционеры, создание слабых коалиционных правительств, чтобы власть перешла сенату и судебным органам, которые будут контролироваться хунтой. Новые законы затруднят получение большинства в нижней палате какой-то одной партией. В первую очередь это направлено против оппозиционной партии «Пхыа Тхаи», которой вполне по силам победить на выборах и которая регулярно делала это последние полтора десятилетия.

Разноцветные рубашки

Несмотря на важность предстоящего референдума особого ажиотажа в королевстве не наблюдается. Скорее всего, потому что тайцам не привыкать принимать новые конституции. Эта будет по счету… двадцатой после упразднения в 1932 году абсолютной монархии. В Таиланде популярен анекдот, в котором библиотекарь советует студенту, пришедшему в библиотеку изучить главный закон королевства, поискать его последний вариант в газетах.

Еще одной причиной, объясняющей апатию, по крайней мере, внешнюю жителей Таиланда в преддверии важного волеизъявления, является накопившаяся за последнее десятилетие усталость от бурных политических событий, сотрясавших королевство. Политическая жизнь в Таиланде никогда не отличалась особой стабильностью и спокойствием, однако последние десять лет действительно выдались особенно неспокойными. Напомним, в 2006 г. в королевстве произошел очередной, 18-й по счету военный переворот, к счастью, бескровный. Военные сместили премьер-министра Таксина Чиннавата, тогда, к слову, находившегося за границей. По иронии судьбы, через восемь лет, в 2014 году, генералы убрали с поста главы правительства и его сестру Йинглак.

Прошедшее десятилетие было временем политических интриг, многочисленных выборов и многолюдных демонстраций, часто заканчивавшихся кровавыми столкновениями. По одну сторону баррикад находились так называемые «краснорубашечники», в основном жители сельских районов и рабочие, поддерживающие Таксина Чиннавата. Им противостояли «желторубашечники», в большинстве городские жители и представители среднего класса, выступавшие против Таксина, его сестры и их сторонников.

Предыдущая хунта сдержала слово и в 2007 году после парламентских выборов передала власть правительству. Правда, до выборов они точно также, как сейчас, провели референдум по конституции, на котором одержали победу.

10 лет за агитацию

Проект новой конституции был опубликован в марте 2016 года. Однако никакой привычной избирательной кампании в королевстве не было. Вернее, она была, но проходила довольно странно. NCPO активно агитировал тайцев сказать 7 августа «Да». Военные не только неустанно доказывали плюсы нового закона в городах и в первую очередь, конечно, в Бангкоке, но и направили курсантов военных училищ агитировать в сельские районы.

Что же касается оппозиции, которая, как нетрудно догадаться, дружно выступила против новой конституции, то ни ее представителей, ни плакатов с призывами сказать на референдуме: «Нет», на столичных улицах замечено не было.
Во всем виноват принятый NCPO Закон о референдумах, который жестко ограничивает возможности противников хунты. Особой критике правозащитных организаций, к которым присоединились послы 20 стран в Таиланде, подвергается 61-я статья Закона о референдумах. Она угрожает тюремным заключением сроком до десяти лет всем, кто в любой форме: устной, письменной, на телевидении, радио и в интернете распространяет «лживую» и «недостоверную» информацию, способную дестабилизировать обстановку в стране. Жесткие наказания за нарушение очень расплывчатых формулировок угрожают не только СМИ и организациям, но и физическим лицам.

Сунай Фасук, специалист по Таиланду из правозащитной организации Human Rights Watch, рассказал лондонскому Guardian, что в такой атмосфере сделать правильный и, что самое главное, беспристрастный выбор тайским избирателям будет крайне трудно.

Открытые и публичные дебаты Избирательная комиссия Таиланда (ЕСТ) заменила разъяснениями сути новых законов. Как нетрудно догадаться, о нейтралитете, который, казалось бы, должен присутствовать при такой системе избирательной борьбы, речи не шло. Разъяснения открыто агитируют за принятие новой конституции, которую составил специальный комитет, состоящий из 21 человека. Естественно, все они были назначены NCPO.

Конечно, оппозиция в лице главных партий — партии Йинглак Чиннават «Пхыа Тхаи» (За Таиланд) и «Нового демократического движения» (NDM) пыталась организовать кампанию под девизом: «Скажи новой конституции: нет», но власти действовали решительно и жестко. Активисты оппозиции, раздававшие на улицах листовки с критикой новой конституции и NCPO, немедленно арестовывались, а оппозиционные СМИ временно закрывались. Так, 21 июля NCPO закрыл на месяц телеканал, поддерживавший краснорубашечников. За решеткой оказались сотни представителей оппозиции, в т. ч. и журналисты.

Заманчивая стабильность

Самым сильным стимулом голосовать за новую конституцию является страх перед новыми, еще более сильными потрясениями. Военные обещают, что в случае одобрения новой конституции выборы будут проведены уже в следующем году. Поражение властей, с другой стороны, приведет к новой неопределенности и нестабильности.

Девять лет назад этот стимул сработал. На референдуме в 2007 г. за новый закон проголосовали 57% тайцев. К слову, такой же тогда была и явка. Какой будет явка в предстоящее воскресенье, сказать трудно. Политологи считают, что чем больше избирателей придет на участки, тем больше шансов у оппозиции победить.

Сейчас тайцы многое поняли. Выборы в 2007 г. несмотря на обещания спокойной жизни привели к дальнейшей поляризации общества. Они принесли не стабильность, а уличные протесты и в конце концов новый переворот.

Нестабильности текущей обстановке добавляет и быстро приближающаяся смена королевской власти. Королю Пхумипону Адульядету через четыре месяца исполнится 89 лет. 70 (!) из них он правит Таиландом. Король пользуется громадным уважением. Непререкаемый авторитет позволял ему много лет быть сдерживающей силой и арбитром в постоянных спорах между политическими партиями. Однако здоровье монарха сильно оставляет желать лучшего. Он страдает от целого букета болезней, все реже появляется на публике и уже не первый год практически живет в больнице.

Уход Пхумипона с политической арены станет большой потерей для Таиланда. Авторитета его единственному сыну, кронпринцу Махе Вачиралонгкорну, известному непредсказуемым поведением, явно не хватает. Его недолюбливает и народ, элита и, что самое главное, армия, хотя по профессии он — военный.

Еще одно отличие нынешней обстановки от событий 9-летней давности состоит в том, что тайцы, если можно так сказать, немного «соскучились» по выборам, потому что последний раз они выбирали законодателей больше пяти лет назад. Предыдущая хунта правила два года, после чего передала власть правительству.

Конечно, настроения электората накануне выборов измерить непросто. В декабре прошлого года правительство обнародовало результаты опроса, согласно которому 99,3% тайцев довольны его работой. Учитывая Закон о референдумах, очевидно, что подавляющее большинство жителей Таиланда боится признаться, что будет голосовать против властей.
Большинство опросов с небольшим перевесом отдают победу сторонникам новой Конституции. При этом следует иметь в виду, что до самого последнего дня согласно всем опросам большинство тайцев еще не решили, как они будут голосовать.
Власти запретили проводить экзит-поллы. Следовательно, придется ждать три дня официального объявления результатов. Впрочем, наблюдатели считают, что результат в общих чертах будет ясен уже утром в понедельник.

Пришли надолго

Нынешняя хунта отличается от предыдущих, причем, не только от тех, что находились у власти в шестидесятые годы прошлого века, но и от предшественницы жесткостью и решительностью. Предшественники нынешних генералов оставляли тайцам некоторые свободы и права при условии, что народ не устраивал многотысячные акции протеста против властей. В прошлом военные часто ставили во главе главных министерств технократов. Это позволило тайской промышленности быстро развиваться в 60−90-е гг 20 века. В 2007 г. генералы провели выборы и, как и обещали, отдали власть гражданскому кабинету.

Нынешняя хунта делает все, чтобы к власти не вернулись сторонники Таксина. Судя по всему, они пришли надолго. Генералы уже намекнули, что в случае поражения на референдуме, временное правительство может остаться у власти на неопределенный срок.

Власть военным нужна для того, чтобы довести до конца разработанный ими 20-летний план реформ, разбитый на пятилетки. Он предполагает изменения в социальной, экономической и политической сферах. Будущим правительствам придется претворять в жизнь не свои идеи и замыслы, а работать над программой реформ под присмотром сената.
«Они (сенаторы) будут следить за тем, чтобы реформы продолжались, — рассказал в интервью агентству Reuters директор Совета национальной безопасности (NSC) генерал Тавип Нетниём.

Все два года пребывания у власти хунта энергично подавляет оппозицию. Сотни противников режима были вынуждены пройти курсы перевоспитания, которые чаще всего проводятся в военных лагерях. Оппозиционеров, утверждает Human Rights Watch и другие правозащитные организации, нередко пытают. Многих заставляют подписывать обязательства больше не участвовать в политической деятельности.

Впрочем, чрезмерная жесткость может сослужить генералам плохую службу. Благодаря тому, что хунта подавляет всякое проявление недовольства, для многих тайцев участие в референдуме является едва ли не единственным средством выражения протеста против режима. По крайней мере, пока даже у оппозиции нет серьезных оснований утверждать, что власти попытаются оказывать прямое давление на голосующих на избирательных участках или попытаются подтасовать результаты. Это значит, что определенные шансы на победу у противников хунты есть…

За последние 84 года тайские военные организовали 19 переворотов. 12 из них были успешными. 12 из 29 премьеров носили генеральские погоны.

В 2006 году переворот осуществили ярые монархисты, военные из организации «Восточные тигры», которые служили во 2-й пехотной дивизии Первого военного округа в восточной провинции Прачинбури. Прают Чан-Оча и его ближайший помощник, генерал-полковник Правит Вонгсуван, который сейчас занимает пост министра обороны королевства, тоже из «Тигров».
По словам Правита, неважно, кто победит на выборах. Главное, чтобы соблюдалась новая конституция. Он считает, что ее основная цель состоит в том, чтобы присматривать за политиками и не позволять им нарушать принципы демократии. Тайские военные обеими руками за демократию, но демократию несколько своеобразную, с военным уклоном.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/06/demokratiya-na-tayskiy-maner
Опубликовано 6 августа 2016 в 11:53
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами