• USD 58.71 -0.09
  • EUR 69.19 +0.02
  • BRENT 63.63 +0.63%

В ожидании перемен: станет ли правительство Армении рубить сук, на котором сидит?

Премьер-министр Армении Овик Абрамян Фото: gov.am

В ответ на критику и призывы общественности извлечь необходимые уроки из четырехдневной войны в Карабахе премьер-министр Армении Овик Абрамян 12 мая выступил с заявлением, которое вызвало заметный ажиотаж в общественно-политических кругах и соцсетях. Глава правительства заявил о необходимости сокращения расходов на содержание госаппарата, борьбы с коррупцией и монополиями.

Выступлению некоторую интригу придает политический момент, когда война в Карабахе, словно через микроскоп, показала изъяны в системе госуправления в Армении, пишет VERELQ. Многих интересуют вопросы — будет ли реализована речь премьер-министра на практике, будут ли предприняты меры для оздоровления экономической ситуации, на самом ли деле власть извлекла уроки из войны в Карабахе? Готова ли власть идти на сокращение госаппарата в преддверии парламентских выборов (когда после смены конституции ставится вопрос воспроизводства правящей Республиканской партии).

На первый взгляд, странно, что звучат подобные вопросы, поскольку должны были обсуждаться совершенно иные. К примеру, к каким последствиям приведет программная речь премьера. Из-за катастрофически низкого уровня доверия к словам и действиям властей актуален также вопрос — когда все это будет реализовано на практике?

К сказанному прибавляется то обстоятельство, что первые лица государства не раз давали подобные «революционные» обещания. Вспомним заявление Сержа Саргсяна о разделении власти и бизнеса, вспомним выступление того же Овика Абрамяна о необходимости «начать с себя». В итоге Армения, как показывают многочисленные исследования международных организаций, остается одной из самых коррумпированных стран СНГ, а по экономическим монополиям является абсолютным лидером в том же СНГ.

Сказанное, конечно, не означает, что невозможно изменить ситуацию, однако сомнения очень серьезные. Отсутствие общественного доверия даст о себе знать. «Если в этот раз стимулом для коренных преобразований послужила война в Карабахе, то почему в отношении трех уволенных высокопоставленных генералов не проводится прозрачного расследования?» — задается вопросом экономист Артак Манукян.

О том, что госаппарат чрезмерно раздут, знают все. В ведомствах или управлениях при них числятся многочисленные сотрудники, однако реальную работу делает небольшая группа людей. Остальные просто обеспечивают статистику занятости, а их КПД равняется нулю.

По данным за 2014 г. количество людей, занятых в госаппарате, составляет 250 тыс. человек. Это 22% от общего числа занятых людей. У одного только президента Армении имеется 1 главный советник, 8 советников, 7 помощников, 2 референта. У премьер-министра — 1 главный советник, 10 советников, 4 помощника. Спикер парламента имеет 1 советника, 7 советников, 8 помощников, 4 референта. «Только три первых лица государства вместе имеют более 50 помощников и советников. Мы уже не говорим о руководителях аппаратов, их заместителей, их помощников и остальных. Плюс к этому водители и секретарши. Теперь давайте сравним пользу от этого коллектива с их зарплатами, расходами на бензин, командировками», — отмечает экономический обозреватель Бабкен Тунян.

О раздутости госаппарата говорят многие, зачастую сами сотрудники госучреждений. Однако в условиях безработицы, тяжелых социально-экономических условий, а также по политическим мотивам до сих пор не предпринималось никаких радикальных шагов. Во-первых, потому что рост числа безработных грозил социальной напряженностью, во-вторых, сотрудники госструктур на выборах, как правило, «по умолчанию» голосуют за действующую власть. Это электорат власти. Следовательно, если власти действительно настроены решительно, то они вступили на крайне опасный путь.

Реальная борьба с коррупцией также несет множество рисков и угроз, в первую очередь для чиновников и их приближенных. Коррупция в Армении носит системный характер, и чиновники и их родственники в этих условиях имеют доступ к госсредствам, они выигрывают тендеры, дают «откаты» и т. д.

В данном случае речь идет не о простых госслужащих, а о серьезных экономических и политических фигурах. Таким образом, данный порок стал хребтом политической и экономической системы Армении. В этих условиях, идя на радикальные шаги, власти рубят сук, на котором сидят. Образно говоря, «пчелы вышли против меда».

«Живой памятник» неэффективных госрасходов — учебный центр Министерства финансов, строящийся в городе Дилижане. Из бюджетных средств воюющей страны на строительство школы выделены миллиарды драмов. Если прибавить к этому роскошные особняки госчиновников, шикарные автомобили, огромные состояния, а также сопоставить все это с ситуацией на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения, «оснащенной» консервными банками — самодельными системами безопасности, то станет очевидно, что «что-то сгнило в Датском королевстве». Та же самая ситуация с монополиями, поскольку существующими льготами пользуются исключительно власти и их приближенные.

Экономист Ашот Хуршудян напоминает, что в подобной ситуации Армения оказывалась в 1998 году, когда из-за финансового кризиса был риск невыполнения госбюджета. «Тогда мне было предложено разработать возможный сценарий секвестра бюджета. Я взял бюджет и убрал оттуда все ненужные расходы, в итоге мы получили бюджет с профицитом», — сказал он в беседе с изданием и добавил, что сократил фонды президента, премьер-министра и спикера парламента.

По его словам, то же самое можно сделать сегодня, однако интресы многих будут ущемлены. «Еще окажется, что пара министерств вообще не нужны. Значительно поредеют здания полиции, вырастет безработица, чего уж там греха таить, поскольку огромная армия чиновников и госслужащих будут выкинуты на улицу», — сказал эксперт.

По мнению Артака Манукяна, необходимо по всем направлениям выработать цели с годовым отрезком: «В сфере управления для этого используют систему SMART. Specific — показывает специфику проблемы, она в данном случае сформулирована. Measurable — коэффициент измеримости данной проблемы. Achievable — показывает то, насколько цели достижимы. Relevant — насколько цели актуальны. В данном случае проблема действительно актуальна. И наконец, Time-bound — сроки решения проблемы. В противном случае, без четкого определения круга задач речь премьер-министра останется обычным политическим выступлением».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/12/v-ozhidanii-peremen-budet-li-pravitelstvo-armenii-rubit-suk-na-kotorom-sidit
Опубликовано 12 мая 2016 в 21:04
Все новости

17.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами