• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.33 +0.16%

«Главе МВД Абхазии необходима поддержка президента»

Митинг в Сухуме в поддержку Руслана Джелия. Фото: abkhazinform.com

В Сухуме назрел очередной политический кризис. Связан он с инцидентом на дороге, где был обстрелян автомобиль бывшего начальника Драндского следственного изолятора Руслана Джелия. Как принято считать, по указанию министра внутренних дел страны Леонида Дзапшба.

После прихода нового руководителя МВД одним из его первых начинаний было наведение порядка в так называемой Драндской тюрьме, единственном пенитенциарном учреждении Абхазии. За многие годы там возник своеобразный режим жизни. Некоторые тюремные камеры были похожи на гостиничные номера, а на крыше изолятора сажали коноплю. Это очень кратко, ибо тема многогранная.

Побег одного из заключенных, осужденного за тяжкие преступления, стал поводом для спецоперации в тюрьме, где заключенные спокойно передвигались по коридорам в дневное время, так как камеры были открыты. Возвращение к нормальному режиму функционирования СИЗО вызвало бунт, который был подавлен силами МВД.

Джелия был отстранен от должности, должна была завершиться масштабная проверка работы учреждения пенитенциарной системы.

Что произошло на трассе, до конца не ясно. Министр Леонид Дзапшба так и не озвучил своей точки зрения на случившееся. Из просмотра видео, снятого на регистратор автомобиля, за рулем которого ехал Джелия, видно, что машина сначала ехала в сторону границы с Россией, потом повернула назад. На горном участке дороги, недалеко от въезда в Сухум, дорогу машине пытался перегородить автомобиль ГАИ. Джелия не подчинился, сотрудники ГАИ открыли стрельбу вслед уезжающей машине.

Сегодня, 9 марта, целый день продолжается митинг близких, сослуживцев бывшего начальника Драндского СИЗО перед зданием МВД. Они требуют отставки Дзапшба. Что думает обо всем этом президент Рауль Хаджимба, неизвестно, говорят, его нет в стране.

Как и во всех процессах, происходящих сейчас в Абхазии, здесь есть очень глубокое второе дно.

Есть вещи, которые лежат на поверхности, есть то, что не всегда видно на первый взгляд. Во-первых, мы видим, как серьезно лихорадит правоохранительную систему. Со времени прихода к власти президента Хаджимба на посту главы МВД работает уже третий министр. У Дзапшба репутация активного борца с криминалом. За те несколько месяцев, что он находится в должности, трудно переломить ситуацию, но во всяком случае возвращение нормального порядка в Драндской тюрьме, несомненно, — конкретно его успех.

Правоохранительная система сейчас — объективно передний край борьбы за нормализацию жизни в стране. Но вопрос в том, борется ли за наведение порядка кто-то, кроме МВД. Тем более, что даже если министр останется на своем посту, совсем не факт, что удастся переломить ситуацию в борьбе с преступностью. Во-первых, проблема в том, что «один в поле не воин». Положение Дзапшба сейчас именно такое. Президент не проявил ни в начале своего нахождения в должности, ни сейчас политической воли для того, чтобы обозначить тренды на изменения. Он предпочел куда более привычный для абхазской политической системы бесконечный поиск компромиссов, который продолжается и сейчас. Причем это никак не отражается на собственно его политическом положении. Ему также угрожает отставка задолго до истечения срока полномочий, как и его предшественнику. Его попытки проявить лояльность совершенно никак не были восприняты многочисленными политическими оппонентами.

Мы пока не знаем, какое решение примет Хаджимба по поводу главы МВД. Не исключено, что под давлением сторонников Джелия и в целом оппозиции он отправит его в отставку. И это будет его очень большая ошибка, которая стратегически никак позитивно не повлияет на ситуацию в стране. Но даже сейчас мы видим, что у Дзапшба нет никакой политической поддержки. Не слышно парламента, коллег по правоохранительной системе — раздираемая на части бесконечной внутренней борьбой абхазская элита, конечно, не будет равнодушна в своих оценках деятельности и личности главы МВД. В этих условиях, даже если он выиграет текущий раунд борьбы, он все равно проиграет рано или поздно в той партии, которую ведет. Чтобы его работа была эффективна, нужна колоссальная политическая поддержка, в первую очередь со стороны президента, его ближайшего окружения. Со стороны проправительственных СМИ и так далее. В текущих условиях министр обречен.

Но не стоит при этом создавать образ Дзапшба как непогрешимого борца с преступностью. Он действительно наделен харизмой, обладает удивительной для абхазского политика смелостью и бескомпромиссностью. Но, вероятно, он уже совершил немало кадровых ошибок при расстановке людей на должности внутри системы. Его практическая деятельность демонстрирует нам, что он, видимо, имеет неплохое представление об оперативной деятельности, способен к решительным действиям по наведению, скажем, порядка на дорогах, но ему пока не удалось «навести страх» на преступность неизбежностью и неотвратимостью наказания. Хотя времени было мало, а проблем много.

Кадровый состав МВД — это одна большая проблема. Сейчас идет активное рекрутирование на работу в органах молодых сотрудников. Но это люди, пришедшие в правоохранительную систему из той же среды, с которой они собираются бороться. Проблемы существенно глубже, чем может показаться на первый взгляд.

И на этом уровне начинается самое интересное. Эта история еще раз демонстрирует предельную удаленность реальной жизни в Абхазии от норм и стандартов правовой культуры. О беспределе, который творился в Драндской тюрьме, было общеизвестно, общество давно уже в целом признало криминал и коррупцию нормой культуры.

И здесь лишь может возникнуть состязание аргументов, кто был больше не прав — Джелия, который устроил курорт на тюрьме, воздвигнув неподражаемый айсберг коррупции, или Дзапшба, который, возможно, отдал приказ его обстрелять. При этом неизвестно, что, скажем, против Джелия возбуждалось уголовное дело. До сих пор непонятно: если хотели задержать, то зачем? Чтобы посадить? Или просто попугать?

За прошедшие после войны четверть века в обществе укрепились самые худшие из норм и практик довоенного прошлого. Умерла система образования, соответственно, в жизнь приходят теперь люди, сознание которых насквозь криминализовано. Они, в принципе, не представляют себе жизни в рамках «нормального», поступательного развития, карьеры, и т. д. Люди изначально ориентированы если не на преступность в прямом смысле слова, то на соучастие в левых, теневых схемах организации жизни и работы, плюс на поиск удачи — попытки единовременно урвать большую сумму денег любой ценой.

С первых послевоенных лет фактически укрепилось новое понимание порядка вещей в повседневной жизни. Все продуктивное, что могло давать какой-то доход и создавать добавленную стоимость, крутилось вокруг настоящих монстров коррупции и криминала. Смотрящие, просто авторитетные люди, успевшие урвать жирные куски, — теперь культ такой жизни и такого образа жизни, это все плотно в культуре и это просто так не выбить.

Развал правоохранительной системы создал ситуацию, при которой в лучшем случае больше половины людей, в разное время совершивших разные, в том числе и тяжкие преступления, не понесли никакого наказания. Это ужасающе влияет на атмосферу в стране.

Поэтому реально предпринятые на первом этапе правления президента Хаджимба попытки начать «наведение порядка» неизбежно наткнулись не на конкретных людей, коррупционеров или криминал. Они наткнулись на социальную культуру, на новую норму, на криминально-коррупционный образ жизни и мотивацию развития людей.

Промедление тут смерти подобно. Поиск компромиссов с криминальной и коррумпированной средой — тем более. Она будет добиваться, насколько только это возможно, сохранения того же порядка вещей, который уже сложился. Что будет дальше при этом со страной для этих людей не столь важно. Но кто судьи? В любую действующую в Абхазии систему власти интегрированы люди со сложным прошлым, и не намного более светлым настоящим. Это и сводит к минимуму возможности задействовать «политическую волю».

Что касается этой истории, посмотрим, как все будет развиваться. Президент, насколько сейчас известно, выскажет свое мнение через несколько дней. Простых решений быть не может. Отставка главы МВД означает еще раз прогнуться не перед конкретной ситуацией, а перед системой. Оставить Дзапшба в должности, означает повысить градус политической напряженности и выйти на тропу войны с новыми внезапно возникшими группами оппонентов.

По сути, давно пора включать политическую волю и силой добиваться демонтажа той системы жизни, которая съедает Абхазию. Но пока на это духа ни у кого не хватило.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/09/glave-mvd-abhazii-neobhodima-podderzhka-prezidenta
Опубликовано 9 марта 2016 в 17:01
Все новости

17.12.2017

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами