• USD 59.13 -0.05
  • EUR 69.66 -0.07
  • BRENT 63.06

Новое правительство Латвии сидит на мине межнационального конфликта

Итак, после затянувшегося на два месяца правительственного кризиса, у Латвии появился новый Кабмин. Характерно, что никто с ним особых надежд не связывает: в новый состав правительства вошли, в подавляющем большинстве, люди, уже успевшие в прошлом засветиться на министерских постах. И в этом плане особый интерес представляет фигура новоявленного премьера Мариса Кучинскиса. Ознакомившись с прошлым этого человека поближе, легко понять, какая именно линия возобладает во внешней и внутренней политике государства на ближайшее время.

«Злюки» против «хапуг»

В свое время публицист Александр Гильман очень точно охарактеризовал сущность противоборства сил, соперничающих в латвийской политике. Здесь уже многие годы ведется борьба между двумя влиятельными группировками внутри латышской правящей элиты — Гильман называет их «хапугами» и «злюками». К первым можно отнести условно прагматичные круги, которые ставят на первое место решение экономических задач (конечно, в первую очередь, личных). При этом, «хапуги» понимают, что, хотя бы в целях самообогащения, не следует сверх предела накалять обстановку в стране и ругаться с внешними соседями, с которыми можно успешно сотрудничать. Не таковы «злюки» — эти ставят на первое место идеологические принципы: «Латвия для латышей», «борьба с последствиями оккупации», «поставить на место зарвавшихся русских». Большая часть 2000-х в Латвии прошла под знаком власти «хапуг», собравшихся под знаменами Народной партии, объединения ЛПП/ЛЦ и Союза «зеленых» и Крестьян. Апофеоз этого периода — трехлетнее премьерство Айгара Калвитиса, пришедшееся как раз на так называемые «жирные» предкризисные годы с 2004-го по 2007-й. Именно в тот период имя Мариса Кучинскиса стало в стране широко известно: он возглавлял в Сейме фракцию «народников», представлявших тогда самую влиятельную политическую силу в стране.

Однако в конце 2000-х господству «хапуг» постепенно пришел конец. Сначала, на исходе 2007-го, в стране произошла так называемая «революция зонтиков» (толпы протестующих днями торчали на улице под проливным дождем, требуя отставки правительства), в результате которой свой пост оставил Калвитис. Кстати, отмашка на «революцию зонтиков» была получена из самого «вашингтонского обкома», когда тогдашний посол США Кэтрин Тодд Бейли публично заявила, что нужно убирать из системы власти страны трех олигархов: Айвара Лембергса, Андриса Шкеле и Айнара Шлесерса. Эти люди в той или иной мере не устраивали США, так как проявляли заинтересованность в проведении более самостоятельной политики Латвии. В течение 2009−10 годов Народная партия и ЛПП/ЛЦ ушли в политическое небытие — им не помогло даже объединение в единый блок «За лучшую Латвию!» Соответственно, Шкеле и Шлесерс, чьи интересы обслуживали эти силы, оказались вытеснены из активной политики. В свою очередь, Союзу «зеленых» и крестьян, сплотившемуся вокруг мэра Вентспилса Айвара Лембергса, удалось сохранить себя: хоть с 2010 по 2013-й и пришлось просидеть в оппозиции. Именно в ряды СЗК перешел после краха «народников» Кучинскис — не случайно, ибо это объединение по духу и идеологии мало чем отличалось от его бывшей партии.

На передний край в тот период выдвинулись новообразованные «Единство» и Национальный блок, возникший на основе слияния радикально-шовинистических партий Visu Latvijai! («Все — Латвии!») и ТБ/ДННЛ. С Нацблоком все понятно, а вот с «Единством» обстоит значительно сложнее. С одной стороны, в его рядах состоит не так уж мало «умеренных», в том числе и выходцев из рядов тех же «народников» и «шлесеристов». С другой — «Единство» обеспечило политическое прибежище и слишком многим националистическим радикалам. В связи с этим русскоязычный активист Владимир Линдерман даже высказал оценку: «Я не вижу практически никакой разницы между Райвисом Дзинтарсом (лидером Нацблока — авт.) и „Единством“. Перетекание голосов между этими партиями, по большому счету, роли не играет».

Впрочем, мнение Линдермана можно признать чрезмерным. Руководство «Единства» хоть и не чурается националистической риторики, но все же старается чересчур ею не злоупотреблять — поскольку дорожит своим «цивилизованным имиджем». В этом плане «птенцы гнезда Дзинтарсова» куда прямей, и радикальней. Их идеи, что характерно, находят себе все большее количество последователей. Рост популярности националистического мировоззрения в Латвии вполне подтверждает тот тезис, что подобные умонастроения особенно овладевают сознанием масс в период затяжных экономических неурядиц и ухудшения уровня жизни.

Как известно, премьер Марис Кучинскис является прямым выдвиженцем президента Латвии Раймонда Вейониса, ранее состоявшего в том же самом Союзе «зеленых» и крестьян. Неудивительно, что Вейонис, пользующийся репутацией политика, в общем, достаточно умеренного, не захотел доверять руководство правительством радикалу-экстремисту. Однако тут Кучинскис оказался очень зависим от мнения националистов. Ведь с самого начала было понятно, что в очередной состав правительства войдут те же силы, что и раньше, — СЗК, «Единство» и Нацблок. Сотрудничество с правыми радикалами было признано более предпочтительным, чем привлечение в коалицию оппозиционного «Согласия». Ведь мало того что «согласисты» располагают самой большой фракцией в парламенте (а, стало быть, потребуют себе слишком «жирный кусок»), за них еще и голосуют главным образом русскоязычные жители страны. Вряд ли латышский избиратель, которого все последние годы непрерывно запугивали «русской пятой колонной» понял бы и согласился с тем, что этих самых «пятиколонников» допустили к власти.

Вопрос соглашения с «Единством» для Кучинскиса упирался, главным образом, в дележку министерских постов. Глава «Единства» Солвита Аболтиня настойчиво требовала, чтобы ее партия получила «хлебное» Минсообщения и даже намекала на возможность ухода в оппозицию. Впрочем, в конце концов удалось договориться на том, что сейчас эту партию представляют во власти министр иностранных дел Эдгар Ринкевич, министр образования и науки Карлис Шадурскис, министр внутренних дел Рихард Козловскис, министр экономики Арвил Ашераденс, министр благосостояния Янис Рейрс. От «зеленых» и крестьян в Кабмине оказались, соответственно, глава Минобороны Раймонд Бергманис, руководитель Минфина Дана Рейзниеце-Озола, начальник Минздрава Гунтис Белевич, глава Минсообщения Улдис Аугулис и руководитель Минземледелия Янис Дуклавс.

Эти несгибаемые радикалы

Совсем другого рода сложности пришлось преодолевать Кучинскису, договариваясь со «злюками» из Нацблока (от него в нынешнее правительство вошли министр культуры Даце Мелбарде, министр юстиции Дзинтарс Расначс и министр охраны среды и регионального развития Каспар Герхардс). Те, являясь по духу куда более заидеологизированной силой, выставили два главных требования. Одно сравнительно новое: по возможности преградить доступ в государство беженцам с Ближнего Востока и из Африки. Второе очень старое: эти «идейные нацики» уже давно объявили одной из главных своих целей полную ликвидацию русских школ в государстве. Так, в 2011-м они уже пытались собирать подписи за окончательную отмену обучения на русском языке в школах Латвии (неудачно) — а позже неоднократно вновь выдвигали данное предложение.

В начале января Марис Кучинскис провел неформальную встречу с представителями Visu Latvijai!-ТБ/ДННЛ. По итогам этой встречи Кучинскис сообщил, что достиг полного согласия с радикалами и заручился их поддержкой. В свою очередь, Райвис Дзинтарс пояснил, что в обмен на поддержку Кучинскис обещал в случае своего утверждения приступить к полному переводу всех школ нацменьшинств Латвии на латышский язык. Также Кучинскис пообещал объявить, что Латвия больше не станет добровольно принимать у себя беженцев с Ближнего Востока, а по отношению к возможным принудительным квотам займет резко отрицательную позицию. Чуть позже стало известно, что пост министра образования в его правительстве займет Карлис Шадурскис — тот самый, что уже пытался покончить с русскими школами в ходе печально памятной «реформы» 2004 года. Данные известия вызволи волнение русской общины; люди заговорили об организации митингов и акций протеста. Вряд ли прагматик Кучинскис лично сам желает усиления межэтнического противостояния. Но он в данном случае оказался заложником ситуации — сказать решительное «нет» попыткам дерусификации премьер не сможет, ибо очень зависит от коалиционных радикалов. Приходится ему хитрить и изворачиваться. Так, он заявил, что не считает, что процесс ликвидации русских школ необходимо проводить молниеносно. «В планах VL-ТБ/ДННЛ прописано, что школы должны быть только латышскими к 2018 году. Мы вычеркиваем эту цифру и будем постепенно двигаться к тому, чтобы все говорили на латышском», — пояснил потенциальный премьер-министр.
Но способен ли Марис Кучинскис в случае надобности решительно обуздать национал-радикалов? Если судить по его личным качествам, то вряд ли. «Кучинскис всем нравится — большего популиста и угодника я в жизни не встречал. И все журналистки у него „милые девушки“. Хороший актер. Труслив, конечно, очень. Бесхребетный, подольстится ко всем, если будет неудачлив — так „девушки“ страдальцев любят. Может долго проработать», — еще до решения президента о выдвижении Кучинскиса прогнозировал в своем «твиттере» бывший руководитель бюро премьера Андриса Шкеле Юргис Лиепниекс.

А вот мнение правозащитницы Елизаветы Кривцовой. Она считает, что Кучинскиса, как бы он ни упирался, все равно поставят перед необходимостью ликвидации русских школ: «Прочитала проект правительственной декларации и коалиционного договора в отношении политики образования. Основной задачей правительства будет сокращение числа школ и разговоры по поводу ликвидации образования на русском языке. Беспокоит не только очередная победа радикалов-националистов в деле реализации сценария недавнего фильма „Би-би-си“ (на прошлой неделе в Великобритании показали телевизионный фильм, по сюжету которого мировой ядерный конфликт начинается с восстания угнетенного русского меньшинства в Латвии — авт.), но и отказ от содержательных реформ в области образования. Раньше приоритетом правительства объявлялась переработка стандарта образования в сторону отказа от предметной организации в пользу компетенций. Сегодня задачи существенно упрощены до вопросов использования языка, введения новых предметов и регулирования часов, отведенных на них. То есть, в ближайший год правительство проведет непопулярные меры по сокращению финансирования, а ближе к выборам займется популистическими проектами типа закрытия русских школ — из логики, „если не догоню, то хоть согреюсь“. Однако, и популизм и агрессивный национализм одинаково вредны для системы образования».

Другими словами, правительство Мариса Кучинскиса сидит на мине, взрыв которой может привести к новому — крайне серьезному! — обострению межнационального напряжения в Латвии. Бикфордов шнур уже тлеет…

Вячеслав Самойлов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/11/novoe-pravitelstvo-latvii-sidit-na-mine-mezhnacionalnogo-konflikta
Опубликовано 11 февраля 2016 в 23:25
Все новости

10.12.2017

09.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами