• USD 58.61 -0.67
  • EUR 69.25 -0.39
  • BRENT 62.44

Доктрина Трампа: отказ от интервенций, насильственной демократизации и нахлебников

Главный возмутитель спокойствия нынешней президентской кампании в США на этапе праймериз — Дональд Трамп — выступил с программным для кандидата в президенты выступлением по внешней политике США. Трамп, добивающийся выдвижения в кандидаты на президентский пост от республиканской партии, предложил собственный проект внешней политики и национальной безопасности с той свойственной ему самоуверенностью, что именно он будет избран 45-м президентом США в ноябре 2016 года.

На настоящий момент именно Трамп является фаворитом в кругу выдвиженцев от республиканской партии, но не в самом истэблишменте этой партии, заметим мы. Речь Трампа прозвучала на следующий день после того, как он триумфально завоевал на праймериз все пять штатов, участвовавших тогда в них — Коннектикут, Род-Айленд, Пенсильванию, Мэриленд и Делавэр, получив голоса 109 из 118 делегатов на предстоящий республиканский съезд. По мнению Трампа, внутрипартийная борьба за выдвижение его на пост президента США фактически подошла к концу. Праймериз состоятся еще в десяти штатах, но после подобного ошеломляющего успеха в минувший вторник Трамп счел, руководствуясь прогнозами по оставшимся штатам, что он уже победил на праймериз и ему можно уже переходить к следующему этапу президентской гонки — борьбе с главным кандидатом от демократической партии, под которым конкретно подразумевается Хиллари Клинтон. Это главное обстоятельство и надо учитывать при анализе внешнеполитической программной речи Трампа. Антиклинтоновская и антиобамовская направленность его выступления более чем очевидны. В этом смысле просматривается конкретная адресность ее утилитарного пропагандистского назначения. Так, например, в своей речи Трамп в очередной раз конкретно вменил в вину бывшему госсекретарю Хиллари Клинтон нападение на американское консульство в Бенгази. «Вместо того, чтобы взять на себя ответственность, в ту ночь Хиллари Клинтон решила пойти домой и лечь спать — невероятно», — сказал Трамп. Образ неразумной и беспечной женщины вполне просматривается за этим выпадом Трампа.

Кроме того, выступление Трампа стало частью его усилий по «нормализации» и «актуализации» собственного образа для последующего более серьезного этапа президентской гонки. Здесь он нуждается, в отличие от праймериз, в обретении иного и более респектабельного образа. Серьезность происходящего подчеркивало использование Трампом при выступлении в Mayflower телесуфлера, — как раз того, что он так высмеивал у своих соперников во время праймериз. По ходу своего выступления Трамп не отвлекался от написанного текста и не пробовал импровизировать или шутить, что казалось несвойственным ему по его предшествующим выступлениям на праймериз. Известно, что недавно Трамп добавил в свою избирательную команду нескольких новых и опытных помощников, которые должны помочь ему «откорректировать» свой образ для дальнейшей борьбы. Трамп, по словам его главного помощника Пола Манафорта, работал над своей речью по внешней политике на протяжении более недели. К помощи были привлечены какие-то его советники. Сам Манафорт за неделю до выступления Трампа провел совещание с экспертами в штаб-квартире консервативного Heritage Foundation в Вашингтоне. В итоге в Mayflower Трамп выступил перед относительно небольшой группой слушателей, состоявшей из журналистов и семи рядов приглашенных гостей — по впечатлению New York Times, «в основном седой аудиторией».

Выступление Трампа в Mayflower по внешней политике было долгожданным, а его содержание по общим направлениям заранее известно. В ходе праймериз в своих многочисленных выступлениях Трамп в той или иной мере с большей или меньшей критикой касался тех или иных аспектов внешней политики США. Кроме того, в своем пространном интервью в минувший понедельник в Washington Post Трамп обозначил внешнеполитический контур своей президентской программы.

Трамп заранее предупредил, что в своем выступлении он не претендует на изложение некоей «доктрины Трампа» и что, возможно, жизнь заставит быть гибким и что-то менять по ходу. Но, несмотря на подобную «гибкость», Трамп счел нужным снабдить свою речь как раз свойственными для «доктрины» атрибутами символической образности, начиная от выбранного места для выступления — величественного отеля Mayflower (название отеля намекало на первое судно, прибывшее в 1620 году в Америку из Англии с первой партией колонистов-пилигримов на борту) и до главного лозунга выступления — America first, отсылавшего к избравшему его для своего президентства республиканцу Рональду Рейгану и к известному авиатору Чарльзу Линдбергу с его сторонниками, которые в 1930-е годы выступали против вступления Соединенных Штатов во Вторую мировую войну. Символ Mayflower отсылает к ценностям белого консервативного большинства, создавшего Америку. Комментаторы не преминули отметить и то, что его лозунг America first (который у нас неудачно переводят, как «Америка превыше всего», лучше было бы «Америка прежде всего») в прошлом был главным девизом политики изоляционизма.

1. Изоляционизм против интервенционизма. Изоляционизм Трампа носит специфический и потому не всеобъемлющий и классический для США характер. Это изоляционизм особого рода. Он, в частности, не отвергает принцип американской экспансии. Трамп не отказывается от идеи мессианизма американской демократии, когда в своей речи в отеле Mayflower он заявил, что за предшествующий период Америка дважды «спасла мир» — во время Второй мировой войны и «холодной войны». Однако, по его мнению, этой высокой миссии Америки в мире в последнее время был положен предел, когда «логика была заменена глупостью и высокомерием». В итоге, по мнению Трампа, внешняя политика США ведет к череде бедствий для нее самой и для всего мира. А это как раз и не отвечает американским национальным интересам, по мнению Трампа. Поэтому в рамках идеологии американского мессианизма Трамп предлагает вернуться к внешней политике, которая «будет ставить интересы американского народа и американской безопасности впереди всего». Внешнюю политику администрации действующего президента США Барака Обамы Трамп объявил «полной и тотальной катастрофой». Но он не ограничился критикой обосновавшихся в Белом доме демократов. Трамп также демонстративно отверг прежнюю политику республиканцев в администрации Джорджа Буша-младшего, напомнив аудитории, что он тогда выступал против войны в Ираке. Трамп пообещал американским избирателям: «Война и агрессия не будут моим первым инстинктом. Великая держава должна использовать дипломатию и поддерживать сдержанность». Изоляционизм Трампа означает отказ от интервенции, как первой реакции на конфликт. Вместо того, чтобы играть в мирового полицейского, США должны модернизировать свою экономику. Международные обязательства не должны ослаблять страну. В связи с подобными идеями Трамп дал оценку неоднозначной роли США в «продвижении демократии» в мире и пообещал, что будет работать с союзниками, чтобы вдохнуть новую жизнь в западные ценности и институты. Цель западной цивилизации — вдохновить на позитивные реформы по всему миру. Фактически Трамп обещал отказаться от насильственного продвижения в мире демократии и сосредоточиться через упорядочение дел в США на «продвижении» ее путем высокого примера самой американской демократии.

Изоляционизм особого рода, по мысли Трампа, подразумевает и мировое величие института президента США. В своей речи в Mayflower Трамп заявил: «Наши друзья и враги должны знать, что, если я нарисую линию на песке, я буду применять эту линию на песке, поверьте мне». Подобный пример является намеком на один случай классической истории, когда один посол Рима предъявил ультиматум эллинистическому монарху Сирии, нарисовав круг на песке вокруг себя и царя. Царь не мог выйти из этого круга, не выполнив требования римлян под угрозой войны. Этот пример с линиями на песке из речи Трампа является почти неприкрытым ударом по президенту Обаме, которого в США обвиняют в слабости, когда он рисовал «красные линии» в Сирии, но не выполнял своих угроз при их нарушении. По мнению Трампа, Обама в этом и других конкретных случаях принижал международный престиж института президента США. Так, по мнению Трампа, Обаму «оскорбили» во время недавних государственных визитов на Кубу и в Саудовской Аравии. С величием президента США, по мысли Трампа, должны быть связаны одновременно и высокие принципы, и непредсказуемость. А это ведь принципы настоящей имперской политики. «Мы должны быть непредсказуемы, и мы должны стать непредсказуемыми начиная с сегодняшнего дня», — заявил Трамп в начале своей речи. Но в завершение Трамп выступил за более прозрачный и принципиальный подход: «Лучший способ для достижения этих целей дисциплинированная, преднамеренная и последовательная внешняя политика». В итоге вырисовывается образ «мирового императора», который и величественен, и непредсказуем, но одновременно высоко принципиален и честен по отношению к подвластным государям и народам.

2. Отношение с исламским миром. Призывы к народам Ближнего Востока, чтобы делать больше для борьбы с исламским экстремизмом стали стандартными, полагает Трамп. Но по этой проблеме, по его мысли, «должна быть улица с двусторонним движением», т. е. самим США не следует разогревать этот экстремизм своими непродуманными действиями в регионе. Разумеется, Трамп вынужден был критиковать президента Обаму не за саму «сделку с Ираном», а за ее выполнение. Однако далее Трамп утверждал: «Мир должен знать, что мы не выезжаем за границу в поисках врагов, что мы всегда рады, когда старые враги становятся друзьями, и когда старые друзья становятся союзниками». Таким образом, по мысли Трампа, у США нет в исламском мире постоянных врагов, что, с другой стороны, подразумевает и отсутствие постоянных друзей. Политика США на Ближнем Востоке должна сообразовываться моментом и интересами США. Однако здесь Трамп слукавил, когда намеренно умолчал об одном действительном и постоянном союзнике США в регионе — Израиле, с интересами которого и должна сообразовываться американская политика в регионе. Известно, что в ходе праймериз Трамп имел обширные контакты с влиятельным в США еврейским лобби, поддержкой которого он намеревался заручиться. Отсутствие постоянных друзей и врагов у США в исламском мире — именно в интересах особых отношений США с Израилем. И здесь адресат внешнеполитической программы Трампа вполне понятен. Следуя подобной логике, в одном пункте Трамп был бескомпромиссен. В своей речи по внешней политике он пообещал быстро уничтожить «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России), впрочем, не конкретизируя, как он это сделает. В пику предлагаемой президентом Обамой долгой стратегии поэтапной и комплексной борьбы с ИГИЛ, Трамп предлагает молниеносный удар на полное уничтожение «Исламского государства». «Их дни сочтены… Их не станет».

3. Отношения с главными противниками США — Китаем и Россией. Трамп заметил, что США должны искать общий язык с Россией и Китаем, «основываясь на взаимных интересах». Характерно, что Трамп в своем выступлении никак не упомянул Украину и политику антироссийских санкций. Однако он представил допустимыми двусторонние переговоры с Москвой по кризисной тематике «с позиции силы». «Некоторые говорят, что русские не могут вести себя разумно, — сказал лидер республиканской президентской гонки. — Я намерен это выяснить» [на переговорах]. В случае, если это не удастся с Москвой, то Трамп «просто покинет стол переговоров». Но что за этим последует, Трамп не конкретизировал.

4. Внешняя политика США и военно-промышленный комплекс. Америка сокращает свои ресурсы и ослабляет свои вооруженные силы, поскольку она ослабила свою экономику, полагает Трамп. Возвращение к сильной Америке влечет за собой восстановление экономики и сокращение дефицита торгового баланса США за счет улучшения торговых соглашений. Трамп обвинил последних лидеров США в уменьшении военных возможностей страны и пообещал модернизировать американский ядерный арсенал. Подобное обещание должно гарантировать военно-промышленному комплексу США достаточные военные заказы. Тема ядерного разоружения не прозвучала в речи Трампа. Следовательно, в ядерном оружии он по-прежнему усматривает главный фактор сдерживания и национальной безопасности США.

5. Отношения с союзниками. США должны «заново сбалансировать» собственный вклад в бюджет блока НАТО. «Страны, которые мы защищаем, должны оплачивать стоимость этой защиты. В противном случае США следует быть готовыми к тому, чтобы дать этим странам возможность защищать себя самостоятельно. У нас нет выбора», — заявил он. По мнению Трампа, союзникам США в Европе и Азии придется самим заботиться о своей безопасности, если они не окажутся готовы «платить» за защиту, обеспечиваемую США. При этом далее Трамп обещал отказаться от торговых сделок, которые, по его словам, «опутывают нацию». Таким образом, в отличие от демократов, которые предпочитают завуалированную форму платы союзниками за собственную безопасность посредством предоставления США преференций в крупных торговых блоковых соглашениях, Трамп требует каких-то иных форм платежей за союзничество. С одной стороны, подобное требование лишний раз подчеркивает ограниченность ресурсов США в обеспечении ими своей мировой гегемонии, но, с другой, требует от союзников США большего сервилизма, что не может понравиться им. Трамп призывает к более прагматичному и реалистичному подходу к осуществлению власти США по отношению к их союзникам без ограничений по тонкости политической корректности. В одном из своих немногих конкретных предложений Трамп в своей речи в Mayflower расписал планы по организации двух саммитов — для союзников по НАТО и для стран Азии, чтобы обсудить изменение баланса альянсов для облегчения финансового бремени США. Подобное предложение может означать какую-то реформу НАТО в нужном для США направлении.

* * *

В целом можно констатировать, что внешнеполитическая речь Трампа в Mayflower своим содержанием знаменует драматический разрыв не только с текущей внешней политикой США, но и с предшествующей, начиная от Рейгана, традицией. Поэтому выступление Трампа вызвало в США крайне негативную реакцию по всему спектру политического мэйнстрима. Весьма характерно, например, что республиканец от штата Южная Каролина сенатор Линдси Грэм заявил, комментируя выступление Трампа: «Рональд Рейган должен перевернуться в своем гробу». Фронтмен по внешней политике в избирательной кампании Хиллари Клинтон бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт заявила, что она никогда не видела так много «упрощенных лозунгов, противоречий и искажений» в одной речи, как это сделал Трамп. Весьма характерна реакция на речь Трампа всех ведущих изданий США, Великобритании, Франции и Германии. Все они в своих комментариях сосредоточились на поисках и выявлении противоречий в выступлении Трампа.

Для реакции союзников США весьма характерна мгновенная реакция на выступление Трампа министра иностранных Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, который без конкретной критики назвал просто «нереальными» все предложения Трампа. Поэтому для нас очевидно, что в ходе своей весьма вероятной президентской кампании Трампу и дальше придется пропагандировать, дополнять и разъяснять по отдельным пунктам ее положения. Однако преимущество для нас налицо — внешнеполитическая программа Трампа кардинальным образом будет отличаться от программы его конкурента на президентских выборах. Впрочем, в США в избирательных кампаниях на президентских выборах традиционно превалируют вопросы внутренней политики. Именно они определяют успех кандидатов при выборе на пост президента США. Впрочем, для нас очевидно и то, что проблемы внешней политики США в речи Трампа тесно увязаны с внутренними проблемами США, когда ресурсозатратность сравнивается с эффективностью результатов. В этом просматривается определенный плюс предъявленной в Mayflower внешнеполитической программы Трампа.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/29/doktrina-trampa-otkaz-ot-intervenciy-nasilstvennoy-demokratizacii-i-nahlebnikov
Опубликовано 29 апреля 2016 в 17:15
Все новости

13.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами