• USD 58.77 +0.16
  • EUR 69.30 +0.04
  • BRENT 63.34 +1.42%

У Белоруссии остался единственный шанс — стать частью единой большой экономики с Россией

Экономическую часть послания Александра Лукашенко к белорусскому народу и парламенту, которое президент Белоруссии огласил 21 апреля, прокомментировал для EADaily белорусский экономист Александр Алфимов.

Безусловно, послание Александра Лукашенко парламенту и народу готовилось людьми, которые видят кризис, и видят не только проблемы, но и варианты их решения. К сожалению, кризис носит системный характер, и точечными методами радикального изменения ситуации добиться невозможно. Невозможно добиться такого изменения без трансформации политической системы. Невозможно добиться такого изменения, опираясь лишь на собственные силы и весьма ограниченные (если не сказать больше) ресурсы.

Да, были позитивные моменты в выступлении, ожидаемые слова — например, о «дедолларизации». Другое дело, что о «дедолларизации» ведутся разговоры с момента ввода в обращение белорусского рубля. Невозможно 20 лет уничтожать доверие к белорусскому рублю, лишать его функций денег, а потом требовать от кого-то за два месяца или два года вернуть доверие к «зайчику» (или «белке», как теперь чаще называют белорусский рубль сами белорусы). Чудес не бывает.

Александр Лукашенко, как и ожидалось, не назвал кризис кризисом — он сказал «мы темпы развития в экономике замедлили». Наверное, в этой ситуации нужно было назвать вещи своими именами: в республике именно экономический кризис, ВВП упал на 3,9% в 2015 году и продолжил падение по итогам I квартала 2016 года, и мы несём ответственность за это, потому как у нас были все полномочия, возможности, и так далее. Вместо этого прозвучала ссылка на некие «внешние факторы», что выглядело жалко. В политической части выступления этих туманных формулировок было гораздо меньше.

Лукашенко в своём выступлении дал понять, что никаким социализмом в Белоруссии и не пахнет. За туманностями вроде «оптимизации численности» скрываются вполне конкретные сокращения и увольнения. Например, он сказал о возможности повышения зарплат чиновников за счёт «оптимизации». Что это значит? Это значит, что госслужащий лишается своего статуса, надбавок и льгот, но выполняет ту же работу — в том же объёме, но за меньшие деньги. Сэкономленные на таком работнике средства перераспределяются между теми, кто сохранил статус госслужащего.

Все эти фразы про трудоустройство сокращённых (уволенных) — это разговоры в пользу бедных, откровенно безответственные заявления. Увольняют в один день без объяснения причин — насчёт этого Лукашенко постарался несколько лет назад, изменив трудовое законодательство и введя такую контрактную систему, которой позавидовали бы «чикагские мальчики». Добавим к этому карманные профсоюзы, мощный полицейский аппарат, контроль информационного пространства, декоративные политические партии, специфические черты менталитета белорусов — и делать можно всё что угодно.

Заявлено «снижение себестоимости не менее чем на 25%». Прекрасное заявление, только не указаны пути реализации. Наверное, послание и не должно быть таким подробным, однако заявления в духе «надо быть здоровым и богатым, а не бедным и больным» — это демагогия. По всей видимости, речь шла в первую очередь о госпредприятиях. Этого можно достичь сокращениями персонала и зарплат — так и делалось до сих пор. В итоге белорусские заводы всё равно выпускают неликвид. Зарплата рабочего на белорусском заводе вне Минска составляет около $ 200 в месяц, и это считается не худшим вариантом. Даже если этот рабочий удвоит выработку, что вряд ли возможно, так как такая зарплата лишь демотивирует, то завод всё равно будет производить неликвид. Потому что проблема в технологиях, а не в оплате труда или стоимости сырья.

Это всё равно, что от бригады землекопов требовать снизить издержки, больше копать и повысить эффективность, соревнуясь с конкурентами, которые работают на экскаваторах. К землекопам вопросов нет — это хорошие труженики, они честно копают, им надо кормить семьи, но если надо построить БАМ или Панамский канал, то у на порядок большего количества землекопов нет никаких шансов перед одним экскаваторщиком.

Никто не продаст Белоруссии новейшие технологии, а сама она не может позволить себе соревноваться с ТНК и крупными западными компаниями. Ежегодные вложения в новые, по-настоящему прорывные технологии на Западе и у «азиатских тигров» составляют десятки миллиардов долларов — в каждое из таких направлений. Это совершенно неподъёмные деньги как для Белоруссии, так и для других постсоветских республик. Никто на Западе не продаст современное высокотехнологичное оборудование — в лучшем случае достанется морально устаревшее минимум на пять лет. Никто не желает создавать себе конкурентов, а самостоятельно при имеющихся ресурсах Белоруссия неконкурентоспособна. За советский период её как довели до четвёртого технологического уклада, так она в нём и застряла.

Шансы у белорусов есть только в такой ситуации, когда малая белорусская экономика станет частью единой большой экономики с Россией. Только так появятся большие инвестиции в НИОКР и производства, только так рынок сбыта будет большим и своим, только в такой ситуации можно ожидать инвестиций от ТНК. В противном случае можно наслаждаться «духовным возрождением» и «независимостью», как это делают Молдавия и Болгария, Литва и Украина.

«Максимальное привлечение прямых иностранных инвестиций», «рост и диверсификация экспорта» и другие подобные пункты доклада — это очередные абсолютно безответственные заявления. Эти слова говорились много лет — можно поднять доклады 2013, прошлого года или даже начала 90-х — и там вы увидите «максимальное привлечение прямых иностранных инвестиций». Статистика указывала на то, что инвесторы не спешат вкладываться в белорусскую экономику. Что сделали? Поработали над отчётностью — инвестиции выросли. Только под этими «инвестициями» стали понимать всё, что угодно. И кого обманули? Сами себя обманули. Нарисовали лубок и бегали с ним, как дети, всем показывали и радостно хлопали в ладоши. А потом выяснилось, что лубок не имеет никакого отношения к жестокой и при этом крайне унылой реальности.

Повышение пенсионного возраста, которое преподносится как большое достижение, фактически означает, что трудовые ресурсы деградировали. В любом кадровом агентстве Белоруссии вам скажут, какие на самом деле шансы у людей предпенсионного возраста или пенсионеров трудоустроиться. Смысл всех телодвижений последних полутора лет в том, чтобы сбросить социальную ответственность с государства, заставить белорусов больше работать за вдвое меньшие по сравнению с 2010 годом зарплаты, но при этом не считать эту ситуацию поводом для смены руководства республики.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/22/u-belorussii-ostalsya-edinstvennyy-shans-stat-chastyu-edinoy-bolshoy-ekonomiki-s-rossiey
Опубликовано 22 апреля 2016 в 23:27
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами