• USD 59.28 +0.28
  • EUR 69.65 +0.13
  • BRENT 63.86

Бородачи у памятника Клинтону и базы Кэмп-Бонстил: какую «демократию» создали США в Косове

Слом прежней государственной, социальной и этнической модели в Косове стали предпосылкой того, что посредством финансирования пропаганды ваххабитской версии ислама из Саудовской Аравии в прошлом местное толерантное общество Косова превратилось в передовой фронт воинствующего исламизма в Европе и нескончаемый конвейер поставки джихадистов в террористическое «Исламское государство», захватившее и успешно удерживающее обширные территории в Сирии и Ираке. Этот факт признает последняя публикация во влиятельном американском издании The New York Times под заголовком «Как Косово было превращено в благодатную почву для ИГИЛ».

Обновленное экстремистское исламское духовенство и скрытные объединения, постоянно финансируемые саудитами и из других «консервативных» монархий Персидского залива, превратили «возрожденное» мусульманское соообщество Косова в «купель» экстремизма. Автор этой статьи в The New York Times Карлотта Кол попутно указывает, как на парадокс: становление и развитие радикального исламизма в Косове проходит в тени оккупации края американскими войсками и при участии европейской полицейской миссии. «Это потрясающий переворот на земле с населением в 1,8 миллиона человек, не так давно бывшим одним из самых проамериканских мусульманских соообществ в мире», — признала в итоге Кол. На улицах столицы Косова Приштине проходит то, чего ранее здесь никогда не бывало при СФРЮ. На площади с установленной статуей «освободителя» края американского президента Билла Клинтона сотни молодых бородачей неподалеку от импровизированной мечети, сделанной в помещении бывшего мебельного магазина, устраивают свои пятничные молитвы прямо на улице на тротуаре. В последние пять лет радикальный ислам стал слишком зрим в Косове. На улицах он появился в виде женщин, кутающихся в паранджу, и молодых бородатых мужчин, одетых в укороченные по щиколотку брюки — внешний признак правоверия. Радикальный ислам проник в семьи косоваров, которые он стал разрушать изнутри через конфликт поколений. Эмансипация детей от поколения отцов стала принимать отнюдь не западноевропейские формы. Западные технологии в виде интернета с их социальными сетями завоевывают сердца молодежи Косова в воинственном антизападном духе в виде упоминаний Корана в контексте пропагандистских воинственных роликов ИГИЛ.

Первым знаковым событием «присутствия» ИГИЛ в Косове стала провокация в октябре 2014 года. Тогда на стенах православного сербского Дечанского монастыря в Косове появились надписи: «Территория ИГИЛ» и «Халифат грядет».

В июне 2015 года боевики ИГИЛ из Косова и Боснии призвали мусульман Балкан к джихаду, а также приезду в «халифат» для войны с неверными. В качестве объекта для атаки на Балканах они конкретно указали тогда на Сербию. «Воины ИГИЛ» из Косова призвали вернуть «долг» моджахедам, которые в 1990-е годы воевали в Боснии. Исламский радикализм затрагивает не только Косово, но и населенную албанцами область Метохию в Сербии, населенные албанцами районы Македонии. В феврале 2016 года бывший премьер Косова Хашим Тачи сообщил СМИ, что в конце 2014 года лидер ИГИЛ «халиф» Абу Бакр аль-Багдади направил ему послание с призывом прервать союз с Западом и присоединиться к борьбе «всемирного халифата». И если Тачи этого не сделает, то «халиф» заранее угрожал ему и его семье в тексте письма жестокой местью.

В марте 2015 года в ответ на активность связанных с ИГИЛ местных исламских радикалов в Косове был принят специальный закон об уголовной ответственности за вступление в какую-либо террористическую организацию. Цель этого закона заключается в предотвращении участия граждан в военных конфликтах вне территории Косова. Маршрут поездок из Косова в ИГИЛ был достаточно прост — из Приштины, столицы края, авиарейсом в Скопье в Македонию, а оттуда в Стамбул Турцию и дальше наземным транспортом в Сирию или Ирак на территории, контролируемые ИГИЛ. Недавно этот закон был задействован. В марте 2016 года трое косоваров были приговорены в Косове к тюремным заключениям за попытку присоединиться к ИГИЛ. Все они были задержаны турецкими властями в аэропорту Стамбула и депортированы обратно в Косово, где их по прибытии сразу арестовали. Никто из них до ИГИЛ не добрался, но тем не менее они были наказаны. Особой целью работы полиции Косова стало предотвращение поездок в ИГИЛ местных девушек, иногда еще подростков.

Ситуация в Косове с ИГИЛ выглядит хуже всего по сравнению с также неблагополучными в этом отношении Боснией, Албанией и населенными албанцами районами Македонии и Сербии. В декабре 2015 года германское радио WDR сообщило, что по числу добровольцев в ИГИЛ на количество душ населения Косово вообще лидерствует в мире среди других стран по степени исламского радикализма. На тот момент в ИГИЛ сражалось триста граждан Косова. WRD утверждало, что с 2012 года в Сирии и Ираке погибли 50 албанцев, сражавшихся в рядах ИГИЛ.

За минувшие два года полиция Косова выявила 314 косоваров, в том числе двух состоявшихся террористов-смертников, 44 женщины и 28 детей, которые уехали из края, чтобы присоединиться к «Исламскому государству».

В ноябре 2015 года полиция Косова известила СМИ о том, что на территории края находится около 120 бывших боевиков ИГИЛ, вернувшихся с театра военных действий. Все они находятся якобы под неусыпным наблюдением местной полиции и спецслужб.

С 2013 года полиция Косова провела расследование на предмет участия в международном исламском терроризме в отношении 180 человек, 90 из которых были арестованы. Более сорока бывших боевиков из ИГИЛ получили обвинительные заключения от местных властей Косова.

После террористических актов в Париже и Брюсселе в самом Косове были приняты меры повышенной безопасности. Так, например, по сообщению The Guardian, в Косове были арестованы пять человек по подозрению в попытке отравить воду в резервуаре, из которого снабжается столица края Приштина.

Три боевика ИГИЛ — местные уроженцы — приехали из Сирии и были немедленно арестованы полицией Косова по подозрению в подготовке терактов в Сербии. Один из арестованных прошел диверсионную подготовку в тренировочном центре ИГИЛ в Сирии.

Контингент в ИГИЛ поставляют не только Косово, Албания и Македония, но и албанская диаспора, обосновавшаяся в странах ЕС. Известно, что албанцы, воевавшие в ИГИЛ, возвращаются не только в Косово и Албанию, но и в страны ЕС.

Помимо Косова, напряженная ситуация с исламским радикализмом албанцев складывается в соседней с Косовым Македонии. Президент Македонии Георгий Иванов говорил о 70 боевиках ИГИЛ, вернувшихся в его страну. Албанские исламские радикалы Косова и Македонии тесно связаны друг с другом.

Специальные расследования, проведенные полицией Косова и спецслужбами, выявили в крае разветвленную структуру зарубежного финансирования радикального исламизма с использованием неясных и запутанных схем пожертвований от благотворительных организаций, частных лиц и правительственных министерств. Созданная система способствовала политизации религии ислама. Огромные финансовые средства были адресно использованы для воздействия на уязвимые группы населения, в основном молодежь. Как итог расследования, в 2015 году органы правопорядка в Косове обвинили 67 человек в пропаганде радикального ислама, арестовали 14 имамов и закрыли 19 мусульманских организаций за действия против конституции Косова, разжигание религиозной и национальной ненависти и вербовку террористов.

Нынешняя ситуация с исламским радикализмом в Косове восходит ко временам разрушения Югославии в конце 1980-х годов и на втором этапе — к окончанию войны в Косове в конце 1990-х годов. Сразу же после оккупации Косова западной коалицией в 1999 году в крае появились саудиты под предлогом оказания помощи бедной и разрушенной войной стране. Там, где американцы собирались создать «новую демократию», саудиты увидели освободившуюся мусульманскую территорию для распространения своих религиозных идей ваххабизма. Так Балканы, еще не оправившиеся от последствий войн 1990-х годов, оказались заражены новыми идеями, зовущими опять к новой религиозной войне и террору. В Косове в настоящее время насчитывается более 800 мечетей, 240 из них построены после войны на деньги саудитов. И именно эти мечети в первую очередь ответственны за распространение в местном сообществе идей радикального ислама. Деятельность в них рассматривается как часть преднамеренной и долгосрочной стратегии Саудовской Аравии, направленной на изменение формы ислама по своему образу и подобию по всему миру, а не только в Косове. Опубликованные в 2015 году WikiLeaks саудовские дипломатические телеграммы приоткрыли часть завесы над фундаментальной системой финансирования Саудовской Аравией мечетей, исламских центров и подготовки местного духовенства, которая охватывает Азию, Африку и Европу.

После последней косовской войны около 200 косоваров воспользовались стипендиями для изучения ислама в Саудовской Аравии. Часть из них вернулась в Косово, преисполненная миссионерским рвением. В первую очередь из-за рубежа спонсоры обратили внимание на районы и села в Косове с более сильными местными мусульманскими традициями у населения. Сейчас вскрыта не только система религиозной обработки и распространения радикальных идей из этих точек, но и активность здешних новых религиозных активистов, которые активно занялись угрозами и запугиванием старого местного духовенства, придерживающегося местной с османских времен версии ханафитского ислама.

Спонсируемые саудитами исламские организации умело сочетали проповедь ваххабитского ислама с общим исламским образованием и благотворительными программами для женщин, сирот и бедных. Саудовские спонсоры часто оплачивали содержание представителей мусульманского духовенства Косова, оплачивали их накладные расходы, финансировали проводимые ими учебные курсы, оплачивали оборудование компьютерных классов. Осуществлялась благотворительная помощь населению, часто обусловленная определенными требованиями, например, регулярного посещения мечети, слушания проповедей, ношением женщинами паранджи и т. д.

Сейчас одним из самых заметных центров радикального ислама в Косове стал город Гнилане, расположенный неподалеку от американской военной базы Кэмп-Бонстил и границы с Македонией с тамошним проблемным албанским районом Прешево. На старте в 2004 году ваххабиты имели в Гнилане ядро из 20 активистов. Потом число их стремительно умножилось. Недавно в одной из мечетей в Гнилане молодые ваххабиты вопреки воле местного имама сорвали украшенный двуглавым орлом албанский флаг под предлогом того, что ислам запрещает зооморфные и антропоморфные изображения. Потом настоятель этой мечети был похищен и жестоко избит людьми в масках в лесу под Гнилане. ваххабиты исходят из простой установки в конкуренции религиозных идей: «кто не с нами, тот против нас». Полицейское расследование этого эпизода до сих пор не дало результатов.

Влияние радикальных клерикалов в Косове достигло своего апогея после начала войны в Сирии, которая дала им повод открыто превозносить достоинства джихада. После старта активной фазы в конце 2015 года один из проповедников радикального ислама в Гнилане получил приговор с 10-летним тюремным сроком за участие в организации «летних лагерей» для молодежи.

После эпизодов с участием террористов-смертников ИГИЛ уроженцев Косова власти начали широкое расследование. Они установили, что саудовская благотворительная организация «Аль вакф аль-Ислами» оказывает финансовую поддержку ваххабитским общинам, создаваемым практически в каждом крупном городе в Косове. «Аль-вакф аль-Ислами» была основана на Балканах в 1989 году. Большая часть ее финансирования приходится на Саудовскую Аравию, Катар, Кувейт и Бахрейн. Следствие, организованное властями Косова, открыло обширные прорехи в финансовой отчетности «Аль-вакф аль-Ислами», что дало основание утверждать: эти деньги из недостач были прямо использованы на тайное финансирование радикального духовенства и ваххабитских групп среди молодежи.

Следователи из подразделения финансовой разведки Косова обнаружили, что через «Аль-вакф аль-Ислами», имеющей штат 12 человек и офисный центр в Приштине, с 2000 по 2012 год прошли суммы в более чем € 10 млн. Большая часть этих расходов никак не была документирована.

К лету 2015 года полиция Косова закрыла «Аль-вакф аль-Ислами» вместе с тринадцатью другими исламскими благотворительными организациями и арестовала 40 человек. Для продолжения своей деятельности и обхода запретов головные офисы этой саудовской благотворительной организации в Саудовской Аравии и Нидерландах были переименованы просто в «Аль-Вакф».

В последние годы Саудовская Аравия, как кажется, сократила свою «помощь» мусульманским общинам Косова. Гранты из Саудовской Аравии в последнее пятилетие в Косове в среднем не превышали € 100 тыс в год. Однако дефицит в спонсорстве был быстро перекрыт поступлениями из Кувейта, Катара и Объединенных Арабских Эмиратов — от каждой в среднем приблизительно по € 1 млн в год. Платежи поступают в радикальные мусульманские общины Косова от фондов или отдельных лиц, а иногда и от так называемых правительственных «министерств закята» — государственных органов официальной мусульманской благотворительности. Платежи в Косове часто проходят через третьи страны, чтобы скрыть их настоящий источник происхождения и назначения.

Почему косовские власти и их американские и европейские покровители не действовали раньше, чтобы предотвратить распространение экстремизма? — вот вопрос, который интенсивно обсуждается сейчас в США связи с открытием «провала» в Косове. Выясняется, что еще в 2003 году бывший специальный посланник США на Балканах Ричард Холбрук предостерегал лидеров Косова от сотрудничества с Объединенным комитетом Саудовской помощи в Косове — зонтичной организацией саудовских благотворительных обществ. Нескольких саудовских организаций тогда были закрыты в Косове по причине подозрений их в связях с террористической организацией Аль-Каида. В 2004 году премьер-министр Косова Байрам Реджепи пытался продвинуть закон о запрете исламских экстремистских сект. Однако надзиравшие над правительством Косово европейские чиновники быстро объяснили премьеру, что предлагаемый им вариант нарушил бы «свободу» религии, что несовместимо с «истинной» демократией.

Само верховное руководство мусульманской общины Косова поначалу спокойно попустительствовало дрейфу местного ислама в ваххабитское направление. Организация «Исламское сообщество Косова», ориентирующаяся на версию традиционного для Косова ислама, была парализована внешними связями и спонсорскими деньгами. Поэтому оно достаточно поздно «заметило», что традиционная для Албании ханафитская форма ислама вытесняется чем-то другим. «Внезапно» «Исламское сообщество Косова» вдруг обнаружило, что у новых мусульман Косова, например, совсем другая манера исламской молитвы.

В итоге Косово продемонстрировало, что каких-либо внешних исламских организаций, прямо финансировавших поездки косоваров в ИГИЛ, не обнаружено. Воздействие, побудившее мусульман Косова на джихад в Сирии и Ираке, имело исключительно идейный характер. Саудиты финансово поддерживали местных религиозных мыслителей и проповедников, которые непосредственно и пропагандировали идеи насилия и джихада во имя «защиты ислама» во всем мире. Кроме того, как специфический фактор, в Косове просматривается извечная проблема «отцов и детей», принявшая на месте исламский характер. Молодое поколение отвергает ценности старших под предлогом возвращения к истинным ценностям ислама с отторжением меркантильных ценностей Европы и США. В случае Косова «исламская революция» ИГИЛ идет на основе сетей, созданных интернетом, в которые в виртуальном мире погружено молодое поколение косоваров. В реальной же жизни альтернативу бедности создает мечеть с ее ваххабитскими проповедниками.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/23/borodachi-u-pamyatnika-klintonu-i-bazy-kemp-bonstil-kakuyu-demokratiyu-sozdali-ssha-v-kosovo
Опубликовано 23 мая 2016 в 19:34
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами