• USD 58.61 -0.67
  • EUR 69.25 -0.39
  • BRENT 62.82 +0.60%

Турция после путча: публичная трусость Эрдогана и раскол в армии

Иллюстрация: rbc.ua

События в Анкаре и Стамбуле в ночь на 16 июля 2016 г. уже трудно назвать военным переворотом или даже восстанием, как, видимо, по ошибке или в силу растерянности охарактеризовал происходившее новый премьер-министр Турции Бинали Йылдырым ещё ночью. Точней выразился Иран — член Комиссии по вопросам национальной безопасности и внешней политики парламента Ирана Сейед Хоссейн Нагави Хоссейни, осудив уличные бои в Анкаре и Стамбуле, назвал происходившее мятежом. Правда, Иран уверен, что политический кризис в Турции — это «плата за проводимую Анкарой политику поддержки террористов» в Сирии.

Представляется, что после протекающих сейчас массовых линчеваний турецких военнослужащих, участвовавших в ночных действах, а затем сдавшихся войскам, сохранившим верность президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, придёт время разбираться, как получилось, что группа высокопоставленных военных сумела захватить Генштаб, захватить заложником его начальника Хулуси Акара, захватить аэропорты, дороги, мосты и т. д., а затем как-то уж вовсе безропотно начать сдаваться и даже — готовиться к побегу… в Грецию. Действующие лица не могли не понимать, что после сотен жертв (а среди них, по разным данным, от 194 до 298 человек, как военных и полиции, так и гражданских лиц) расправа над ними от имени государства неизбежна. Как судебная, так и внесудебная, учитывая сведения о массовых расправах. Да и направление побега какое-то странное — тщедушная Греция, член НАТО, которая будет обязана выдать бежавших Анкаре. Греческий телеканал ERT утром 16 июля передавал, что вертолёт турецкой жандармерии типа «Black hawk» подал сигнал бедствия и совершил посадку. Прибывшие люди причастны к мятежу, они запросили политическое убежище в Греции. По уточнённым данным, на борту было восемь военных. Звания прибывших турецких военных неизвестны, поскольку они сняли знаки различия с формы. Дело передано в МИД Греции. Но Турция уже затребовала выдачи беглецов…

К вечеру 16 июля уже было арестовано почти 3 тысячи военных, и аресты только усиливались по всей Турции. В то же время заметно, что обе стороны противостояния врали и врут — вначале врали участники мятежа, ещё ночью говорившие, что арестовано всё руководство Турции и грядёт новая Конституция и т. д. Сейчас врут власти, утверждая, что все мятежники арестованы. Между тем, благодаря греческим источникам, известно, что кроме восьми высокопоставленных беглецов с вертолёта, есть группа не сдавшихся военных, которая на главной военно-морской базе Турции — Гельджю захватила фрегат «Явуз», в котором находится командующий турецкими ВМС. Да и при нежелании сдаваться, честно говоря, трудно себе представить, как кто-то мог бы подавить восстание или мятеж, в котором широко применялась и военная авиация, и танки. То есть ядром антиэрдогановского путча были ВВС и бронетанковые войска, по крайней мере, значительная часть этих родов войск. Симптоматично, но если верить мэру Анкары Мелиху Гёкчеку, среди мятежников был также и пилот, сбивший в прошлом году российский Су-24 в сирийском небе. Мэр турецкой столицы на этом факте раскручивает целую версию «о негодяях с третьей стороны», намеревавшихся добиться широкой международной изоляции Турции и резкого ухудшения турецко-российских отношений.

И с этого «места» начинаются намного более интересные и далеко ведущие рассуждения, чем расследование того, что же на самом деле имело место — реальная попытка свержения «умеренных исламистов» или некая инсценировка, с тем, чтобы у Эрдогана были бы ещё более развязаны руки и его власть (в том числе и сугубо личная) стала бы сопоставима с властью абсолютного монарха-султана. Понятно, что мэр Анкары ничего бы не заявлял без одобрения президента. Более того, сам Эрдоган под утро 16 июля и дал «отмашку» — выступая перед своими сторонниками в аэропорту Стамбула, он заявил, что мятежники «получали команды из Пенсильвании». Намёк на «отца умеренного исламизма» Фетхуллаха Гюлена, скрывающегося от преследований в США. Но, во-первых, Гюлен и его сторонники уже напрочь отмели какую-либо связь между собой и военными. Во-вторых, президент США Барак Обама, правда, после очень уж долгого молчания ночью, комментируя события в Турции, заявил о поддержке действующего правительства и обратился к политическим партиям в Турции с призывом поддерживать легитимные власти. Эрдоган не может не знать, что Гюлен действует под контролем и руководством спецслужб США, так что попытки обвинить Гюлена в причастности к мятежу — это одновременно и обвинения в адрес Вашингтона. Впрочем, неудавшийся «театр» турецкого президента разоблачили и сами военные, подчеркнувшие, что никто ими «из Пенсильвании» не командовал и не командует.

Любая попытка переворота либо его имитация — вне зависимости от того, была ли «внешняя составляющая» при организации мятежа в Анкаре и Стамбуле, не от хорошей жизни и означает приближение конца правления «умеренных исламистов».

Эрдоган «прокололся», образно выражаясь, не только на сотрудничестве с группировкой «Исламское государство» (ИГ), но и в ряде других крайне интересных «эпизодах», главным образом на Ближнем Востоке и в мусульманском мире в целом. И эти «пятна» США пытаются стереть. Когда партнёры Вашингтона теряют лицо, они теряют и всё остальное, в чём мир имел удовольствие убедиться на опыте печальных судеб Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи и др. Но парадокс не только в том, что главарь режима в Анкаре хотел «завязать» мятеж на Гюлена и США — в конце концов, сейчас ряд турецких СМИ (и кое-кто на Западе и в СНГ это поддерживает) пытается «раскрутить» идею о том, что турецкий мятеж был «неудавшейся операцией спецслужб России». Возможно, через некоторое время нам преподнесут и версии о причастности к мятежу спецслужб Китая, Ирана, Израиля, Франции и т. д. Разве кто-то не заметил, что события в Анкаре и Стамбуле начали развёртываться именно после того, как 14 июля в Ницце был осуществлён дерзкий и жуткий теракт с почти 100 погибшими?

И после этого в Европе, начиная с Франции, заговорили о том, что «это террористы, прибывшие под видом беженцев с Ближнего Востока», а французский президент Франсуа Олланд приказал авианосцу «Шарль де Голль» вновь направиться к берегам Сирии. И группировка ИГ уже взяла на себя ответственность за теракт в Ницце. А госсекретарь США Джон Керри в это время пребывал в двухдневном переговорном марафоне с президентом РФ Владимиром Путиным и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым — именно по Сирии и о возможном будущем взаимодействии США и РФ в «борьбе с террористами».

С этой точки зрения представляет интерес, кто и как реагировал на тот факт, что в Турции происходил даже не мятеж, а — абсолютное дезавуирование тезиса о лидерской пассионарности Эрдогана. Как-то не вяжется легенда о сильной личности, якобы слепившей себя самостоятельно, с тем фактом, что долгие часы Эрдоган не рисковал даже приблизиться ни к Анкаре, ни к Стамбулу. Обошедшие экраны многих телеканалов мира видеозапись наглядно свидетельствовала, что Эрдоган связывался и отдавал команды, озвучивал призывы к «населению — выйти на улицы и защитить»… с сотового телефона. Далековато претенденту на султанские полномочия до трагичного, но героического президента Чили Сальватора Альенде, лично с автоматом руках защищавшего свой президентский дворец «Ля Монеда» от военных путчистов. И этот факт в Турции сейчас осознали многие — не только оппозиционеры и курды, которые, кстати, параллельно с мятежом нанесли свои удары на юго-востоке, в результате чего были убиты 11 турецких военнослужащих. И мы получаем удивительную картину: США и ЕС долго молчали, молчал и давнишний и надёжный союзник Анкары Израиль, а первыми осудили события в Турции и требовали восстановления стабильности… Россия, Греция и Иран. Вне всяких теорий заговора, эти страны — пожалуй, серьёзней всех озабочены ролью Турции в современном мире и ставят под вопрос неуёмные амбиции Анкары на огромном пространстве от Балкан до Центральной Азии.

Поэтому «публичная трусость» Эрдогана — гарантия того, что для Турции всё только начинается, и вряд ли «турецкий вопрос» будут решать турецкие же полковники, майоры, капитаны и т. д., как сейчас Анкара пытается представить миру ядро мятежников. Да и потом, в недалёком прошлом действия турецких военных если и не поддерживались напрямую, но точно «курировались» именно из США и НАТО. Сейчас же, судя по заявлениям Обамы, генсека НАТО Столтенберга и еврокомиссара по внешним сношениям Могерини, Запад однозначно поддерживает режим Эрдогана. Правда, странно, что не с первых же часов событий в Анкаре и Стамбуле.

Стратегическая мозаика вокруг Турции излишне богата. И теперь все внешние «игроки» явно видят — разобщена и расколота не только турецкая общественность, но и турецкая армия. А раскол в вооружённых силах — это вторая гарантия того, что поражения (и военные, и политические) неминуемы. Тем более, что «умеренные исламисты» сейчас будут «зачищать» армию и флот уже в третий-четвёртый раз подряд. Обострённые же напоминания о том, что в центре внимания и путча — база ВВС в Инджирлике, где хранятся американские ядерные боеприпасы, не просто добавляют трагизма, но и напоминают о ночных предупреждениях Ирана о том, что вся протяжённость ирано-турецкой границы под усиленным контролем армии, разведки и иных структур ИРИ, приведённых тут же в состояние повышенной готовности.

База турецких ВВС Инджирлик, которую Вашингтон и его союзники используют для нанесения ударов с воздуха по позициям боевиков террористической группировки ИГ в Ираке и Сирии, закрыта и обесточена, сообщила американская телекомпания CNN. И вообще — блокирована. И власти Турции запретили США использовать базу ВВС Инджирлик, сообщила электронная версия американской газеты New-York Times. Издание приводит слова военного США: «В настоящее время турецкие власти не позволяют авиации вылетать с базы Инджирлик». По данным газеты, Вашингтон добивается от Анкары разъяснений по поводу причин данного решения. По данным же телеканала Sky News Arabia, не менее 10 судий Высшего административного суда Турции задержаны по обвинению в причастности к попытке госпереворота. А в МИД Германии создан кризисный штаб в связи с событиями в Турции. Канцлер Ангела Меркель, комментируя попытку переворота в Турции, потребовала правового отношения к виновным. Наконец, телеканал Al Jazeera сообщил, что неожиданно самолёт турецкого лидера вылетел из стамбульского аэропорта «Ататюрк» в неизвестном направлении. Всё это явно говорит не о завершении турецкого кризиса.

По крайней мере, пока создалось устойчивое впечатление, что несмотря на определённую театрализованность (хоть и с жертвами) и даже параллели с «августовским путчем» 1991 года в Москве с «бдениями на Фаросе» (ведь официально Эрдоган был «в отпуске»), мировые лидеры обеспокоены ситуацией в Турции и возможными последствиями. Однако, что если попытка силовой смены власти была реальной? Тогда мы, не исключено, видели одну из попыток какой-то части турецких военных удержать страну от углубления различных расколов и, также не исключено, её будущей дезинтеграции. И вряд ли эта попытка будет последней, если Эрдогану не удастся экстренно восстановить доверие к своей власти и пойти на диалог с националистами разных мастей.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/07/17/turciya-posle-putcha-publichnaya-trusost-erdogana-i-raskol-v-armii
Опубликовано 17 июля 2016 в 07:36
Все новости

13.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами