• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Прибалтийские режимы построены на откровенно противоправных идеях: интервью

Правозащитник Сергей Середенко.

О положении русскоязычной общины в странах Прибалтики, перспективах нацменьшинств по отстаиванию своих прав, а также о причинах накаляющейся обстановки в регионе корреспондент EADaily беседует с правозащитником из Эстонии Сергеем Середенко.

Месяц назад вы с Александром Гапоненко и Мстиславом Русаковым объявили о создании «Ассоциации правозащитников Прибалтики». Зачем понадобилось такое объединение?

— По большому счёту, это профсоюз. Его цели — прекращение преследования правозащитников, борьба с постоянно пополняемыми спецслужбами «чёрными списками» неугодных политических и общественных деятелей и их публикацией. Потому что ежегодно эстонская, латвийская и литовская «охранки» размещают в открытом доступе имена и фамилии людей, которых они считают врагами государства — легко догадаться, что это приводит к маргинализации и стигматизации жертв данной узаконенной травли. В наших планах — вступить в контакт со спецпредставителем по правозащитникам Верховного комиссара ООН по правам человека, а также задействовать Европейский суд справедливости. Мы хотим, чтобы этот орган ЕС провел исследование на предмет соответствия законодательства республик Прибалтики Конституции ЕС в части свободы передвижения по ЕС. Кроме того, мы решили сделать свой собственный ежегодник по Прибалтике, встречный, так сказать — туда войдет освещение того, что пишут спецслужбы, и как они занимаются политическими преследованиями. Выпустить первый номер этого ежегодника мы планируем к осенней сессии ОБСЕ.

Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с правами русской общины в Эстонии?

— Нет единой оценки того, в какой фазе находятся сейчас государственные режимы Прибалтики. Один из самых надежных маркеров — это антисемитизм, и он присутствует уже весьма ощутимо. Достаточно вспомнить, например, недавние заявления латвийского депутата парламента от правящей коалиции Карлиса Сержантса о том, что воду в стране-де мутят евреи. Недавно Мирослав Митрофанов (сопредседатель партии «Русский союз Латвии — EADaily) высказался в том духе, что, возможно, Прибалтика сейчас стоит накануне большого террора. Лично для меня знаковым оказалось убийство моего приятеля Карена Драмбяна в 2011 году. Он с оружием в руках прорвался в Министерство обороны, которым тогда руководил Маарт Лаар, являвшийся одним из архитекторов системы этнической дискриминации, но был убит спецназом. Его поспешили объявить «эстонским Брейвиком», но тут есть одна существенная разница. В отличие от оставшегося в живых Брейвика, Карен никого не убил, напротив — застрелили его самого! И никакого следствия по этому поводу не было.

Или вспомнить недавнюю историю с Ида-Харьюсским пожарным Сергеем Меньковым, которого уволили за публичные насмешки над парадом эстонской армии — при том, что оставили на работе в ополчении «Кайтселийт» Урмаса Рейтельманна, так же публично позволившего себе грязно оскорблять русских жителей страны.

Мы платим налоги, но не имеем права на обучение своих детей на родном языке. Социальные риски тоже, в первую очередь, падают на русских — именно они, в случае каких-либо неурядиц, первыми оказываются без работы. Конституция государства гласит, что его целью является сохранение эстонского народа и языка. И всё! Тут парламентарий Игорь Грязин исчерпывающе высказался, что развитие русской культуры не является задачей эстонского государства. Хотя, может, это и к лучшему — если эстонцы возьмутся за развитие русской культуры, то, учитывая последствия их деятельности в других областях, результат может оказаться самый печальный. Но, в любом случае, я, по сути, обязан работать на эстонца — и в конституции это закреплено. Честно говоря, всё вышеперечисленное трудно охарактеризовать иначе, чем явные признаки расцветающего фашизма. И этот режим уже вполне состоялся, для него не предусмотрено каких-либо вариантов позитивного развития, он способен только продолжать скользить вниз.

А возможно ли бороться за свои права в такой ситуации правовыми методами…

— Беда в том, что правовые методы тут не работают — и это тотальное мнение правозащитников Прибалтики. Исключения, в данном случае, лишь подчеркивают общее правило. И товарищи это чувствуют. Тут недавно власти Латвии вновь заговорили о необходимости окончательного искоренения русских школ — и мой коллега-правозащитник Яков Плинер объявил о необходимости организации массовых акций протеста. Однако другие правозащитники — и Владимир Линдерман, и Лена Бачинская — сказали, что не надо, всё равно, дескать, ничего не выйдет. Потому что народ уже на улицы не выведешь и, соответственно, ничего не добьёшься. И это говорят люди, посвятившие правозащите многие годы своей жизни, невзирая на все связанные с этим личностные риски! И я, со своей стороны, тоже вынужден констатировать, что ситуация со школами совершенно тупиковая — даже, я бы сказал, революционная. Но поскольку «низы» уже не способны пойти против «верхов», значит всё случится ровно наоборот.

Жители Прибалтики сейчас больше всего опасаются войны между Россией и НАТО…

— Квази-война уже ведётся. Например, та же Украина, с точки зрения её властей, доблестно воюет с Россией, более того, побеждает. Если верить тамошней пропаганде, практически все сухопутные вооруженные силы РФ уже перебиты — и по многу раз. Мол, украинцы нечеловеческими усилиями остановили прущие на Европу москальские орды… Для Киева это очень удобная «война». И прибалты хотели бы тоже вести такую на своей территории — уж очень выгодно. Ведь война может списать все ошибки и преступления местных правящих режимов, позволит добиться помощи и сочувствия со стороны западных союзников. Поэтому сценарии насчет «русских восстаний» в Нарве и Даугавпилсе обсуждаются на разные лады уже в течение двух лет. То, что наполовину разъехавшиеся жители Даугавпилса (Нарва, видимо, проиграла в этом «тендере») восставать совершенно не собираются — так это ещё лучше! Я полтора года потратил на то, чтобы разобраться со строящимся в Эстонии центром для интернирования. Кого — понятно. То есть, сценарий массового помещения русского населения в концлагеря разрабатывается на полном серьезе.

Не пора ли предупредить русских жителей Прибалтики, что надо уезжать из региона, дабы не стать жертвами провокаций с непредсказуемыми последствиями?

— Как вы понимаете, такой сигнал можно дать один только раз, дабы не уподобиться мальчику из известной сказки, который постоянно кричал: «Волки! Волки!» Я пока что подобный сигнал дать не готов: цена ошибки может оказаться слишком велика. Не то, чтобы я боюсь прослыть алармистом и выставить на кон свою репутацию — а для правозащитника это главное богатство! — но в данном случае бить тревогу, возможно, преждевременно. Извне поступают слишком разноречивые сигналы: например, я знаю экспертов, которые считают, что США постепенно «сливают» Прибалтику. Кроме того, Сирия показала реальные возможности России — и стало понятно, что «удобной» войны с РФ не получится. Опросы показывают, что значительная часть жителей нашего региона вообще не готовы взять в руки оружие. А война ведь штука инерционная, к ней готовятся не один день…

Но трудно представить, чтобы элиты государств Прибалтики согласились бы так просто отказаться от этнократической практики и риторики…

— А я вообще сомневаюсь, что в этих трех государствах есть то, что можно было бы охарактеризовать в качестве настоящей элиты. Тут есть интересные маркеры — за все последние годы в Литве, Латвии и Эстонии так и не появилось памятников довоенным правителям Сметоне, Ульманису и Пятсу, худо-бедно, но воплощавшим некую государственническую тенденцию. «Героев» той эпохи в сегодняшний день как-то не «импортировали». Главное качество элиты — умение взять на себя ответственность, жёсткая конкуренция за власть. А у нас два года назад правящая Партия реформ долгое время не могла найти премьер-министра — все «зубры», как один, отказались возглавить правительство. В Латвии несколько месяцев назад была точно такая же ситуация, с затянувшимися поисками подходящего кандидата в премьеры, способного и желающего встать во главе Кабмина. Высшая мечта представителей здешнего политического класса — уехать в Брюссель и пристроиться там на непыльное местечко. Уровень тех людей, которые сейчас формально стоят у власти в этих трех государствах — он настолько низкий и ровный, что можно диву даваться. У эстонцев даже существует потрясающая поговорка: «Даст Господь должность — даст и разумение». Не наоборот, так что нету элиты! Но зато есть, например, потрясающее единомыслие в вопросах внешней политики — какие-то альтернативные варианты отсутствуют даже на уровне черновиков. И своей национальной идее, хотя её никто до сих пор толком не сумел сформулировать, они преданы.

Да, удивительная и отчасти даже шизофреническая картина…

— Два года назад на факультете международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета имела место конференция, посвященная будущему председательству Латвии и Эстонии в Совете ЕС — «Страны с проблемной демократией во главе Евросоюза». Тогда в своём докладе я перечислил особенные характеристики прибалтийских режимов и попросил российскую науку дать этим режимам некое единое определение. Потому что эти государства по своему формату уникальные, им невозможно подобрать аналоги. Нигде в мире не найти такого причудливого комплекса, состоящего из института негражданства, концепций «оккупации» и «правовой непрерывности», наличия больших масс населения, поставленных в неравноправные условия и т. д. При этом угнетение нацменьшинств ведётся таким образом, что если на пути оказываются какие-либо принятые государством же концепции, то тем хуже для концепций! Глава «Русской общины Латвии» Владимир Соколов пытался, на основании постулата о «непрерывности государства», «пробить» через Конституционный суд те же права для соотечественников, которыми они пользовались до войны. И ему ответили, что, дескать, в данном случае концепция преемственности не работает. Тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачиваем…

Неужели нельзя найти какой-то компромисс?

— Эти режимы построены на откровенно противоправных идеях. Какой может быть «компромисс» в подворотне, где от вас требуют кошелек или жизнь? Полкошелька? Я ни разу не видел, чтобы наши «оппоненты» готовы были хоть чем-то поступиться — они только забирают. В Латвии и Эстонии произошла реальная кража гражданства у многих сотен тысяч человек, никаких правовых оснований тут нет. Я как-то со многими из тех мыслей, что мы тут обсуждали, пытался записаться на приём к министру внутренних дел Ханно Певкуру — поговорить, в том числе, и о преследованиях правозащитников в Эстонии. Он мне казался вменяемым и адекватным человеком — раньше руководил Министерством социальных дел и вполне эффективно. Мои коллеги-правозащитники, занимающиеся проблемами инвалидов, его даже хвалили. Опять же, по эстонским законам, вопросы развития гражданского общества входят в сферу компетенции МВД — смешно, гротескно, но факт. Однако, моя попытка достучаться оказалась безуспешной — министр, как мне сказали, «занят», ему недосуг. Вот и весь диалог… А, между тем, документы ООН призывают нас, правозащитников, работать в тесном контакте с полицией. У полиции же свои представления о контактах с нами — в основном, это прослушка, обыски, фальсифицированные уголовные дела, запреты на въезд, фактический запрет на профессию и т. п., одним словом — преследование. С тем мы и создали Ассоциацию, чтобы выжить самим.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/20/pravyashchie-rezhimy-stran-pribaltiki-postroeny-na-otkrovenno-protivopravnyh-ideyah-intervyu
Опубликовано 20 марта 2016 в 13:53
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами