• USD 58.77 +0.16
  • EUR 69.42 +0.17
  • BRENT 62.46

Денис Гаевский: Что означает нидерландское «нет» для Украины?

Фото: gazeta.ru

Референдум в Нидерландах по вопросу ратификации Договора об ассоциации между Украиной и Евросоюзом признан состоявшимся — явка превысила необходимые 30%, а 61% избирателей высказались против данного соглашения. Результат нельзя назвать сенсационным, однако он оказался крайне неприятным для киевского режима.

Существенный вклад в итоги плебисцита внесла серия скандалов за несколько дней до голосования, деморализовавшая сторонников ассоциации. Сперва Петр Порошенко назвал редакционную статью газеты The New York Times, повествовавшей о коррупции в высших эшелонах украинской власти, «элементом гибридной войны против Украины». Последовавший «панама-гейт» — в СМИ опубликованы данные об офшорных схемах Порошенко — не добавил вистов агитировавшим «за». Более того, ряд украинских депутатов, близких к американскому посольству, прямо заявляли, что «офшор-гейт» окажет решающее влияние на выбор жителей Нидерландов.

Следует упомянуть, что электоральные предпочтения нидерландцев начали демонстрировать отрицательную динамику за несколько месяцев до референдума. Поспособствовала этому местная пресса, где регулярно появлялись критические по отношению к киевским властям заметки — как о причастности украинских политиков к похищению картин из Музея Западной Фрисландии в 2005 (назывались имена лидера партии «Свобода» Олега Тягнибока и экс-главы СБУ Валентина Наливайченко), так и о сокрытии украинским правительством данных объективного контроля по катастрофе Вoeing-777 на Донбассе. Негативный информационный фон вкупе с миграционным кризисом и сильными евроскептическими настроениями в голландском обществе предопределили неутешительный для официального Киева исход.

Пускай референдум имеет статус консультативного, в стенах парламента Нидерландов развернется серьезная борьба за имплементацию его итогов. Дело в том, что организаторы референдума, евроскептики, подчеркивали, что он относится не столько к украинскому вопросу, сколько к взаимоотношениям между национальными государствами и брюссельским бюрократическим истеблишментом, выразителями интересов которого являются местные провластные партии. Не оспаривал сей тезис председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, высказавший мысль о том, что итоги референдума могут привести к «большому континентальному кризису», если избиратели проголосуют «против».

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, призывавший голосовать «за», сказал, что процесс ратификации ассоциации с Украиной не может быть продолжен в связи с результатами волеизъявления. Значит ли это, что договор, ставший поводом для «майдана», подлежит расторжению? Не нужно торопить события. Шансы на то, что власти Нидерландов проигнорируют мнение избирателей, остаются высокими, несмотря на последующие репутационные издержки.

Не будем забывать, что евроассоциация — инструмент экономической экспансии, предоставляющий торговые преференции странам ЕС. Кроме того, разрыв договора с Украиной будет означать огромную победу голландских евроскептиков, чье представительство в парламенте следующего созыва по итогам выборов-2017 кратно увеличится. Далее последует усиление дезинтеграционных тенденций внутри Евросоюза, что представляет серьезную угрозу для евробюрократии, заинтересованной в сохранении нынешнего статуса-кво. А значит, брюссельские чиновники будут выискивать механизмы блокирования гипотетического решения парламента Нидерландов о денонсации евроассоциации с Украиной.

Помимо этого, Евросоюз объективно не может резко «уйти из Украины», прекратив оказывать малейшую поддержу киевскому режиму. Как минимум, из соображений собственной безопасности — Украина остается основным транзитером российского природного газа, а также имеет на своей территории 4 АЭС, вокруг которых сейчас происходят очень опасные процессы.

Какой стратегии отныне будет придерживаться Евросоюз в отношении Украины — вопрос, ответ на который пока не знают даже в высоких европейских кабинетах. Впрочем, очевидно, что ЕС, принявший участие в организации госпереворота на Украине, находится в состоянии шахматного цугцванга, когда каждый следующий ход только ослабляет позицию игрока.

Для официального Киева результаты голландского референдума — тревожный звонок. Майданная власть по итогам голосования утратила значительную часть легитимности в лице западного общества, а идеологическая конструкция — «Украина защищает всю Европу от российской агрессии» рассыпается на глазах. Фактически начинает стремительно разрушаться «мечта о Европе» — то, ради чего киевский режим на протяжении двух лет проводил политику государственного терроризма в отношении инакомыслящих. Появляется новое окно возможностей для реванша бывших «регионалов» (представителей правящей при Викторе Януковиче «Партии регионов»), чего панически боятся нынешние руководители государства. Не исключено и то, что Киев активизирует боевые действия на Донбассе с целью микшировать провальные итоги плебисцита.

Для той части украинского общества, пребывающей в оппозиции к действующей власти, результаты голосования в Нидерландах дарят определенную надежду. Международная повестка «откатывается» к осени 2013 года, что дает возможность перезагрузить взаимоотношения в треугольнике Украина-Евросоюз-Россия. В свою очередь, это приведет к перезагрузке власти в Киеве — оголтелые популисты и «евроинтеграторы» отправятся на задворки истории.

6 апреля стало новой точкой бифуркации на европейском континенте. В какую сторону качнется маятник истории — пока неясно. Однако открывшимися возможностями для решения украинского кризиса следует распорядиться сполна.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/07/denis-gaevskiy-chto-oznachaet-niderlandskoe-net-dlya-ukrainy
Опубликовано 7 апреля 2016 в 14:56
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами