• USD 58.76 +0.15
  • EUR 69.30 +0.04
  • BRENT 63.36

«В Латгалии нет сепаратизма. Есть нищета, безработица и вымирание»

Валерий Ощенков.

EADaily беседует с оппозиционным политическим активистом из Даугавпилса, членом «Русской общины Латвии» Валерием Ощенковым. Тема беседа — усиленно раздуваемый в последнее время вопрос «латгальского сепаратизма», социальная обстановка в регионе и борьба местных русских за сохранение своей исторической памяти.

В последнее время западная печать постоянно пишет о каких-то «латгальских сепаратистах». Существуют ли они в реальности? Чем вы объясняете раздувание истерии вокруг этих сепаратистов, кому подобное может быть выгодно?

На самом деле, никаких «сепаратистов» в Латгалии и близко нет. Наш регион ничуть не напоминает ни богатую Каталонию, ни объятый гражданской войной Донбасс, в которых нашлись свои специфические причины желать отделения от Испании и Украины. Но в Латгалии какое-либо массовое движение, ратующее за то, чтобы обособиться от Латвии, начисто отсутствует. И я в данном случае даже не собираюсь анализировать причины, отчего так получилось, а просто констатирую факт. Кому же и зачем выгодно раздувание «сепаратистской истерии»? Надо полагать, здесь воедино сошлись интересы Вашингтона, НАТО и правительства Латвии. В последнее время косяками идут новости об увеличении американцами военных расходов, о грядущем усилении сил НАТО в Прибалтике, о том, что власти Литвы, Латвии и Эстонии все больше тратят денег на армию, отбирая эти средства у врачей, медиков и пенсионеров. Обратите внимание, как быстро официальная Рига подыграла провокаторам из «Би-би-си», снявшим этот скандальный фильм («Третья мировая война: в командном пункте», согласно сценарию которого ядерное столкновение России и НАТО начнется с русского восстания в Латгалии — EADaily)! Провокационную поделку продемонстрировали по латвийскому телевидению, хотя главы латгальских самоуправлений просили этого не делать, а мы, представители неравнодушной общественности, даже провели в столице митинг протеста! Почему они так поступают? Население одной только Латвии сократилось уже на треть, причем люди продолжают вымирать и разъезжаться. Поэтому применяется испытанный, старый, словно мир, способ отвлечения внимания простых жителей от насущных проблем. Их начинают усиленно запугивать внешними и внутренними врагами, чтобы люди соглашались до бесконечности затягивать пояса и не потребовали ответа за социальную катастрофу. Несомненно, тема «латгальских сепаратистов» особенно выгодна и национал-радикалам из объединения VL-ТБ\ДННЛ, которые сейчас укрепляют свои позиции в органах государственной власти. Теперь еще несколько лет можно благополучно вдувать в уши латвийцев уже заезженную пластинку «русские идут!» в обновленной версии. Это поможет сплотить латышскую часть населения страны перед надуманной угрозой «общего врага».

Каковы сейчас настроения жителей Даугавпилса? Не напугали ли их эти толки о сепаратизме? Нет ли стремления бежать куда-то из региона, спасаться?

Напугать жителей Даугавпилса чем-либо, собственно, трудно — этот город слишком многое пережил на протяжении своей многовековой истории. Естественно, неприятный осадок остался: особенно в свете того, что британскую агитку транслировали по государственному каналу, за деньги в том числе и налогоплательщиков-даугавпилчан. О желании куда-то бежать скажу так — жители и Даугавпилса в отдельности, и Латгалии в целом и так бегут отсюда в огромных количествах. Но люди стремятся избавиться не от каких-то надуманных угроз, а от реальных бед: нищеты, безработицы, отсутствия перспектив. Я вам приведу один простой пример. И по бумагам, и по факту Даугавпилс остается самым крупным городом в Латвии после Риги. Но вот только сколько реально в нем осталось жителей, не сможет точно сказать ни один, даже самый осведомленный специалист. Наши улицы сейчас поражают своим безлюдьем… А ведь начало 90-х Даугавпилс встретил густонаселенным (по латвийским меркам, конечно) городом — количество жителей тогда вплотную подобралось к «планке» в 130 тысяч человек. Тогда по пешеходной улице Ригас в центре каждый вечер фланировали толпы народу, почти на каждом углу горели окна баров, кафе и ресторанов, повсюду можно было встретить уйму знакомых. Но некогда мощная городская промышленность в последние двадцать с лишним лет постепенно приходила в упадок, предприятия закрывались одно за другим, даугавпилчане в больших количествах лишались рабочих мест. По-настоящему обезлюживание начало всерьез бросаться в глаза году в 2008-м: все вдруг как-то обратили внимание, что по вечерам на улицах смолкают топот ног и шум голосов, что постепенно закрываются магазины и рестораны, что исчезла молодежь, любившая греться на скамеечках, сидя в центральном парке. С тех пор, чем дальше, тем становилось хуже. Нынче у нас можно часами блуждать по улицам в послерабочие часы и встретить лишь немногих. Еще какая-то остаточная активность в такое время чувствуется лишь в центре, окраинные районы же зачастую производят впечатление территорий, над которыми взорвалась нейтронная бомба. У меня разъехались по всему миру большинство бывших одноклассников и коллег. Согласно данным последней переписи населения Латвии, состоявшейся в 2011 году, в Даугавпилсе проживали 93 018 человек. Сейчас, спустя несколько лет, в городе официально числится чуть более 89 тысяч. Знаменательно, что в 1904 году в городе, тогда называвшемся Двинском, было зарегистрировано 89 884 жителя (в 1912-м — 112 295 человек). Получается, что за минувшие сто двенадцать лет город вернулся к тому, что у него и было. Причем, многие даугавпилчане с недоверием относятся даже к этим цифрам — крепнут подозрения в том, что на самом деле ситуация куда печальнее. Мне приходилось слышать мнения, что сейчас в Даугавпилсе осталось всего тысяч 60−65 жителей.

Приближаются очередные муниципальные выборы — в июне 2017-го. На ваш взгляд, что они принесут в масштабах Латвии? Усилятся ли позиции националистов или возобладают прагматические настроения?

Я не сомневаюсь, что эти выборы ничего в целом по стране не изменят. Но в отдельных регионах, естественно, возможно усиление позиций крайних националистов. Что же касается русского населения, то, как я надеюсь, люди смогут разобраться в потоке часто недобросовестной политической агитации — и сумеют выбрать из кучи кандидатов тех, кто действительно отстаивает их интересы. К сожалению, у нас очень много профессиональных «имитаторов», которые в совершенстве овладели умением драить мозг избирателю, изображая видимость работы. Но в целом, повторяю, я не жду от предстоящих выборов каких-то серьезных подвижек в жизни страны.

Около двух лет назад усилиями созданной вами организации был восстановлен Вечный огонь над могилами павших советских солдат в Даугавпилсе. Как вы вообще решились на такое дело?

В годы войны Даугавпилс был оставлен советскими войсками 26 июня 1941 года и освобожден 27 июля 1944-го. В течение этого временного промежутка здесь действовала жуткая «фабрика смерти»: на территории Даугавпилса и в его окрестностях оказалось уничтожено свыше 165 тысяч человек — евреев и советских военнопленных. Позже семеро советских офицеров, заплативших жизнью за то, чтобы прекратить этот кошмар, нашли упокоение под стелами мемориала Освободителям в Дубровинском парке Даугавпилса. В честь их, а также других павших воинов и зажгли в июле 1984-го Вечный огонь. Долгое время это место, как и прочие монументы погибшим солдатам, было известно, как центр паломничества людей из далеких и близких краев, приходивших и приезжавших поклониться павшим героям. Но потом настала иная эпоха… В 1991 году новоявленные правители Даугавпилса погасили Вечный огонь, сославшись на нелепую причину — «бесхозность» этого символа. В прессе велись дискуссии: некоторые националисты рьяно доказывали, что, дескать, «военным захоронениям не место в центре Даугавпилса». Впрочем, городская Дума, надо отдать ей должное, не решилась на перенос мемориального комплекса. В начале 2013 года я основал организацию «Восстановим Вечный Огонь» (Vvo.lv) и объявил о начале кампании по сбору средств. Мои родичи ведь тоже воевали… Огромное количество солдат пало, в том числе и здесь, в Латвии, чтобы избавить мир от нацистского дракона. Мы живем и дышим сейчас благодаря им. И мне очень горько осознавать, что нынче память об этих солдатах втаптывается в грязь.

И как вам удалось выполнить задуманное?

С самого начала мы столкнулись с множеством заслонов. Нет, нам никто официально ничего не запрещал, но сразу выяснилось, что предстоит уладить огромное множество формальностей — а навстречу идти никто из самоуправленческих структур не собирался. Иногда от отчаяния опускались руки, ведь бюрократические препоны представлялись несокрушимыми… Тем не менее дело потихоньку продвигалось. Для начала мы выпустили значки с изображением Вечного огня, открыли анонимный телефонный номер для желающих поддержать акцию. Не заставили себя ждать и «доброжелатели». Некоторые латышские политики объявили нашу акцию «неэтичной», заявляли, что, дескать, если нам дать позволить выполнить задуманное, то скоро в Латвии «начнут восхвалять и Сталина, и Гитлера!» Инициатива окончательно реализовалась, когда к ней подключилась европарламентарий Татьяна Жданок — она помогла изыскать недостающие средства. Мы заключили договор с газовой фирмой, обязавшейся поставлять необходимые баллоны с пропан-бутаном, а потом в Дубровинке прошла скромная церемония зажжения Огня.

Не высказывают ли власти намерения его потушить?

Тут никто ни в чем уверенности не имеет. Пока что можно констатировать, что Вечный огонь пылает. Говорю «пока», потому что даже до сих пор, по истечении почти двух лет, не знаю, что могут придумать правящие политики. Вдруг кто-нибудь из чиновников спохватится: да как же так, да почему в Даугавпилсе существует «символ оккупации»? Но пусть они знают: зажжение Вечного огня — это знак принадлежности к людям, исповедующим антифашизм. То есть, к нормальным людям. И мне интересно — кто посмеет тронуть память о павших героях в нашем городе? Во всяком случае, пока проблем с городскими властями по этому вопросу не возникает, простые даугавпилчане тоже оценивают факт возрождения Вечного огня положительно. А дальше видно будет.

Как вы оцениваете перспективы русской общины Латвии? Можно ли создать мощную политическую силу, которая будет отстаивать интересы латвийских русских?

На мой взгляд, у русской общины Латвии все еще остается огромный потенциал. Но необходимо еще провести огромную работу по нашему сплочению в единое гражданское общество, четко осознающее свои интересы. Для этого нужно бросить все силы на работу с молодежью, научить людей различать реальных борцов за их права русских от «имитаторов», поддельных, которые лишь прикидываются правозащитниками, на деле отстаивая лишь личные бизнес-интересы. Общая обстановка в стране сейчас, конечно, трудная, морально-психологический климат тягостный… Но это не повод опускать руки!

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/22/v-latgalii-net-separatizma-est-nishcheta-bezrabotica-i-vymiranie
Опубликовано 22 февраля 2016 в 23:18
Все новости

14.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами