• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Аналитики RAND Corporation разработали для Прибалтики план войны с Россией

В Прибалтике опубликован план действий, разработанный американским исследовательским центром RAND Corporation на случай захвата региона Россией, сообщает портал Vesti.lv. Данный документ гласит, что «российская угроза для стран Прибалтики требует адекватного плана обороны», ключевыми элементами которого должна стать подготовка к уничтожению инфраструктуры и партизанская война.

«Аннексия Россией Крыма и продолжающаяся поддержка сепаратистов в восточной Украине породили озабоченность в связи с безопасностью членов НАТО — Латвии, Эстонии и Литвы. В случае атаки даже против одного из этих государств НАТО придется дать военный ответ — или признать стратегическое поражение. Поэтому сдерживание агрессии, и противостояние ей, в случае если сдерживание не сработает, имеет стратегическое значение. Для чисто конвенционального подхода к обороне Балтики существует несколько серьезных препятствий. Из-за природы угрозы потребуется предварительное развертывание — или немедленная переброска сразу после начала боевых действий существенных контингентов альянса на угрожаемые территории», — указывают аналитики RAND.

По их мнению, «предварительное развертывание, с политической точки зрения, проблемно по трем мотивам: оно потребует мощного финансирования, источников которого нет, оно будет воспринято в качестве эскалации и провокации, и оно создаст преимущество превентивного удара, подставляя силы в потенциально уязвимой зоне». «С другой стороны, развертывание сил после начала боевых действий создает для врага преимущество во времени, и у противника есть средства такое развертывание сорвать или замедлить. В дополнение к этому — в особенности, если противник применит тактику, подобную тому, что мы видели в Крыму, не совсем ясно будет, когда пройден порог „начала боевых действий“. Это может привести к откладыванию решения о развертывании до той стадии, когда будет слишком поздно», — указывается в документе.

«И ограниченное предварительное развертывание, и планирование для кризисной высадки уже идут. Но что можно сделать еще для того, чтобы выиграть время до того, как подкрепления НАТО прибудут к полю битвы в Балтике? Частично решение можно найти в изучении неконвенциональных подходов, таких как подготовка к обороне Швейцарии в ходе холодной войны. Речь идет о подготовке и оснащении независимых местных оборонительных отрядов (поддерживаемых национальной армией в соответствии с оборонительной доктриной государства), подготовке транспортной инфраструктуры к уничтожению и тренировке как военных и гражданских к децентрализованному, повсеместному, активному и агрессивному сопротивлению — наряду с активной кампанией информационных операций (IO). Некоторые государства (Литва) уже сделали первые шаги в этом направлении. Также начались набор и подготовка подразделений национальной гвардии в Эстонии», — указывают американские аналитики.

Главной целью такой стратегии будет обуздание агрессора. Ханс фон Дах, один из авторов «швейцарского подхода», пишет, что успешное сопротивление ставит под удар вражеских солдат и коллаборационистов, перекрывает пути снабжения и коммуникации, наносит ущерб инфраструктуре и тяжелым вооружениям врага. Враг также лишается инфраструктуры оккупируемой страны — дорог, мостов, железных дорог, электроэнергии и системы связи. Враг лишается возможности легкой победы и закрепления на достигнутых рубежах, а союзники получают время на сборы, высадку и начало боевых действий.

Три ключевых элемента доктрины всеобъемлющего сопротивления:

— подготовка к разрушению инфраструктуры;

— подготовка к неконвенциональным военным операциям;

— подготовка гражданского сопротивления.

Фон Дах подчеркивает, что на всех трех аренах важнейшим является IO — операции, обеспечивающие вербовку активных членов, предоставляющие сопротивлению нарратив, в который можно верить и мобилизующий внутренний и международный потенциал поддержки сопротивления. У гражданских должен быть мощный стимул для участия в военных действиях — с тем чтобы их дети, друзья и страна оставались свободными. «Эти люди должны верить в то, что они победят, несмотря ни на что — и население должно по меньшей мере пассивно их поддерживать», — гласит документ.

«Сопротивление несет за собой риск возмездия со стороны агрессора», но, как справедливо отмечает фон Дах, он, скорее всего, проявит жестокость в любом случае. «Частью усилий IO является предварительное распространение необходимых инструкций населению — таких как литовские памфлеты или книга фон Даха, или, в современном контексте, материалы, распространяемые через интернет и социальные сети. Согласно швейцарскому подходу, речь идет не только об общих инструкциях для военных и гражданских групп сопротивления, но и о специфических наставлениях для самостоятельных действий представителей профессиональных групп — офицеров полиции, врачей, работников объектов инфраструктуры, духовенства, учителей и правительственных чиновников. Согласно швейцарскому подходу, легитимное правительство ни при каких обстоятельствах не должно провозглашать капитуляции или прекращения огня — это размоет моральный и юридический базис сопротивления. Среди прочего это предполагает выработку методологии определения целей, что, после крымской операции, с использованием военных машин без опознавательных знаков и военных без знаков различия представляется нетривиальной задачей», — указывают специалисты RAND.

«Швейцарская оборонительная стратегия эпохи „холодной войны“ предусматривала реальную подготовку к замедлению наступления врага. Специфически, каждая дорога, мост или другой объект инфраструктуры в приграничной зоне готовились к быстрому уничтожению. Это означало, что взрывчатка была либо замурована в структуры конструкций, либо запасы взрывчатки находились в непосредственной близости от объекта — с тем, чтобы инженеры отступающей армии либо члены местного звена сопротивления могли его быстро уничтожить. Подобная концепция содержится в оборонительной доктрине многих наций, но она работает особенно хорошо в случае децентрализованного, „рассеянного“ сопротивления, что позволяет выполнять задачи по уничтожению даже в условиях оккупации. Одновременно швейцарцы готовили замаскированные боевые позиции в ключевых точках — возле тоннелей и мостов, на склонах гор, что повышает эффективность небольших подразделений в приостановлении наступления превосходящих сил. В адаптации любой из этих техник к Балтике, несомненно, потребуется учесть разницу в топографии, демографии и технологиях с Швейцарией 70-х годов», — считают американцы.

«Согласно швейцарской доктрине, неконвенциональные военные операции совершаются, главным образом, выжившими членами вооруженных сил, работающими под децентрализованным руководством. В эти силы могут быть включены гражданские — полицейские, ветераны, резервисты, спортсмены, врачи, инженеры и специалисты по коммуникациям и инфраструктуре. Большая часть данных отрядов сопротивления должна оперировать за пределами городов и постоянно находиться в движении. Величина подобных подразделений имеет критически важное значение: чем больше такое подразделение, тем труднее его снабжать и легче обнаружить. Фон Дах рекомендует максимальную величину в 400 человек (батальон), который будет разделен на три-четыре практически независимых отряда (роты)C, — указано в докладе.

«Согласно швейцарской доктрине, подготовка гражданского сопротивления (подполья) дополняет неконвенциональные военные операции. Подполье работает в основном в городах, где его члены ведут, на первый взгляд, обычную жизнь. Поэтому оно ограничено низкопрофильными операциями — сбором разведывательных данных, организации логистики, документации репрессий и распространению пропаганды. Фон Дах рекомендует, чтобы подразделения гражданского сопротивления были гораздо меньше, чем военные отряды — предпочтительно, несколько друзей, которые и без того уже знают и доверяют друг другу. Известные политики, журналисты и государственные чиновники должны отсеиваться автоматически, поскольку они могут находиться на радаре оккупационных властей», — считают в RAND.

«Кроме сходства в размерах и численности населения — и национальности вероятного противника, есть несколько других факторов, которые подталкивают к применению швейцарской доктрины в Балтике. Прежде всего, регулярные силы балтийских государств не могут сравниться с армией вероятного противника. Перманентное поражение и оккупация поведут к утрате свободы и суверенитета на несколько поколений. Поэтому сопротивление совершенно необходимо для выживания нации, и демонстративная воля к сопротивлению может отпугнуть агрессора, увеличивая потенциальные риски и цену его акций. Последние опросы общественного мнения в Эстонии демонстрируют, что 80% населения готовы участвовать в сопротивлении, а 80% мужчин призывного возраста — в вооруженной борьбе против агрессора. Децентрализованное сопротивление может оказаться особенно эффективным в случае, когда ожидается, что агрессор атакует в первую очередь центры коммуникации, с целью развала системы централизованного контроля и командования — именно это сделала Россия в Крыму. Более того, несмотря на предпочтение тактике саботажа и тайных действий, которое было продемонстрировано на Украине, в Балтике русские могут пойти на более явное применение военной силы — и именно против такого сценария разработана швейцарская доктрина. Наконец, и в случае Швейцарии, и в случае Балтики союзники должны оказать помощь. Задача сопротивления — не дать врагу консолидировать свой успех, а не вести против него тотальную войну в одиночку», — считают аналитики.

Впрочем, они указывают и на наличие существенных различий. «В первую очередь швейцарское общество относительно гомогенно, в то время как в балтийских государствах проживает значительное русское меньшинство. В этом меньшинстве могут появиться российские лоялисты, или же, напротив, оно может стать объектом атаки со стороны чересчур усердных граждан. Кроме того, в швейцарское общество вросли традиции национальной самообороны. Снайперство является национальным развлечением. Большинство мужчин — резервисты, которые, согласно закону, обязаны держать военное снаряжение, включая оружие, дома. Балтийские страны, несмотря на свою историю вооруженного сопротивления советской оккупации, имеют куда более жесткие законы относительно контроля над оружием и значительно более низкий уровень гражданских владельцев оружия. География — другая ключевая трудность. Горы Швейцарии легче оборонять, чем прибрежные равнины балтийских государств. Это также означает, что у вооруженных сил балтийских государств нет „альпийского редута“, в качестве базы операций. Поддержка балтийским силам должна прийти извне — с моря или по воздуху. Далее, швейцарский подход был разработан в эпоху холодной войны, и на ее технологиях. Современные возможности — дроны, коммуникационные сети, цифровые технологии могут повлиять на баланс сил между агрессором и обороняющимися — как на тактическом, так и на стратегическом уровне. Инфракрасные сенсоры затруднят работу подразделений сопротивления под прикрытием темноты. В то же время, современные технологии могут работать и на них — как например, коммерческие дроны для сбора разведывательной информации», — гласит доклад.

Напомним, что данный документ уже вызвал самое пристальное внимание со стороны властей Латвии, Литвы и Эстонии. В частности, в эстонском Рийгикогу (парламенте) на днях состоялось заседание, посвященное отражению возможной «российской агрессии». Участвовавшие в нем политики рекомендовали воспользоваться докладом RAND как фундаментом для совершенствования концепции национальной обороны.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/17/analitiki-rand-corporation-razrabotali-dlya-pribaltiki-plan-voyny-s-rossiey
Опубликовано 17 февраля 2016 в 15:46
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами