• USD 58.61 -0.67
  • EUR 69.25 -0.39
  • BRENT 62.82 +0.60%

Война в Карабахе противопоказана интересам Израиля на Южном Кавказе

Армянский солдат на карабахской передовой. Фото: haaretz.com

Апрельская эскалация в зоне карабахского конфликта стала проверкой на прочность отношений Армении и Азербайджана с другими государствами. Не избежали этой «участи» и азербайджано-израильские связи, которые в предыдущие годы приобрели формат тесного партнёрства. Он особенно отчётливо представлен в сфере военно-технического сотрудничества Баку и Тель-Авива.

У Армении после обострения в зоне конфликта сразу возникли вопросы к ведущим оружейным поставщикам Азербайджана. В этом списке Израиль уверенно закрепился на второй строчке, пропустив впереди себя только Россию. Про обиды Еревана в адрес Москвы из-за поставок азербайджанскому противнику ударных систем много сказано. По поводу израильского потока современных вооружений и военной техники в прикаспийскую республику армянская сторона до последнего времени предпочитала выражать своё недовольство, скорее, по остаточному принципу. Однако обстоятельства изменились, затребовав от Еревана активности и на этом дипломатическом участке.

Армения, в частности, выступила против продаж Азербайджану израильских дронов-камикадзе, которыми тот атаковал позиции армянской армии в ходе последней военной эскалации. Как сообщала израильская Haaretz, ссылаясь на высокопоставленные источники в Тель-Авиве, ранее Израиль посетил посол Армении в Египте и исполняющий обязанности главы дипмиссии в еврейском государстве Армен Мелконян. Он провёл встречу с руководством второго Евро-Азиатского отдела МИД Израиля, которому высказал от лица своей страны недовольство в связи с поставками израильского оружия Азербайджану.

Очевидно, что от многомиллионных оружейных контрактов с платёжеспособным Азербайджаном израильские власти отказываться решительно не намерены. Но и действовать открыто против армянских интересов, демонстративно игнорируя их, они также не считают выгодным себе. У Израиля свой набор «железных аргументов продолжить партнёрство с Азербайджаном в прежнем режиме. Вместе с тем в Тель-Авиве отдают себе отчёт в том, что политическая погода в Баку может перемениться. Союз Азербайджана с Турцией, с коей у Израиля отдельный набор глубоких противоречий по ближневосточной повестке, не позволяет правительству Биньямина Нетаньяху считать себя полностью гарантированным от неожиданностей.

Отношения Израиля с Азербайджаном можно разделить на несколько условных «корзин». Азербайджан поставляет на израильский рынок значительный объём нефти. В предыдущие годы нефтеносная республика удовлетворяла около 40% потребностей Израиля в жидком углеводороде. К 2008 году Азербайджан вышел на внушительные объёмы поставок в Израиль нефти и нефтепродуктов (по некоторым оценкам того периода, по всей видимости, несколько завышенным, объём поставок в денежном выражении достигал $ 3,5 млрд в год). Ныне азербайджанский нефтеэкспорт на израильском направлении претерпел снижение, так как ближневосточный партнёр стал закупать топливо у Иракского Курдистана. Впрочем, о замещении каспийской нефти курдистанским эквивалентом говорить не приходится. Израильтяне лишь следуют рациональной стратегии диверсификации источников обеспечения своей энергетической безопасности.

Получая сырую нефть с каспийского шельфа, Израиль направляет на Апшеронский полуостров товары с высокой добавленной стоимостью, прежде всего продукцию военного назначения. Насыщение товарооборота двух стран по принципу «нефть в обмен на оружие» устраивает и тех, и других. Израиль остро нуждается в стабильных поставках «чёрного золота» на свой рынок. Азербайджану не менее важно наладить бесперебойный канал снабжения своих вооружённых сил высокотехнологичной оружейной номенклатурой. Многое, что азербайджанцы закупают у израильтян по линии военно-технического сотрудничества (ВТС), им или просто не продадут на Западе, или пока не могут предложить конкурентоспособную продукцию, например, поставщики с постсоветского пространства.

Далее следует отметить стратегический интерес Израиля поддерживать доверительный контакт с Азербайджаном, учитывая географическое расположение республики. Её достаточно протяжённая граница с Ираном с конца 1990-х годов не оставляет израильских политиков и военных равнодушными. Зарождение самого азербайджано-израильского партнёрства было во многом обусловлено именно иранским фактором в политике еврейского государства.

Ограничимся лишь упоминанием точки старта доверительных отношений Азербайджана и Израиля, одним из определяющих импульсов для развития которых стала их обоюдная заинтересованность в нейтрализации «иранской угрозы». Но прежде напомним, что в сентябре 2014 года, впервые за всю современную историю азербайджано-израильских отношений, Баку посетил министр обороны Израиля Моше Яалон. Посетил, заметим, в один из самых чувствительных для Ирана периодов, когда он особенно тщательно отслеживал любую активность на своих границах. Освещая тогда визит, израильская и азербайджанская прессы часто приводили факт состояния Яалона в должности главы военной разведки Израиля в 1995—1998 годы. Именно с этого периода, когда в Израиле, как и теперь, действовал кабинет министров под руководством Биньямина Нетаньяху, зародились доверительные отношения еврейского государства с политической элитой далёкой закавказской республики. Израильские эксперты в связи с этим любят вспоминать визит премьер-министра Нетаньяху в Баку в августе 1997 года и его встречу с президентом Гейдаром Алиевым. Вот та самая стартовая точка сближения Азербайджана и Израиля, начало встречного движения стран друг к другу в тот момент, когда отношения Баку и Тегерана стали неуклонно ухудшаться.

Закупки Азербайджаном израильского оружия традиционно обусловлены целями добиться военного перевеса в зоне карабахского конфликта. В отношении Ирана тема тесных связей Азербайджана и Израиля по военной линии затрагивалась при упоминании объектов на азербайджанской территории, которые могут быть использованы израильтянами против Исламской Республики. Так, в предыдущие годы на страницах западной прессы не раз всплывала информация о том, что Израиль достиг с Азербайджаном соглашения об использовании военных аэродромов прикаспийской республики для дозаправки своих ВВС.

Некоторые инициативы американских конгрессменов, в рядах которых легче всего найти недружественные по отношению к Ирану силы, были блокированы внешнеполитическим ведомством США даже на пике противостояния Запада с Ираном. В 2012 году Азербайджану при поддержке Израиля не удалось продвинуть проект инсталлирования на южных рубежах прикаспийской республики средств радиоэлектронного слежения за иранской территорией. Сделку азербайджанцев с американскими компаниями-поставщиками соответствующей аппаратуры тогда заблокировал Госдепартамент.

ВТС Азербайджана и Израиля затрагивало и непосредственные интересы Ирана на Каспии. В частности, упоминался контракт по противокорабельным крылатым ракетам Gabriel-5 израильского производства, поставка которых состоялась ещё в 2011 году (количество закупленных Баку ракет не разглашалось).

И всё же израильскую враждебность по отношению к Ирану азербайджанский сосед шиитской державы никогда себе позволить не мог. С улучшением макроклимата в отношениях Запада с ИРИ у Баку появилось больше поводов следовать осторожному курсу на иранском направлении, не давая впутать себя в конфронтацию с Тегераном.

Ещё один стратегический интерес Израиля видеть Азербайджан в числе своих партнёров можно легко проследить через призму мусульманской природы закавказской республики. На протяжении всех десятилетий своего современного существования в качестве независимого государства Израиль остро нуждался именно в партнёрах из исламского мира. В этом отношении Азербайджан стал для него «стратегической находкой».

У Израиля в партнёрах на сегодня только две мусульманские страны, с которыми он имеет продвинутые контакты по политической и военной линиям. Это Египет и Азербайджан. Причём первый, в отличие от второго, всячески сторонится опубличивания темы его тесных связей с израильским руководством, будь то взаимодействие по линии спецслужб или армейского командования. Даже такой сосед в регионе, как Иордания, с кем у Израиля также мирный договор, ныне дистанцировался от близкого с ним формата политических сношений. Не в последнюю очередь, дабы не провоцировать радикальные исламистские элементы в самом Хашимитском королевстве.

В лице Баку сомкнулись многие нити заинтересованности Тель-Авива явить миру пример построения им дружественных связей с отдельно взятой мусульманской страной. В Азербайджане ведь тоже, как в Иране, преимущественно проживают последователи шиитской ветви ислама, с которыми у израильтян отношения на ближневосточных просторах, мягко говоря, не сложились. Тюрки по своему этническому происхождению и мусульмане-шииты по вероисповеданию, экспортирующие нефть и к тому же покупающие оружие, — такой союзник для Израиля ныне просто незаменим именно в качестве примера построения «модельного партнёрства».

Развивать связи с Азербайджаном ближневосточная демократия будет и впредь. Но Израилю нужна стабильность в Закавказье, исключение масштабной войны в этом регионе. Воспоминания последствий «пятидневной войны» в августе 2008 года свежи в памяти израильтян. Тогда им, по настоятельному пожеланию России, пришлось внести существенные коррективы в свои отношения с Грузией, с которой у Израиля с середины «нулевых» назревал свой «оружейный роман». Нечто подобное чуть было не настигло израильские власти уже по итогам «четырёхдневной войны» в Нагорном Карабахе.

После 5 апреля, установления перемирия в зоне карабахского конфликта, которое, к сожалению, не привело к прекращению огневых дуэлей сторон, от израильских экспертов можно было услышать разные мнения. Наряду с открыто проазербайджанскими публикациями, где армянская сторона именовалась «агрессором», зачинщиком апрельской эскалации, можно было, хоть и реже, но встретить взвешенные оценки. Всё-таки годы «модельного партнёрства» Израиля и Азербайджана сместили угол зрения большей части израильских комментаторов в благоприятную для Баку сторону. Даже такие авторитетные издания, как The Jerusalem Post, допустили на своих страницах откровенно искажённую подачу материала о событиях месячной давности (1).

Трезвый анализ последствий «четырёхдневной войны», который, несомненно, присутствовал у лиц, принимающих в Израиле политические решения, требовал от израильтян нейтралитета. Израильские аналитики ставили такой вопрос: почему Тель-Авив предпочёл остаться в стороне от схватки Еревана с Баку, при всём приобретённом за долгие годы багаже тесного партнёрства с прикаспийской столицей?

В Израиле ставили объективный вопрос и находили ему рациональное объяснение. Первый аргумент в пользу равноудалённого отношения Израиля к позициям двух закавказских республик вокруг затяжного конфликта — его интересы в противостоянии с палестинцами. Израильское руководство не имеет никаких внешнеполитических и моральных оснований отстаивать позицию «деоккупации» Арменией территорий вокруг Нагорного Карабаха. Уходить из Восточного Иерусалима, Западного берега Иордана и Голанских высот израильтяне не собираются. Об этом недавно прозвучали категоричные заявления израильских властей на самом высоком уровне. Израилю ведь тоже его ближайшие арабские соседи и даже партнёры в Европе приписывают статус «оккупанта палестинских земель», в то время как он рассматривает эти территории в качестве необходимого элемента обеспечения своей национальной безопасности. Созвучная израильской аргументация по части вопроса территорий в карабахском конфликте наглядно представлена со стороны Армении и Нагорного Карабаха. Они также не понаслышке знакомы с формулой урегулирования, которую израильтянам предлагают, а зачастую и просто навязывают, в их конфликте с палестинцами — «земля в обмен на признание» (2).

Вопрос в том, будет ли это признание чего-то значить и будет ли возможным обеспечить защиту «признанной независимости», если она практически со всех сторон окажется окружённой жаждущей реванша силой? Вопрос более чем актуальный и для Армении, и для Израиля, столкнувшихся в годы государственного строительства со схожими внешними вызовами своей национальной безопасности.

Далее в Израиле не могут не считаться с тем, что Армения является военным союзником России, в республике размещена российская военная база, представленная также воздушным компонентом. Появление авиагруппы ВКС РФ осенью 2015 года в Сирии среди ближневосточных государств произвело одно из самых больших впечатлений именно на Израиль. Ещё больший фурор в Тель-Авиве вызвало решение Москвы с середины марта текущего года приступить к частичному выводу воздушной группировки с базы «Хмеймим» в сирийской Латакии. При этом россияне не свернули своего военного присутствия в арабской республике, а в самые сжатые сроки осуществили переконфигурацию сил, перебросив в регион дополнительное число ударных вертолётов.

Если Москва с таким упорством, столь последовательно отстаивает интересы Дамаска, с которым она не состоит в одной системе коллективной безопасности и не имеет внушительной базы двусторонних военно-политических соглашений, то почему она должна быть менее упорной и последовательной в деле защиты Армении, случись на Южном Кавказе большая война? Этот вопрос глубоко засел в умах израильских политиков, заставляя их быть вдвойне острожными во всём, что, так или иначе, затрагивает интересы России на закавказском направлении.

Наконец, ещё одним аргументом, который заставляет Израиль воздерживаться от непозволительно демонстративной поддержки Азербайджана, выступает турецкий фактор. Отношения Израиля с Турцией потеряли былую остроту, враждебность между ними заметно спала. Переговоры о нормализации между Анкарой и Тель-Авивом постепенно приближаются к точке нахождения компромисса. Однако при любом дальнейшем сценарии развития событий Турция не перестанет быть для Израиля сложным, амбициозным, мало предсказуемым игроком на Ближнем Востоке. В какой-то момент союзнические узы Турции и Азербайджана могут сработать и против выстроенного годами азербайджано-израильского партнёрства.

Не стоит преуменьшать и фактор пребывания Баку не только под большим влиянием Анкары, но и его нахождения в лоне тюркско-мусульманской традиции, членства Азербайджана в Организации исламского сотрудничества. В этой связи стоит напомнить, что при всей доверительности в отношениях с Израилем азербайджанские власти до сих пор не решились открыть своё посольство в Тель-Авиве, хотя израильская дипмиссия действует в Баку с августа 1993 года (3).

У Армении нет подобных ограничителей в виде исламской солидарности, которыми остаётся связан Азербайджан. К тому же Ереван не испытывает на себе того «пытливого взгляда» Тегерана, которым тот отслеживает любую активность в азербайджано-израильских отношениях.

Рывок Армении в отношениях с Израилем может произойти очень быстро, при всём том, что ныне армяно-израильские связи продолжают переживать сложные времена. Нефтеносный Азербайджан никогда не назовут «кавказским Израилем». Но находящуюся во враждебном окружении Турции и Азербайджана (не будем забывать, что Грузия тоже постепенно дрейфует в лагерь турецких союзников), пережившую геноцид, обладающую боеспособными вооружёнными силами Армению уже не первый год так именуют, например, на страницах западных изданий.

Многое указывает на то, что Израиль заинтересован в поддержании статус-кво в карабахском конфликте, в исключении завоевания одной из его сторон решающего или близкого к нему преимущества на военных и дипломатических фронтах. Это позволит израильтянам сохранить относительный баланс в отношениях с двумя закавказскими республиками, заодно не дав поводов России предъявить им счёт за нарочито однобокую поддержку одной из сторон конфликта. Ассоциировать себя с азербайджано-турецким тандемом в вопросе противостояния вокруг Нагорного Карабаха — последнее, чего бы хотелось Израилю на Южном Кавказе. Получать нефть, продавать оружие и записывать в свой внешнеполитический актив дружбу с мусульманской страной можно с успехом только в условиях пусть и хрупкого, но равновесия сил в регионе конфликта.

(1) Israel Barouk, Israel & Azerbaijan: The deeper meaning of Jewish-Muslim friendship // The Jerusalem Post, April 25, 2016.

(2) Ephraim Sneh, Why Israel is staying silent on Azerbaijan-Armenia conflict // Al Monitor, April 15, 2016.

(3) В июне 2011 года Азербайджан открыл у себя посольство Палестины и с каждым годом затягивает с вопросом начала работы своей дипмиссии в Израиле.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/04/voyna-v-karabahe-protivopokazana-interesam-izrailya-na-yuzhnom-kavkaze
Опубликовано 4 мая 2016 в 13:51
Все новости

13.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами