• USD 63.95 -0.11
  • EUR 71.93
  • BRENT 47.69

Асылбек Избаиров: «Анкара добивается нейтрализации иностранных институтов своих противников»

Асылбек Избаиров. Фото: 24.kz

По данным турецких СМИ, вчера, 25 июля, состоялся телефонный разговор министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с его киргизским коллегой Эрланом Абдылдаевым. В ходе беседы глава МИД Турции просил власти Киргизии изменить свое отношение к Фетхуллаху Гюлену и его движению «Хизмет».

Турецкие власти после сорвавшегося мятежа военных, в котором обвиняют Гюлена, обратили внимание на «самочувствие» гюленовцев за пределами Турции. Особенно их беспокоят постсоветские государства с компактным проживанием тюркоязычного населения. К России, в которой действующее от имени Гюлена течение «Нурджулар» признано террористическим, у Анкары претензий нет. Турция хвалит и Азербайджан, власти которого после подавления путча в Турции начали процесс очищения республики от гюленовского присутствия. Нет претензий к Узбекистану, Казахстану. Единственная тюркское постсоветское государство, которое выбивается из позитивного ряда, — Киргизия. Гюленовское движение в этой республике представлено сетью турецких лицеев «Себат», которые открыты по всей стране — от Бишкека до Оша.

«Кыргызстан — это одно из мест, где банда Гюлена очень сильна, — заявил Чавушоглу. — Я сказал своему киргизскому брату Эрлану Абдылдаеву, что если они не предпримут шаги против них, мы пересмотрим свои взгляды. Наше ожидание от наших братьев заключается в том, чтобы они не защищали тех, кто стоял за попыткой государственного переворота» (в Турции — EADaily).

О причинах внезапно проявившейся «заботы» турецкого государства о гюленовцах в бывшей советской Средней Азии, и о том, что в самом деле представляют собой последователи Гюлена в Киргизии, с корреспондентом EADaily беседовал казахстанский политолог и востоковед Асылбек Избаиров, директор Института геополитических исследований (Астана).

Почему турецкие власти после неудавшегося переворота вдруг забеспокоились о самочувствии гюленистов за пределами Турции, в частности, в Киргизии? Не готовит ли Анкара какую-то новую игру?

Во-первых, мы должны понимать, какую революционную трансформацию на данный момент переживает Турецкая Республика, где прямо у нас на глазах ломается традиционная система сдержек и противовесов, сложившаяся в основных чертах при основании страны Кемалем Ататюрком. Если проводить исторические аналогии, то вспоминается время танзимата и, отчасти, младотурецкие реформы. Более понятные для России аналогии — петровские реформы, отчасти — правление Николая I с его реакцией на восстание декабристов и мощным консервативным посылом.

Во-вторых, естественно, что трагические события в Турции и тектонические перемены в её политической структуре будут так или иначе касаться не только внутренней ситуации в стране, но и внешнеполитического курса. С большой долей уверенности можно говорить, что внутренний конфликт по линии Эрдоган-Гюлен коснётся и внешних общин, связанных с Турцией и проживающих в Европе (прежде всего в Германии и Австрии), а также на Ближнем Востоке (Северный Кипр, туркоманы Сирии и т. д.) и на Кавказе. Естественно, коснётся он и сформировавшихся за четверть века независимости протурецких элементов и в Центральной Азии, близкой к Анкаре по ряду культурных, религиозных, лингвистических и исторических факторов. В наших странах длительное время работала успешно реализованная модель образовательной системы турецких лицеев и предпринимательской кооперации (ассоциации) «Хизмет», сформированной Фетхуллахом Гюленом.

В условиях его конфликта с правительством Турции, обвинившим гюленовцев в создании параллельного государства, вполне естественно, что Анкара добивается нейтрализации иностранных институтов своих противников. В просьбах к правительствам стран Центральной Азии о закрытии турецких лицеев мы видим прежде всего именно это, а не какую-либо новую игру со стороны Эрдогана. У него прекрасные рабочие отношения с президентами Казахстана и Киргизской Республики, где данные лицеи и бизнес-ассоциации особенно сильны. В Узбекистане данные лицеи уже закрыты, точно так же, как в России, Азербайджане, Туркменистане и Таджикистане. При этом очевидно, что у Анкары нет действенных рычагов давления на наши страны для какого-либо «продавливания» данных вопросов, относимых руководством наших стран к своим внутренним вопросам, по которым будут приняты самостоятельные решения.

Есть ли в гюленовских общинах Киргизии выходцы из Казахстана? Если да, то что из себя представляют эти люди? Из каких они социальных слоев, чего хотят от жизни, каких политических убеждений придерживаются… И встречаются ли среди гюленистов бывшей советской Средней Азии"затаившиеся" ваххабиты или хизбутчики?

Нужно понимать, что выходцы из турецких лицеев Казахстана и Киргизии — это тысячи высокообразованных молодых людей, сумевших реализовать себя во многих сферах общественной и экономической жизни наших стран. При этом ассоциации их выпускников, бизнесменов-хизметчиков, подчёркнуто аполитичны. И если у кого-то из таких людей есть своя гражданская или иная политическая позиция, то это их личные убеждения. Это могут быть самые разные люди по происхождению и национальности (среди выпускников турецких лицеев представлены все национальности, в том числе и славяне) и разные политические платформы, а не только «агенты пантюркизма», как кажется со стороны. Какого-либо заметного влияния на политику наших стран эти люди не оказывали. Основные политические элиты наших стран представлены ещё поколениями, выросшими в советских «портянках».

О связях казахских и киргизских гюленистов говорить отдельно очень сложно, хотя бы потому, что их невозможно выделить из общей ткани родственных и соседских связей, существующих между нашими народами, близких подобно россиянам и белорусам. Многие киргизские выпускники продолжают обучение в Казахстане, есть много браков между нашими молодыми людьми и девушками. Какого-то «заговора» я тут просто не вижу. Как не вижу «окопавшихся» в составе выпускников турецких лицеев экстремистов.

По своему социальному портрету типичный экстремист в Центральной Азии — это безработный, малообразованный молодой человек, имеющий печальный опыт тюремного заключения и ноль перспектив, чтобы изменить своё положение. Так вот этот портрет весьма слабо похож на типаж выпускника гюленовских лицеев, где дают хорошее образование, прекрасный английский, а самое главное — доступ к вузам, рынку труда и бизнес-ресурсам «Хизмета». Идеологически последователи Гюлена очень жёстко ориентированы на невосприимчивость к такфиризму, джихадизму, не-гюленовским подпольным партиям и движениям вообще. Однако, если турецкое руководство сможет доказать и продемонстрировать всему миру причастность гюленовцев к гибели десятков и сотен мирных граждан в ходе попытки переворота и свержения демократически избранного президента, думаю, для руководства наших стран это послужит достаточным основанием для как минимум ревизии деятельности этого движения, ужесточения контроля над его образовательными программами и бизнес-ассоциациями.

Беседовал Артур Приймак

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/07/26/asylbek-izbairov-ankara-dobivaetsya-neytralizacii-inostrannyh-institutov-svoih-protivnikov
Опубликовано 26 июля 2016 в 12:28
Все новости

26.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами