• USD 58.66 -0.14
  • EUR 69.09 -0.08
  • BRENT 63.41 +0.28%

Меморандум ЦРУ о перспективах наследования власти от Горбачева: полный текст

В марте 2016 года к юбилею экс-президента СССР Михаила Горбачева архив Национальной безопасности США, базирующийся при университете Джорджа Вашингтона, порадовал нас публикацией 13 рассекреченных документов, касающихся политики США и их союзников по отношению к СССР в эпоху Горбачева. Все это топ-документы, имеющие важнейшее, как историческое, так и актуальное политическое значение. Так, например, среди них опубликованы: посланный в США британский меморандум переговоров Тэтчер с Горбачевым во время визита последнего в Лондон в декабре 1984 года, письмо президента США Рональда Рейгана Горбачеву после избрания последнего генсеком ЦК КПСС в марте 1985 года, ответное письмо Горбачева Рейгану, американский меморандум о последней сессии переговоров Рейгана и Горбачева в Рейкьявике в октябре 1986 года, письмо канцлера ФРГ Гельмута Коля президенту Джорджу Бушу-старшему от 28 ноября 1989 года об аспектах и принципах германского объединения и др. Однако мы обратили особое внимание на последний документ в опубликованной серии. Это апрельский 1991 года меморандум ЦРУ на запрос руководителей Национального совета безопасности о перспективах наследования власти от Горбачева. Этот уникальный документ интересен тем, что приоткрывает завесу над тайной «кухней» аналитической работы ЦРУ по России и содержательной стороне стратегического информирования президента США американской разведкой по нашей стране. По этому документу можно судить о качестве аналитической работы американской разведки, понятийном аппарате, о логике аналитиков ЦРУ. Означенный материал имеет для современной России и актуальное политическое значение, поскольку в нем рассматривается «революция» 1991 года в СССР и проблемы постсоветского пространства. Он заставляет думать и сравнивать разные кризисные эпохи. EADaily публикует полный перевод текста означенного документа. В опубликованном американском оригинале содержатся незначительные фрагменты текста, которые до сих пор засекречены. Мы указали на них. В тексте имеются подчеркивания и заметки от руки, которые, по-видимому, сделали адресаты меморандума — руководители Совета национальной безопасности США. Эти замечания могут стать предметом отдельного изучения историков.

* * *

Секретно

Только лично

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ

Вашингтон, округ Колумбия 20 506

10 апреля 1991 года

МЕМОРАНДУМ ДЛЯ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ДИРЕКТОРА ЦРУ ДЖОНА ХЕЛЬГЕРСОНА

От: Дэвида Гомперта (1) / ред. А. Хьюитт

Предмет: Наследование Горбачеву

Запрос для анализа наследования Горбачеву. Мы просим, чтобы анализ провели только в ЦРУ. Это предусматривает привлечение суждений от SOVA, LDA и [слово замарано], а также привлечение Роберта Блэквелла (2) и Фриц Эрмарта (3) (как самостоятельных аналитиков, а не в их официальном качестве в Совете национальной безопасности). Доклад будет адресован только двум из нас — Бренту Скоукрофту (4) и Бобу Гейтсу (5). Тот факт, что вы готовите доклад только для нас, должен быть скрыт. Нам нужен отчет 29 апреля.

Основные вопросы, на которые мы просим вас сосредоточить внимание:

1. Каковы потенциальные триггеры, которые спровоцируют уход или удаление Горбачева? Существуют ли какие-то признаки, за которыми следует следить, с тем, чтобы оценить вероятность ухода Горбачева?

2. Каким образом будет действовать динамика наследования?

a. Каковы условия и сценарии наследования и возможности, связанные с ними? Наследование в соответствии с новыми конституционными процедурами остается одним из возможных вариантов, но каковы остальные?

b. Как будет выглядеть политика наследования? Кто, например, ключевые политические игроки в процессе наследования?

c. Какую особую роль республиканские лидеры, скорее всего, будут играть в процессе наследования? С какими возможностями и рисками республики столкнутся в этом процессе?

d. Как отношения КПСС и правительства будут влиять на наследование? Есть ли, например, вероятность того, что Горбачев оставит пост президента, но останется во главе партии?

3. Какова сущность потенциальных правительств наследников? Их политическая элита? Ключевые личности? Продолжительность их политической жизни? Их предрасположенности во внутренней и внешней политике?

Пожалуйста, звоните кому-либо из нас, если вам нужны какие-либо разъяснения.

* * *

Секретно

ЦРУ

Вашингтон, округ Колумбия 20 506

Директорат разведки

29 апреля 1991 года

Наследование Горбачеву

Эра Горбачева заканчивается. Даже если Горбачев останется у власти еще один год с настоящей даты, реальная власть перейдет в руки либо сторонников твердой линии, либо в руки республик.

Если Горбачева принудят уйти от власти в ближайшее время, то, похоже, у власти окажутся сторонники твердой линии, которые будут править посредством слабых людей или какого-то рода Комитета национального спасения. Без каких-либо действий со стороны традиционалистов влияние реформаторов будет продолжать расти, так как время работает на них, так что демократы придут к власти. Наследование, вероятно, не будет гладким, и там, вероятно, будет переходный период с интенсивной борьбой за власть и неопределенностью.

Наследование Горбачеву напрямую связано с судьбой политической системы. Если традиционалисты отстранят его, то будет стремление сохранить империю и авторитарное правление более жесткими средствами. Им придется действовать быстро, чтобы подавить оппозицию, арестовать или даже казнить ее лидеров, начиная с Ельцина, и откатить назад вновь завоеванные свободы. Они бы заняли более свирепую общественную позицию по отношению к США и искали бы возможности утвердить свое влияние за рубежом. Даже если бы они были готовы положиться на массированное применение силы и репрессий, традиционалистам будет трудно удержать власти, потому что они не имеют надежной программы для решения растущих проблем страны и будут иметь трудности для преодоления внутренних разногласий. При таком режиме экономика будет продолжать ухудшаться, а социальное отчуждение будет резко возрастать, гарантируя, что в конце концов демократические и националистические движения будут возрождаться.

Если Горбачева удалят реформаторы, то это передаст власть республикам и будет создана конфедерация. Они позволят республикам проводить более независимую линию, даже если они пребудут в восстановленном Союзе. Многие республики будут двигаться быстро вперед с демократическими и рыночными реформами, но некоторые, вероятно, будут субъектами некоторых новых форм авторитаризма.

Хотя рыхлая конфедерация, за которой останется военный контроль и, возможно, выполнение большинства советских международных обязательств, каждая республика будет быстро развивать свою собственную независимую внешнюю политику и освободится от обязательств по внутренней безопасности от КГБ.

Короче, в Советском Союзе теперь существует революционная ситуация и существующая централизованная политическая система разрушается. Подобно тому, что случилось в Восточной Европе в последние два года, все ингредиенты в настоящее время представлены в СССР, что может привести не только к быстрому изменению режима, но к быстрому разрушению нынешней политической системы.

Этот меморандум был написан в ответ на конкретный набор вопросов по поводу проблемы в отношении наследования Горбачеву. Он был подготовлен Управлением советского анализа. Информация, доступная по состоянию на 29 апреля 1991 года, была использована в его подготовке. Комментарии и вопросы приветствуются и могут быть направлены начальнику.

Движение к наследованию

В последние месяцы сам президент Горбачев стал центром эскалации советского кризиса. Со всех сторон последовало давление для его удаления. У него почти нет общественной поддержки, и центр, который он попытался занять, стремительно разрушается. Хотя их решения для постгорбачевского режима диаметрально противоположны, влиятельные игроки в обоих — реформистском и традиционалистском лагерях — теперь работают для того, чтобы избавиться от него или заставить его делать то, что они хотят. Эти усилия почти наверняка продолжат набирать силу.

Традиционалисты, от которых Горбачев политически зависим, открыто дистанцировались от него. Руководство КГБ, военные и КПСС винят его за нынешний кризис, а также за подрыв их институтов. Суть заявлений о политике Горбачева, сделанных в разговорах с бывшим президентом Никсоном во время его недавнего визита в Москву с председателем КГБ Крючковым и министром обороны Язовым, является еще одним свидетельством отсутствия доверия к советскому президенту со стороны ведомств безопасности.

Многие традиционалисты на низких уровнях активно организуются против Горбачева. Набирающая все большее влияние группа законодателей традиционалистов «Союз» собирает подписи для созыва специального Съезда народных депутатов с целью отстранения Горбачева. Ее наиболее откровенные лидеры открыто выступают за снятие Горбачева с конца прошлого года. Позиции Горбачева в партии также продолжают ухудшаться. На апрельском пленуме ЦК с помощью руководства партии ему удалось снять вопрос о его смещении с поста генерального секретаря, но он по-прежнему сталкивается с растущим и все более угрожающим бунтом в партии.

Давление реформаторов для удаления Горбачева стало более серьезным после того, как в середине февраля по национальному телевидению прозвучал призыв Ельцина к отставке Горбачева. Хотя в последнее время Ельцин стал более сговорчивым, снятие Горбачева и его правительства стали основным требованием продолжающейся забастовки шахтеров, и их призыв теперь резонирует в других промышленных секторах. Большинство из этих групп призывает к передаче власти в республики и запрету Верховного Совета СССР и Съезда народных депутатов.

Горбачев попал в такое положение, потому что его за его политику, как правило, обвиняют в катастрофе в стране, а он не предлагает никакого вразумительного выхода:

• Он уничтожил старую ленинскую политическую систему и не создал новые жизнеспособные политические структуры, чтобы заменить ее.

• Его новая «антикризисная программа» является необдуманной попыткой восстановить старые методы контроля сверху вниз, чтобы попытаться стабилизировать экономику. По данным советской статистики, с начала года экономика начала сокращаться более быстрыми темпами и ВНП упал примерно на 8 процентов за первый квартал. Запасы товаров народного потребления серьезно истощены, инфляция быстро растет, и недавний рост цен может отправить их в инфляционную спираль.

На прошлой неделе Горбачев получил политическую передышку после усилий сторонников жесткой линии сместить его на пленуме ЦК КПСС с согласия руководства республик, в том числе Ельцина. Такое развитие событий продемонстрировало, что политическая ситуация быстро ухудшается, и предполагает, что ни один из ключевых игроков не чувствовал себя готовым к эскалации для борьбы за власть:

• Ельцин и лидеры республик, очевидно, опасались, что если они надавят сейчас сильнее, то Горбачев мог быть вытеснен сторонниками твердой линии. На встрече с российскими законодателями Ельцин показал, что это может быть тактический ход, заявив, что не настало время для «всестороннего противостояния».

• Инициатива против Горбачева на пленуме дала немного для облегчения давления на него со стороны сторонников твердой линии. Этот шаг был предпринят со стороны раздраженных деятелей среднего звена партии, а не лидеров традиционалистов, которые, возможно, предпримут попытку захватить власть в результате государственного переворота, если они решили действовать против него.

Только из-за продолжающегося экономического развала Горбачев обнаружит в ближайшее время, что политические стены наступают на него снова. Республиканские лидеры, в особенности Ельцин, хотят увидеть значимый политический сдвиг Горбачева, в то время как традиционалисты будут возмущены дальнейшей медленной эрозией центрального контроля и тем более любым резким сдвигом в этом направлении Горбачева.

• Для достижения прочного согласия с республиками Горбачев должен был бы уступить значительную часть власти им, существенно снижая авторитет центра и свою собственную политическую роль, по сути присоединившись к их требованиям конфедерации. Если он не согласен с этим, то его борьба с республиками почти наверняка возобновится и активизируется. Его расчет на страх в республиках переворота традиционалистов и, как следствие на их готовность достичь соглашения, чтобы сохранить его на неопределенный срок, не оставляет твердой опоры.

• Любая серьезная попытка Горбачева приспособить республики, однако, тревожит традиционалистов, которые продолжают видеть первоочередной задачей доминирование центра в Союзе. Страх, что Горбачев введет механизм реального разделения власти с республиками, станет наиболее вероятным катализатором для них, чтобы попытаться захватить власть.

• Рабочие больше не доверяют власти Горбачева. Недовольство трудящихся, скорее всего, будут расти, поскольку население начинает ощущать последствия недавнего скачка цен и растущий дефицит товаров народного потребления.

• Решимость Горбачева держать любой ценой Союз с доминированием центра будет продолжать усугублять конфликты между центром и республиками.

Растущее влияние всенародно избранных местных лидеров и законодательных органов также продолжает подрывать остаток власти Горбачева. Они пользуются бóльшей легитимностью, чем центральное руководство и добиться осуществления политики Горбачева без их сотрудничества практически невозможно. Если усилия Ельцина создать сильное всенародно избранное президентство в России увенчаются успехом и он выиграет выборы, ориентировочно запланированные на июнь, то он усилит свою позицию в оспаривании центра, подчеркнет банкротство позиции Горбачева и повысит народное давление за его удаление.

Политическая позиция Горбачева, скорее всего, идет от плохого к худшему. Несмотря на то, что он по собственному желанию вступил в союз с руководителями КГБ, военными и КПСС и полностью в текущей политике следует за традиционалистами, он стал политически зависимым от них, и ему будет все труднее игнорировать их требования. В результате его поворота к традиционалистам большинство реформаторов больше не доверяют Горбачеву. На прошлой неделе Ельцин и восемь других руководителей республик достигли договоренности с Горбачевым обеспечить основу для обновленного сотрудничества, но вряд ли это будет иметь продолжение, если Горбачев не станет резко снижать свою роль и не уступит реальной власти республикам. Несмотря на то, что он по-прежнему может использовать мощь президентствa, чтобы продвигать повестку дня центра, издавая постановления или принимая запретительные решения, других политических активов у него осталось мало. Он потерял политическую инициативу и теперь в первую очередь реагирует на события без какой-либо реальной долгосрочной стратегии.

Сутью нынешнего кризиса является то, что ни существующая политическая система, которую Горбачев пытается сохранить, ни частично возникающая новая система не способны эффективно справляться с недавно мобилизованными народными требованиями и углублением экономического кризиса. Короче говоря, Советский Союз сейчас находится в революционной ситуации. Как это произошло в Восточной Европе в течение последних двух лет, все ингредиенты, существующие в настоящее время в СССР, могут привести не только к быстрому изменению режима, но к быстрому уничтожению текущей политической системы.

Ключевые игроки

Реформаторы и традиционалисты, по всей видимости, обречены на разборки. Результат в значительной степени будет зависеть от способности каждой из сторон преодолеть глубокие внутренние разногласия, действовать слаженно и решительно. Ставки чрезвычайно высоки, и обе стороны, вероятно, понимают, что, как только они сделают свой окончательный шаг к власти, они начнут борьбу не на жизнь, а на смерть

Горбачев. Действия Горбачева будут играть решающую роль в том, как эта борьба развернется. Чем дольше он остается у власти, тем хуже будет политическая и экономическая ситуация с увеличивающейся вероятностью того, что нынешняя политическая система будет сметена. Если он покинет свой пост сейчас, тем не менее все еще будет вероятность того, что его правопреемство может иметь место более или менее в рамках старой системы, хотя новый режим все равно будет неустойчивым. Его отставка сама по себе, однако, ничего не решит, поскольку нет никакой уверенности в том, что тот, кто его заменит, будет делать лучше.

Недавние заявления и действия Горбачева свидетельствуют о том, что он отчаянно хочет удержать власть и в будущем крайне неохотно добровольно уйдет в отставку. Он и его советники стремятся минимизировать его проблемы, и он все еще может верить в то, что он может вскоре повернуть дело [сокрытый текст в две строки]

Горбачев пользуется кривой картинкой происходящего с того времени, как его поток информации теперь контролируется КГБ и традиционалистами.

Не исключено, что по мере того, как его разочарование будет расти, Горбачев добровольно отойдет в сторону от власти, особенно если он сочтет, что это поможет достичь его видения советского будущего. [сокрытый текст в две строки]

Его продолжающиеся проблемы со здоровьем также могут повлиять на его решение об отставке, хотя его проблемы с сердцем, вероятно, стабилизируются с помощью лекарств. По-прежнему представляет опасность и [сокрытый текст в одну или две строки]

Традиционалисты. Традиционалисты все чаще обвиняют Горбачева в том, что он идет против их советов и проводит политику, которая в настоящее время разрушает Союз и Коммунистическую партию. Памятуя о судьбе своих единомышленников в Восточной Европе — казнь Чаушеску в Румынии, суд над Живковым в Болгарии и ожидавшуюся ту же участь для Хонекера, не будь он тайком вывезен Советами, без сомнения, знакомые с глубокой ненавистью к КПСС в СССР, некоторые из них указывают на то, что они боятся за свою жизнь. В то время как они хотят вернуться к центральной системе доминирования, по крайней мере некоторые из них, в особенности те, кто близок к пенсионному возрасту, может быть, готовы согласиться на решение, которое защитит их жизнь и пенсии.

Традиционалисты, которые в настоящее время занимают доминирующее положение в руководстве высшего уровня, пытаются заполучить Горбачева, чтобы идти вместе по вопросам, которые они считают наиболее важными. Сохраняя его как президента, они имеют более легитимный фронт для их ползучего подавления сопротивления и избегания рисков, которые повлечет откровенная борьба за власть. Тем не менее появляется все больше признаков того, что они недовольны Горбачевым за отсутствие достаточно решительных действий против оппозиции. Например, «черные полковники», которые возглавляют движение за замену Горбачева и требуют более жесткой линии режима, имеют молчаливое одобрение их деятельности со стороны Язова. Особой приязни между Горбачевым и его нынешними союзниками не существует, и они вполне могут двинуться, чтобы попытаться сбросить его, если они решительно выступят против шагов, по их мнению, которые он готов предпринять (например, коалицию с реформаторами), или если он не сможет сотрудничать в том, что они видят в качестве важнейшего вопроса (например, с помощью силы удержать Союз вместе).

Изменения, которые произошли в высшем советском руководстве в последние месяцы, демонстрируют, что наиболее важные рычаги власти и репрессий сосредоточены в руках традиционалистов:

• Вице-президент Янаев является правопреемником Горбачева на срок до 90 дней до того времени, как новый президент будет избран. Он — новичок в высших эшелонах власти, и не похоже, что он сможет возглавить заговор. Но он связан с КГБ, и, вероятно, будет готов стать сообщником.

• Заместитель генерального секретаря Ивашко — следующий в очереди, чтобы заменить Горбачева на посту главы КПСС, не является сильным лидером и не будет, вероятно, долго находиться на посту главы партии, если бы снова не сыграл важную роль.

• Лидер Коммунистической партии России Полозков является лидером традиционалистских сил в КПСС и может повести движение, чтобы попытаться оживить партию, если бы он стал генеральным секретарем.

• Глава КГБ Крючков, который впечатляет наблюдателей как смышленый и наиболее динамичный член этой группы, является самым влиятельным из традиционалистских лидеров и будет иметь решающее значение в любом движении против Горбачева. Он все чаще подталкивает Горбачева занять более жесткую позицию.

• Министр обороны Язов не представляется динамичным лидером, который бы взял на себя инициативу в результате государственного переворота, но он будет готовым соучастником, если другие ключевые игроки находятся на борту.

• Начальник Генерального штаба Моисеев открыто поддержал более жесткие действия против независимо настроенных республик, но и, по-видимому, он сотрудничал с Ельциным в оказании помощи, чтобы определить большую роль России в вопросах обороны. В возрасте 52 лет, он, может быть, готов заключить сделку с оппозицией, чтобы спасти армию и свою карьеру.

• Министр внутренних дел Пуго имеет опыт работы в КГБ и является готовым сообщником, но не является ключевым актором.

• Первый заместитель министра внутренних дел Борис Громов восхвалялся как последний командующий советских войск в Афганистане. В свои 48 лет он может возникнуть в качестве ключевого игрока в любом перевороте.

• Премьер-министр Павлов не впечатляет никого с момента своего вступления в должность в январе, и вряд ли он будет ключевым игроком.

• Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов все чаще в традиционалистских кругах рекламируется как наиболее вероятный преемник Горбачева. Они видят в нем более решительного деятеля, чем Горбачев, но он имеет больше доверия со стороны реформаторов, чем другие традиционалисты.

Реформаторы. Большинство реформаторов вряд ли хотят заменить Горбачева. Их цель теперь — демонтировать всю политическую систему, которую он возглавляет. Многие из них призывают к шагам по линии плана Ельцина для отмены президентства, или, как минимум, понижения его в техническом положении без реальной власти, и к расформированию законодательных органов СССР. Они бы передали власть республикам по соглашению типа Европейского сообщества с доминированием России. Все, что осталось бы от центра, стало бы своего рода координирующим органом представителей республик, которые, вероятно, наблюдали бы за общей внешней политикой, оборонной политикой, общими экономическими проблемами, такими как денежно-кредитная политика и торговля, и другими сферами, которые делегировали ему республики. Ельцин и некоторые другие реформаторы видят такой переход власти в виде переговоров, проходящих за круглым столом, которые бы имели бы полное право принятия решений Горбачевым, президентами республик, а также представителями других политических групп, таких как шахтеры.

Реформаторы продемонстрировали способность мобилизовать население и собирать огромные толпы в свою поддержку в Москве и других крупных городах. Несмотря на официальный запрет и угрозы действий полиции, более 200 тыс. человек приняли участие в проельцинской демонстрации в прошлом месяце. Многие трудящиеся смотрят на Ельцина как на лидера, такие как бастующие шахтеры Кузбасса. С их поддержкой реформаторы могут, возможно, провести расширенную всеобщую забастовку, которая может парализовать огромные части страны.

Многие реформаторы, однако, пока не чувствуют себя достаточно сильными для разборок с правительством. Несмотря на то, что они добиваются прогресса в преодолении своих разногласий, они разделены на многочисленные оппозиционные группы и недостаточно хорошо организованы по линии республик. Ельцин недавно говорил о необходимости хорошо организованной оппозиционной партии, но до сих пор он не предпринял шагов, чтобы объединить свои усилия с другими реформаторами, некоторые из которых не доверяют ему и видят в нем оппортуниста. Помимо Ельцина, нет никакой другой фигуры среди реформаторов, которая в настоящее время была бы в состоянии взять на себя широкую руководящую роль. Такие люди, как Шеварднадзе и Яковлев, слишком тесно связаны с Горбачевым, хотя они могут появиться как важные фигуры, если бы существовал поиск компромиссных кандидатов на руководящие должности, приемлемые как для реформаторов, так и традиционалистов.

Если реформаторы придут к власти, ключевыми игроками станут лидеры республик:

• Ельцин сказал, что он не хочет стать президентом СССР, и, учитывая слабость этого поста и неразрешимые проблемы, которые идут с ним, он вряд ли изменит свое мнение, если только он не увидит в нем единственный способ, чтобы предотвратить его от попадания в руки кого-то, кто мог бы использовать пост против него. В этом случае он, вероятно, также сохранит пост президента России.

• Другие лидеры ведущих республик — это президент Казахстана Назарбаев и президент Украины Кравчук. Оба хотят нового типа Союза, но также сосредоточены на том, чтобы их интересы не превысили интересы России и Ельцина. Назарбаев, кажется, стремится к роли на национальном уровне и может быть кандидатом на ослабленное техническое президентство.

Надежность инструментов репрессий

Способность традиционалистов действовать во многом будет зависеть от надежности их инструментов репрессий — КГБ, военных и внутренних войск МВД. Несмотря на то, что службы безопасности, безусловно, имеют достаточно лояльных войск для выполнения государственного переворота, поддержание военного положения на всей территории страны было бы трудным. К тому же, если оппозиция сумеет для своих целей нейтрализовать способность сил безопасности проводить широкие политические репрессии или породит достаточно сомнений в их надежности среди руководства так, что оно станет неохотно применять силу, — игра была бы закончена для традиционалистов.

Сразу, как оппозиция поймет, что центр не станет широко применять силы против нее, крах Союза и распад режима будут ускоряться.

Ельцин и другие реформаторы работают, чтобы углубить трещины в военном ведомстве и КГБ. Хотя высшее руководство обеих организаций, как представляется, прочно поддерживает традиционалистский курс, конечно, многие офицеры и рядовые члены симпатизируют реформаторам. Это уже, по-видимому, оказывает влияние, и есть все большее число неподтвержденных сообщений, что некоторые солдаты номерных воинских частей игнорировали приказы применять силу в республиках Прибалтики и Азербайджане.

Надежность военных сил для внутреннего использования, как представляется, является критической, и растущее беспокойство побуждает руководство предпринимать шаги для решения этой проблемы:

• КПСС запустила новые импульсы, чтобы восстановить свое влияние в армии и пропагандировать традиционалистские ценности.

• полным ходом идет кампания, чтобы очистить вооруженные силы от реформистских офицеров или по крайней мере переместить их с чувствительных позиций.

• [абзац текста сокрыт]

Падение Горбачева

Формально Горбачев в качестве президента и генерального секретаря останется до 1995 года. В результате изменений, которые он инициировал в конституции и уставе партии, его больше не могут легко сбросить другие члены руководства, как это было сделано с Хрущевым в 1964 году. Удаление Горбачева против его воли будет юридически трудным и сложным процессом:

• Он может быть удален с поста президента, если будет привлечен к ответственности за нарушение конституции двумя третями голосов Съезда народных депутатов.

• Только съезд КПСС может заменить его в качестве лидера партии, а это потребует длительного процесса выборов около 6 тыс. делегатов.

Как результат, если Горбачев уйдет, то он, скорее всего, уйдет в отставку под давлением. В зависимости от того придет ли инициатива от реформаторов или от традиционалистов, или он добровольно уйдет в отставку, последствия могут значительно отличаться.

Инициатива реформистов. Реформаторы могли бы добиться успеха в удалении Горбачева с поста и создании новой политической системы рядом способов, которые не являются взаимоисключающими:

• Скорее всего, это будет происходить в результате массовых текущих национальных забастовок и демонстраций, направленных на свержение его правительства. Такова в настоящее время цель забастовки шахтеров, и таков был призыв в связи с недавними демонстрациями к сотням тысяч их участников.

Эти низовые усилия набирают силу, и наблюдаются растущие связи между оппозиционными группами по всей стране. Если принудительные меры не будут приняты против них, останется лишь вопросом времени, когда оппозиция сможет парализовать страну и вынудить пойти на основные политические уступки, возможно, в том числе отставку Горбачева. Ельцин может ускорить этот процесс, если он начнет активно поощрять подобные действия.

• Горбачев также может быть отстранен от власти ультиматумом из единого руководства ключевых республик. Несмотря на то, что они не зашли так далеко, как Ельцин, потребовавший снятия Горбачева, другие руководители республик поддерживают цели Ельцина по полной передаче власти в республики. Ельцин и лидеры Казахстана, Украины и Белоруссии уже ведут переговоры о четырехстороннем договоре, который мог бы стать основой для новой политической системы, которая исключит текущее центральное правительство. Чтобы добиться успеха, для такого шага было бы важно заручиться поддержкой сил безопасности, возможно, предложив гарантии того, что военные будут оставаться неизменными и не будет никакого возмездия КГБ. Некоторые военные руководители могли бы даже приветствовать Славянский союз, потому что это оставит большую часть советских войск нетронутыми, помогая обезвредить некоторые из ключевых проблем, такую как этническая напряженность.

• Горбачев также может быть отстранен от власти посредством процесса круглого стола. Отчаянные усилия, чтобы попытаться разрядить напряженность, растут. Горбачев мог бы согласиться с переговорами вокруг круглого стола, востребованными оппозицией. Такой шаг, вероятно, будет ошибкой, и Горбачев, вероятно, столкнется с объединенной в своих требованиях оппозицией, которая потребует, чтобы он ушел в отставку или эффективно отказался от власти. Согласившись на дискуссии за круглым столом, он не смог бы игнорировать эти требования, не вызвав массовые национальные беспорядки и забастовки.

Инициатива традиционалистов. Для того, чтобы предпринять шаги, которые, по их мнению, необходимо предпринять, чтобы предупредить победу реформистов, традиционалисты могут попытаться удалить Горбачева и установить более жесткий режим. Такой шаг был бы законспирирован и может разворачиваться в нескольких направлениях:

• Они предпочли бы вытеснить Горбачева на юридических основаниях, получив его согласие уйти в отставку и определив своего кандидата. Скорее всего, они представят Горбачеву ультиматум, чтобы выполнить его или подвергнуться аресту, или смерти. Янаев изначально возьмет на себя функции президента, а Ивашко — генерального секретаря. Традиционалистский Съезд народных депутатов будет затем использован для определения кандидата — сторонника жесткой линии. Это был путь, по которому был избран Горбачев после использования расплывчатости конституции, позволившей отложить всенародные выборы до 1995 года.

• Они могли бы обойти установленные процедуры и использовать кризисную ситуацию, чтобы оправдать Съезд народных депутатов и пленум ЦК для удаления Горбачева и назначения бескомпромиссных лидеров, согласованных ранее. Учитывая большинство традиционалистов в обоих учреждениях, они почти наверняка одобрят выбор единого руководства, хотя бы громкие протесты со стороны реформаторов звучали в этих органах.

• Они могли бы двигаться решительно, чтобы вернуть себе контроль, объявив чрезвычайное положение на всей территории страны, установив своего рода национальный комитет спасения, вероятно с доминированием сотрудников службы безопасности, и двигаясь силой против оппозиции.

• Они могли бы устроить инцидент для Горбачева, чтобы потом заменить его по одной из вышеуказанных процедур.

Временный компромисс. Как это произошло в большинстве переходов от коммунизма в Восточной Европе, демонтаж нынешней советской политической системы может быть многоступенчатым процессом и может начаться с участием Горбачева. Половинное решение, скорее всего, связано с тем, что ни одна из сторон не уверена в своих силах и поэтому они готовы идти на компромисс. Любой компромисс, однако, означал бы значительную степень разделения власти с реформаторами, и он станет важным шагом на их пути к власти. После того как такие уступки были бы сделаны, было бы более трудным для традиционалистов вернуть себе инициативу. Но страх перед коалицией, которая резко снизит их влияние, может стать катализатором для них, чтобы действовать. Такая коалиция была бы крайне нестабильной и не будет длиться долго. Это может произойти при следующих условиях:

• Горбачев соглашается отойти в сторону, но настаивает на том, чтобы играть роль при переходе, возможно, для того, чтобы выиграть время и до тех пор в надежде остаться на посту.

• Горбачев уходит в отставку, прежде чем он сталкивается с ультиматумом, и ни традиционалисты, ни реформаторы не достаточно сильны, чтобы взять под свой контроль власть самостоятельно.

• Горбачев отходит в сторону под давлением или умирает при исполнении служебных обязанностей, но нынешняя политическая система остается с сохранением контроля традиционалистов над некоторыми ключевыми позициями, в то время как другие важные портфели переданы реформаторам.

• Горбачев вытесняется как президент демократами, но он или другой традиционалист остается на посту главы КПСС, которая способна сохранить лояльность руководства КГБ, военных и МВД. Это создало бы ситуацию двоевластия, по крайней мере в части страны.

Индикаторы и триггеры

Нынешняя политическая ситуация крайне нестабильна, может быстро обостриться и ввергнуть страну в кризис престолонаследия с несколькими показателями. В то время как давление реформаторов свергнуть Горбачева по-прежнему публично, инициатива традиционалистов должна быть секретным заговором с внезапным действием. Активность военных, без сомнения, связанная с ним в виде подготовки к введению общенационального чрезвычайного положения, вероятно, может быть обнаружена. Но движений, предшествующих перевороту, вероятно, не будет, и даже если бы они были, их намерения не были бы ясны.

Любое из следующих событий может ускорить кризис, который может подвести руководство к ситуации немедленного действия:

• Смерть или внезапная недееспособность Горбачева дали бы традиционалистам некоторые преимущества, если бы они были в состоянии хранить информацию в секрете, а затем попытались

представить последовательность в качестве свершившегося факта.

• В настоящее время ситуация с трудящимися может быстро перерасти в общую национальную забастовку, направленную на свержение правительства.

• Смерть Ельцина по естественным или насильственным причинам вдохновит массовые демонстрации против режима, если ее свяжут с КГБ так, как оно, скорее всего, и будет.

• Убеждение традиционалистов, что их дни быстро подходят к концу, может побудить их сделать упреждающий ход.

• После того, как Ельцин выигрывает на выборах пост президента России, он и реформаторы могли бы мобилизовать народные массы, добиваясь снятия Горбачева.

• Какое-либо столкновение между силами безопасности и гражданскими лицами, в результате которого погибнет гражданское населения, особенно если оно будет жестоким и случится в славянском регионе, то оно может вызвать массовые протесты.

Политические последствия

Независимо от того, какой тип наследования будет иметь место, первоначально новые политические договоренности не могут быть стабильными. Как минимум, элементы проигравшей стороны вряд ли откажутся от власти плавно, так что может быть период интенсивной борьбы, которая может перерасти в широкомасштабные беспорядки. В таких нестабильных условиях реформистский или традиционалистской режим сосредоточатся на укреплении власти, отодвинув другие вопросы на задний план. Тем не менее, можно быстро определить некоторые явные различия в том, как каждый из них будет иметь дело с наиболее актуальными вопросами внутренней и внешней политики.

Реформаторы. Точный ход событий, если реформаторы возьмут верх, будет зависеть от обстоятельств и кто будут новые лидеры. Результатом, однако, было бы более или менее быстрое перераспределение власти в республики:

• По крайней мере, в переходный период восстановленный центр будет существовать, но его политика будет устанавливаться коллективными решениями участвующих республик. Это была бы, вероятно, громоздкая договоренность, в которой доминировала бы России, которая призвана была бы контролировать военные и ограниченные аспекты внешней политики, но решения по большинству внутренних вопросов будут переданы в республики. Одной из первых задач нового режима будет демонтаж репрессивных возможностей КГБ.

• Различные внутренние политики будут быстро появляться в различных республиках. В большинстве европейских районов СССР будут развиваться демократические институты и там будет переход к рыночной экономике.

В Центральной Азии и некоторых частях Кавказа, скорее всего, возникнут авторитарные режимы.

• Вооруженные силы будут находиться под совместным контролем республик, но Россия будет иметь преобладающую роль. В то время, как славянское ядро может согласиться поддерживать общие военные усилия, каждая республика, вероятно, будет развивать некоторые из своих собственных сил, возможно, допуская некоторое централизованное управление. Советский ядерный потенциал будет оставаться под единым командованием. Республики, не участвующие в совместных военных операциях, почти наверняка — Прибалтики и Кавказа, поднимут свои собственные небольшие армии с маленькими обычными вооружениями, но некоторые из них могут поддерживать какие-то двусторонние договоренности по обороне со славянским ядром, что могло бы дать основания работам на их почвах.

• Несмотря на то, что переустроенный центр, вероятно, сохранит общую координирующую роль во внешней политике, было бы трудно вести международные переговоры без активного участия республик. В республиках, вероятно, поддержат существующие международные обязательства и договоры, хотя дисперсия власти могла бы сделать трудным осуществление и обеспечение. Республики также быстро начнут проводить независимую внешнюю политику, и им бы особенно хотелось двигаться вперед в установлении внешнеэкономических связей, а также в некоторых случаях заключать соглашения об обороне со своими соседями.

Традиционалисты. Традиционалисты будут пытаться двигаться быстро, чтобы подавить оппозицию:

• Они немедленно арестуют или предположительно даже казнят ключевых лидеров оппозиции, в том числе, Ельцина. Вновь введут строгую цензуру средств массовой информации. Запретят деятельность оппозиционных политических групп и вернутся к жесткому централизованному контролю над экономикой.

• Несмотря на то, что серьезные экономические трудности останутся, снижение расходов на оборону, вероятно, остановится.

• В то время, как основное внимание будет уделено воссозданию контроля дома, внешняя политика станет менее гибкой. Прогресс в области контроля над вооружениями будет крайне сложным, но существующие соглашения, вероятно, будут соблюдаться. Советские активные меры увеличатся и, если внутренняя ситуация временно стабилизируется, руководство, вероятно, будет искать возможности восстановить советское влияние за рубежом при условии, что политические и экономические издержки будут не слишком высоки.

• Режим будет занимать гораздо более свирепую общественную позицию по отношению к Западу и будет внутренняя кампания с обвинениями Запада в подрывной деятельности по созданию проблем страны. Несмотря на то, что режим будет по-прежнему заинтересован в проведении экономического сотрудничества, его политика создаст очень неблагоприятный климат для совместных экономических предприятий и других совместных усилий.

Временный компромисс. Поскольку это было бы настолько нестабильно, временный политический компромисс затруднит какие-либо серьезные сдвиги в процессе разработки политики, особенно в разработке внешней и оборонной политики. Такая коалиция будет занята внутренней борьбой и вряд ли можно будет сосредоточиться на разработке внешней политики, что затрудняет достижения закрытия переговоров по контролю над вооружениями. Отдельные республики, однако, сумеют воспользоваться возможностью продвигать свою повестку за рубежом и добиваться признания в качестве независимых государств. Реформаторы могли бы добиться определенного прогресса в продвижении своих внутренних инициатив, а также сдвига власти к республикам могла бы быть ускорена, давая им большую свободу действий для достижения своих повесток дня.

Перспективы: беспорядочный переход

Независимо от того, что произойдет, нынешняя политическая система в Советском Союзе обречена. Если традиционалисты захватят власть, массовым применением силы и репрессий они могли бы временно восстановить контроль над большей частью страны. При таком режиме экономика будет продолжать ухудшаться, а социальное отчуждение будет резко возрастать. Почти наверняка демократические и националистические движения будут возрождаться.

Время работает, однако, против традиционалистов. Чем больше времени сила не применяется, тем слабее их положение становится. В то время, как разрушение стены службы безопасности продолжается, демократические и националистические силы продолжают набирать силу и организовываться.

После того, как рабочие все больше почувствуют на себя недавний резкий рост цен, а экономика продолжит свою нисходящую спираль, волнения рабочих почти наверняка станут более серьезными, способствуя повышению давления для изменения системы.

Даже, если Горбачев удастся остаться у власти через год, эпоха Горбачева закончилась. Резкое снижение его власти будет почти невозможно отменить и де-факто передача власти, скорее всего, произойдет либо к реформаторам, либо к традиционалистам с весьма сходным политическим последствиям. Если они придут ко власти, то без него.

Примечания

(1) Дэвид Чарльз Гомперт, род. 1945, с 1989 по 1990 годы заместитель директора по стратегическому планированию Unisys, с 1990 по 1993 год старший директор по вопросам Европы и Евразии в штате Совета национальной безопасности, с ноябре 2009 года занял пост главного заместителя директора Национальной разведки США. В последнее время работал старшим научным сотрудником в корпорации RAND.

(2) Роберт Блэквелл, род. 1939, с марта 1989 года выполнял обязанности специального помощника президента Буша по делам Совета по национальной безопасности и главного директора по европейским делам и делам Советского Союза.

(3) Фриц Эрмарт, с 1973 по 1998 год сотрудник ЦРУ, офицер разведки по делам СССР и Восточной Европы, специальный помощник президента Рейгана, председатель Национального комитета по разведке.

(4) Брент Скоукрофт, род. 1925, советник по национальной безопасности президентов Джеральда Форда и Джорджа Буша-старшего.

(5) Ро́берт Майкл Гейтс, род. 1943, сотрудник ЦРУ (1966—1993), с марта 1989 заместитель помощника президента по национальной безопасности. с августа 1989 года помощник президента Джорджа Буша-старшего и заместитель советника президента по национальной безопасности Брента Скоукрофта, директор Центральной разведки (1991—1993), министр обороны США (2006—2011).

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/31/memorandum-cru-o-perspektivah-nasledovaniya-vlasti-ot-gorbacheva-polnyy-tekst
Опубликовано 31 марта 2016 в 01:59
Все новости

18.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами