• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.27

Как Нетанияху и Либермана усадили за стол переговоров: Израиль в фокусе

Министр обороны Моше Яалон уведомил премьер-министра Биньямина Нетанияху о своей отставке из правительства.
В заявлении, которое он разместил на аккаунтах в социальных сетях, Яалон сообщил, что он принял решение покинуть правительство «в связи с недавним поведением» Нетанияху, и «в свете отсутствия веры в него». «Я ухожу из правительства и Кнессета, и беру тайм-аут от политической жизни», — заявил Яалон.

Этот шаг был предпринят после того, как Яалон был отстранен от власти премьер-министром Нетанияху. На пост министра обороны Биньямин Нетанияху решил назначить Авигдора Либермана, который в настоящее время находится на финальной стадии переговоров, чтобы его партия НДИ перешла в правящую коалицию. До того, как Яалон объявил о своем решении уйти в отставку, считалось, что Нетанияху предложит ему пост министра иностранных дел в качестве компенсации. (mignews.com)

Портал izrus.co.il опубликовал интервью министра алии и абсорбции Зеэва Элькина, являющегося «архитектором» соглашений между «Ликудом» и НДИ. Зеэв Элькин рассказал в интервью порталу IzRus, как ему удалось привести Биньямина Нетанияху и Авигдора Либермана за стол переговоров.

Зеэв, когда вы начали попытки прийти к соглашению с лидером НДИ?

Где-то месяц назад, после возвращения из поездки из Москвы я обсудил с премьер-министром все преимущества присоединения НДИ к коалиции и получил «зеленый свет» для проверки, возможно ли это. Премьер считал, что шансы очень невелики, но мне казалось, что это достижимо, хотя разрыв очень велик. Нужно было действовать постепенно, и я начал, не только прямым общением с Авигдором, но и через наших общих друзей, которые говорили с ним по моей просьбе.

С чего начался процесс?

С сотрудничества по вопросу пенсионной проблемы репатриантов, про которую мы очень много говорили. Вы же помните, мы встречались для обсуждений проекта, разрабатываемого межминистерской комиссией по пенсиям, которую я возглавлял. Интенсификация переговоров в последние недели о правительстве национального единства привела меня к мысли о том, что нужно ускорять процесс сближения с НДИ, вы же знаете, что я противник включения «Сионистского лагеря» в коалицию, и публично выступал против этого. Я понял, что остановить создание ПНЕ можно только вхождением НДИ в коалицию, но по пути было немало сложностей. Но к тому моменту Либерман тоже понимал, что вхождение «Сионистского лагеря» в коалицию — плохо для страны, и это стало общей отправной точкой.

В чем состояла основная сложность в ведении переговоров?

Взаимное недоверие между Нетанияху и Либерманом. Премьер-министр боялся, что задача Либермана — сорвать переговоры с Ицхаком Герцогом. Либерман считал, что Нетанияху хочет просто использовать переговоры с ним как попытку «сбить цену» вхождения Герцога в коалицию, показывая, что у него есть замена. Мне пришлось заниматься развеиванием этой подозрительности обеих сторон… При помощи «группы поддержки» активистов «Ликуда», которые также выступали против ПНЕ, удалось сформировать значительную группу министров и депутатов, которые обязались поддержать присоединение НДИ к коалиции, если Либерман согласится протянуть нам руку. Мы дали ему об этом знать, и, если вы обратили внимание, после его пресс-конференции вчера, очень многие в «Ликуде» выступили в СМИ в поддержку присоединения НДИ. Это было не случайно, это была часть процесса, все было приготовлено для того, чтобы показать Либерману, что это не игры, а реальное желание видеть его партнером.

А как реагировали в окружении Нетанияху?

Там тоже до последнего момента опасались, и не останавливали переговоры с «Сионлагом», которые прожались до ночи перед пресс-конференцией Либермана. За день до пресс-конференции я понимал, что скажет Либерман, куда все пойдет, и что он будет готов говорить с нами, и поставил в известность об этом премьера и его окружение. Многие считали, что это ловушка, чтобы сорвать переговоры с Герцогом. Но после выступления Либермана они убедились, что я прав. И Нетанияху немедленно пригласил его на встречу, на которой были достигнуты ключевые договоренности. А дальше начались переговоры…

Вы можете рассказать какие-то детали о них?

Я в них не участвую. У меня договор с Нетанияху, что я в текущих политических переговорах не участвую, хватит я уже «на пенсии» в этой сфере, после стольких лет… Но я скажу вам, что я действительно верил в то, что у нас получится прийти к соглашению. Никто не верил в это, но я считал, что это правильное решение для нас и для НДИ. И я рад, что удалось пробить стену недоверия.

Но вы за это заплатите определенную цену…

Да, и мне это было ясно с самого начала, что у меня попросят отдать портфель министра абсорбции. Но это не важно, я был настолько против правительства национального единства, что был готов поступиться портфелем. У меня не было никаких гарантий, я ожидаю, что премьер, возможно, предложит мне «компенсацию», но мне ничего не обещали, не предлагали, не гарантировали в случае удачного исхода.

Вам удалось организовать это сближение достаточно тайно…

Я верю, что только так можно добиться успехов, все предыдущие процессы я осуществлял тоже в тишине. Как правило, когда переговоры идут публично, это срывается. В свое время мы тихо привели Шауля Мофаза в правительство национального единства, это стало сюрпризом для всех. Как и развал коалиции Ливни-Лапид, в который никто не верил. Мы с Авигдором общались несколько раз, стараясь не наступать на какие-то «мины», и я очень рад, что это удалось. Ну, не забегая вперед скажу, что вроде бы удалось.

Вероятное назначение Либермана на пост главы министерства обороны вызвало буквальную истерию в СМИ, утверждения, что он, не будучи генералом в прошлом, не подходит на пост.

Я помню, что аналогичная волна апокалипсических предсказаний пошла после назначения Либермана на пост главы МИД. Это типичный подход израильского левого истеблишмента и левых средств массовой информации. Если бы пост министра в правительстве национального единства достался бы Ицхаку Герцогу, все бы они объясняли, как это хорошо и прекрасно, хотя у Бужи Герцога гораздо меньше опыта в этой сфере, чем у Либермана. Авигдор был главой комиссии по иностранным делам и обороне, которой подотчетны все израильские органы безопасности, он был главой МИД, членом военно-политического кабинета министров. Он работал в тройке с премьером и министром обороны, принимая самые принципиальные решения в сфере безопасности. Сегодня в Израиле очень мало гражданских политиков, обладающих таким масштабным опытом. Если бы он был не русскоязычным правым политиком, левым саброй, никаких вопросов бы не возникало. Что касается гражданских министров обороны, Моше Аренс был одним из самых лучших, по моему мнению, министров на этом посту. Иногда важно иметь немного отличающийся взгляд на вещи, чем у генералов задавать иные вопросы. И я уверен, что Либерман справится на этом посту. А по поводу волны осуждений, я еще добавлю, что сам регулярно подвергаюсь такого рода нападкам, вы сами не раз писали, как выставляют меня в СМИ — фашистом, большевиком, экстремистом врагом демократии, плодом тоталитарной советской идеологии. Я не обращаю на это особого внимания, и думаю, что Либерман тоже не будет обращать.

Насколько устойчивой, по вашему мнению, будет эта укрепленная коалиция?

Мне кажется, что она сможет удержаться все оставшиеся три года до выборов. (izrus.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/20/kak-netaniyahu-i-libermana-usadili-za-stol-peregovorov-izrail-v-fokuse
Опубликовано 20 мая 2016 в 22:24
Все новости

17.12.2017

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами