• USD 58.88 +0.12
  • EUR 69.46 +0.16
  • BRENT 63.36

Стратегия Минэкономразвития России: К экономическому росту через бедность?

Алексей Улюкаев. Фото: yaplakal.com

Министерство экономического развития РФ опубликовало доработанную версию проекта макроэкономического прогноза на 2016−2019 годы. Наибольший интерес общественности вызвало предложение ведомства об ограничении роста зарплат как одной из ключевых мер по выходу из кризиса.

Согласно целевому сценарию новой редакции макроэкономического прогноза, министерство предлагает отложить рост реальных доходов населения на 2018 год. В последующие же 2016 и 2017 годы предлагается снизить их на 2,8% и 0,3% соответственно. Кроме того, в документе говорится о необходимости сократить пенсии на 4,8% в этом году и на два процента в 2017 году с последующей индексацией относительно уровня инфляции до 2019 года.

Ранее, согласно базовому сценарию, рост реальных доходов должен был начаться уже в 2017 году и ориентировочно составить 1,2%. Однако при базовом прогнозе рост доходов должен был негативно сказаться на темпах восстановления экономики. В новой модели выхода из кризиса сокращение доходов позволит направить дополнительные средства на инвестиционное развитие. Согласно новым ориентирам, в результате зарплатной экономии, к 2019 году рост инвестиций должен увеличиться с 3,8% до 7,1% и достичь 24,1% в структуре ВВП.

Отмечается, что основным источником инвестиционного накопления будет не только российское население, но и крупный бизнес. То бишь, корпоративные прибыли, которые вырастут благодаря сдерживанию роста зарплат, по мнению Минэкономразвития, будут направлены на различные инвестиционные проекты. Так, без учета девальвации ведомство Алексея Улюкаева ожидает рост прибылей компаний на 12% в 2018 году и на 10,8% в 2019 году.

Стоит отметить, что в прогнозе министерства предусмотрено не только сокращение зарплат, пенсий и социальных расходов. Инвестиционный бум получит и государственную поддержку. Планируется участие государства, а именно Фонда национально благосостояния, в финансировании системообразующих и эффективных инвестиционных проектов, а также инновационных секторов экономики. Целевой прогноз предполагает, что сокращение доходов позитивно скажется на несырьевом секторе экономики и будет способствовать импортозамещению. Вместе с тем будет обеспечено снижение энергоемкости промышленности на 2,5% в год.

В МЭР признают, что у предложенного экономического подхода имеется некоторый побочный эффект — вырастет количество бедных. Согласно расчетам ведомства, число бедных граждан в 2017 году вырастет с 13,1% до 13,7%. А в год президентских выборов они достигнут 13,9%. Другой побочный эффект, которого ожидают в министерстве, — это сокращение уровня занятости населения. Предполагается, что экономически активное население к 2019 году сократится на 1,2 млн человек, с текущих 72,7 млн до 71,5 млн человек. Правда, парадоксальным образом в Минэке ожидают и сокращения безработицы до 5,6%.

Но трудности будут носить временный характер. К 2019 году процент бедных, а также уровень доходов должен вернуться к показателям 2015 года. В целом экономия позволит выйти на рост ВВП в размере 4,5%.

Однозначной реакции властей на предложения МЭР пока не последовало. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин, комментируя макропрогноз, отметил, что регулирование зарплат в частном секторе не входит в компетенцию Минэкономразвития. При этом, по его мнению, предложение о сокращении зарплат бюджетников не поддержат думские фракции.

«Что касается заработной платы работающих в частном секторе, на предприятиях, организациях частного сектора, то это не в компетенции Минэкономразвития, а компетенция собственно акционеров предприятий… Что касается ограничения заработной платы в системе государственной и муниципальной службы, я это допускаю, но наверняка депутаты будут возражать. Тем более против уменьшения зарплат в бюджетном секторе», — заявил Нарышкин.

В Кремле также пока нет конкретной позиции относительно предложений экономического регулятора. О чем сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Это одно из предложений, продолжаются поиски точек роста российской экономики. Тема оптимизации бюджетных расходов постоянно находится на повестке дня, постоянно обсуждается, и тема, скажем так, оптимизации расходов госаппарата. Эти поиски ведутся, пока говорить о четко выраженной позиции, наверное, не приходится», — сообщил накануне пресс-секретарь.

Очевидно, что наскоро утверждать меры по сокращению зарплат в преддверии осенних парламентских выборов вряд ли кто-либо возьмется. Вопрос более чем острый, учитывая экономические трудности последнего времени. В частности, по итогам 2015 года реальные располагаемые денежные доходы населения и без ограничений со стороны государства успели снизиться на 4% по сравнению с 2014 годом. Реальная зарплата за тот же период сократилась на целых 10%.

Прямым результатом сокращения доходов явилось падение покупательной активности населения. Согласно последним данным Росстата, в январе-марте 2016 года оборот розничной торговли в РФ сократился на 5,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В целом за 2015 год оборот розничной торговли сжался на 10%.

Это ведет к тому, что падение нормы расходов домохозяйств на приобретение различных товаров и услуг снижает совокупный спрос, падение которого, в свою очередь, усугубляет рецессию в целом. Производителю нужен богатый потребитель, а если последний едва сводит концы с концами, то производить становится не для кого. Получается замкнутый круг.

Конечно, наряду с населением есть такой крупный потребитель, как государство, которое посредством госзаказа стимулирует спрос. В условиях некой реинкарнации «холодной войны» это отлично работает на примере оборонной промышленности, а также на примере отдельных крупных проектов вроде строительства Крымского моста, космодрома «Восточный» и т. д. Однако оборонка и ряд крупных госкомпаний — это далеко не вся экономика. Если к этому добавить кризис на экспортных рынка, то внутреннее потребление может стать одной из ключевых точек роста экономики.

Скорее всего, предложения Минэкономики об урезании зарплат направлены именно на улучшение ситуации в экспортирующих секторах экономики, которые оказались под ударом санкций и мирового кризиса. Снижение издержек экспортеров за счет сокращения фонда заработной платы — это попытка сохранить конкурентоспособность отечественных добывающих компаний на мировом рынке. Эффект может быть позитивным, если знать наверняка, что в обозримом будущем радикально улучшится мировая конъюнктура. Однако последствия очередного удара по внутреннему рынку могут обойтись гораздо дороже и существенно обострить социально-экономические противоречия.

В общем и целом предложению МЭР едва ли стоит удивляться. Сокращение зарплат является частью того набора инструментов, который используется в российской экономике уже больше двух десятилетий. Такой сугубо монетаристский подход нацелен на сдерживание инфляции и соблюдение строгой бюджетной дисциплины.

Но почему-то экономический блок РФ упорно игнорирует даже вероятность использования подходов к антикризисной политике, разработанных английским экономистом Джоном Кейнсом на заре Великой депрессии. Если вспомнить логику Кейнса, то именно увеличение спроса выступает акселератором прироста инвестиций в расширение производства, следующего за растущими потребностями населения в различных товарах и услугах. В Минэкономики логика ровно обратная: сокращение доходов населения, влекущее за собой падение потребительского спроса каким-то образом должно привести к росту инвестиций и восстановлению экономики.

Дмитрий Заворотный

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/12/k-ekonomicheskomu-rostu-cherez-bednost
Опубликовано 12 мая 2016 в 09:24
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами