• USD 58.80 +0.03
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.48 +0.27%

В пятничные дни практически невозможно протолкнуться в мечеть: Закавказье за неделю

Иллюстрация: islam. az

Азербайджан

Информационно-аналитический портал haqqin.az в информации «56% азербайджанцев не исключают начала войны» (8 января) публикует результаты опроса, проведённого Центром политических исследований «Атлас», на тему внешнеполитических приоритетов Азербайджана.

Отвечая на первый вопрос центра: «Какие государства считаете союзником Азербайджана?», большинство респондентов назвали пять стран: Турция, Пакистан, Грузия, США и Саудовская Аравия.

На вопрос: «Какая страна поддержит Азербайджан в случае начала военных действий по освобождению оккупированных территорий?» (Баку считает оккупированными территории самоопределившейся Нагорно-Карабахской Республики и пояса безопасности вокруг нее — EADaily) были даны такие ответы: Турция (82%), за ней следуют Пакистан (10%) и Саудовская Аравия (8%).

Третий вопрос опроса был таким: «Ожидаете ли вы в 2016 году позитивных сдвигов по вопросу урегулирования нагорно-карабахского конфликта?» Не ждут в этом году позитивных результатов от переговоров по разрешению конфликта 86% респондентов. Лишь 14% дали утвердительный ответ.

Продолжением данной темы был вопрос: «Могут ли в 2016 году начаться военные действия?», на который респонденты ответили следующим образом: «Война возможна — 56%»; «Война нереальна — 23%», 21% затруднился ответить.

На последний вопрос: «В каком направлении должен интегрироваться Азербайджан: НАТО, ЕС или Евразийский союз?» респонденты ответили следующим образом: НАТО и ЕС — 72%, Евразийский союз — 16%, затруднились ответить — 12%.

Общественно-политическая газета «Эхо» опубликовала статью «73% респондентов опасаются дестабилизации ситуации в Азербайджане» (8 января), в котором приводятся результаты проведённого изданием опроса на тему: «Чувствуете ли вы опасения в связи с увеличением числа радикальных исламистов в Азербайджане?». 73% респондентов опасаются за свою безопасность; 22% не видят проблемы; 5% проголосовавших затруднились ответить на вопрос.

Комментируя эти результаты, эксперт по безопасности, доктор юридических наук, заведующий кафедры криминалистики и судебной экспертизы, профессор Кямиль Салимов отмечает: «Страх большинства населения Азербайджана, вызванный угрозой со стороны радикальных исламистов, имеет место быть. Основной причиной боязни является события за рубежом. Продолжительная военная операция в Сирии коснулась не только сирийцев. Молодые ребята со всего мира съехались на Ближний Восток ради защиты ложной идеологии. Десятки граждан Азербайджана попались „на удочку“ экстремистов, кто-то за это расплатился своей жизнью, а другие на родине предстали перед судом, и сегодня коротают свои дни в местах лишения свободы. Отмечу, что усугубление отношений между Ираном и Саудовской Аравией вызывает еще большее опасение в азербайджанском обществе, ведь ИРИ является нашим соседом. Что касается внутренней ситуации в стране, то в Азербайджане число лиц, придерживающихся религиозных взглядов, резко возросло. Обратите внимание, в пятничные дни практически невозможно протолкнуться в мечеть. В этот день близлежащие территории вокруг мечети окружены со всех сторон автомобилями верующих. Идет естественная потребность населения в вероисповедании различного толка».

События в Нардаране служат ярким доказательством того, к каким столкновениям может привести лояльное отношение правоохранительных органов к радикальным исламистам (По версии МВД Азербайджана, в посёлке Нардаран было создано движение «Мусульманское единство» с целью изменить конституционный строй государства насильственным путем и создания религиозного государства, управляемого по законам шариата — EADaily). По мнению эксперта, помимо тщательного контроля по религиозным вопросам правительству необходимо также уделить внимание экономическому положению в стране, чтобы нардаранские события не повторились. Экономический кризис может спровоцировать восстание на якобы религиозной почве. «Причинами „бунта в корабле“ чаще всего являются безработица, социальная незащищенность. Остальные религиозные факторы являются сопутствующими», — сказал Салимов.

Не секрет, что радикально настроенные исламисты в большинстве своем являются последователями взглядов террористической организации ИГИЛ. Члены организации под предлогом религиозных целей убивают сотни невинных граждан, организовывают террористические атаки во многих странах мира.

Тем временем сайт stoletie.ru сообщает, что «количество выходцев из прикаспийской страны в рядах боевиков «ИГ» оценивается в диапазоне от 400 до 1500 человек; упоминалось даже о возможном создании на территории Сирии отдельного «азербайджанского батальона».

Как отмечается на этом сайте, «правоохранительные органы страны регулярно проводят облавы и задержания радикалов, закрывают их мечети. В ходе рейдов МНБ Азербайджана за последний год были задержаны десятки экстремистов, побывавших в зоне сирийского конфликта, что свидетельствует о серьёзности проблемы. Арестованным боевикам грозят длительные сроки тюремного заключения (вплоть до пожизненного).

Однако ужесточение антитеррористического законодательства не останавливает радикалов от присоединения к «ИГ». Как и в Грузии, ухудшение экономической ситуации в Азербайджане, связанное с падением цен на энергоносители, способствует укреплению радикальных настроений (хотя не является единственным фактором роста их популярности).

Специфика местной системы государственного управления провоцирует протест, который почти с неизбежностью принимает религиозный окрас".

Приведенный выше в качестве итогов общественного опроса перечень государств — партнеров Азербайджана: Турция, Пакистан, Саудовская Аравия, США — явственно демонстрирует вектор движения азербайджанской элиты и общества. Грузия же фигурирует в этом перечне лишь в качестве целенаправленно заселяемого георграфического коридора — мостика к Турции. При этом единственным препятствующим данному сценарию фактором является граничащий с Азербайджаном шиитский Иран, конфликт которого с Саудовской Аравией набирает обороты, усугубляя тем самым позиции Баку — EADaily.

В материале «Баку придется делать нелегкий выбор в конфликте Эр-Рияда и Тегерана» (5 января) информационный портал «Спутник-Азербайджан» приводит мнение российского военного политолога Александра Перенджиева относительно резкого обострения отношений между Саудовской Аравией и Ираном (Эти отношения испортились после того, как в королевстве был казнен известный шиитский проповедник Нимр ан-Нимр — EADaily).

«Безусловно, разрыв дипломатических отношений — это серьезная заявка на военный конфликт между Ираном и Саудовской Аравией. Замечу также, что США давно искали пути для начала агрессии против ИРИ», — подчеркнул Перенджиев.

При этом, по мнению политолога, задача как раз и была в том, чтобы официальный Вашингтон в данном случае действовал не в качестве прямого агрессора, а союзника на стороне государства, которое открыто выступит против официального Тегерана. Пожалуй, можно сказать, что теперь этот сценарий развития событий стал проявляться более явно.

В то же время необходимо помнить, заметил Перенджиев, что Иран является союзником России, наряду с Ираком и Сирией, по антитеррористической коалиции. Турция — союзник Саудовской Аравии по другой коалиции. Поэтому военное обострение между этими двумя коалициями началось не только со сбитого российского бомбардировщика в Сирии, но и с ввода турецких войск на север Ирака. На Западе преследуют конкретную цель — столкнуть не только Иран и Саудовскую Аравию, но и в целом две коалиции — «исламскую» и «российскую».

«При этом, я даже не исключаю ситуации, когда боевики „Исламского государства“ („ИГ“) выступят открыто на стороне коалиции во главе с официальным Эр-Риядом, а Турция и другие страны коалиции молчаливо с этим согласятся», — считает эксперт.

Касаясь вопроса, как все эти события могут повлиять на Азербайджан, эксперт отметил, что в сложившихся условиях официальному Баку придется делать нелегкий выбор. По его мнению, руководство страны, по мере обострения конфликта, будет занимать более сдержанную позицию, близкую к нейтралитету, и призывать стороны к мирному разрешению конфликта. «У Азербайджана наступает период, когда в международных отношениях ему предстоит путь между Сциллой и Харибдой, и здесь важно умение проявлять гибкость. В то же время, в создавшихся условиях именно Баку может стать площадкой для переговоров, наподобие Минска. В любом случае, руководству Азербайджана в настоящее время потребуется не кавказская горячность, а восточная мудрость и холодный расчет», — отмечает Александр Перенджиев.

Армения

«Предельно острый политический кризис, который в последние дни развивается между Ираном и Саудовской Аравией, на самом деле способен испугать весь цивилизованный мир, все человечество… Ведь вполне можно предположить, что официальный Эр-Рияд, в надежде дестабилизировать внутриполитическую ситуацию Ирана, воспользуется, скажем, региональными проблемами на самом Кавказе и в прилегающих районах». Так начинается аналитическая статья «Армения может оказаться в центре противостояний» (5 января), опубликованная на информационном портале «Спутник-Армения».

«Те же иранские курды, например, вполне могут посчитать (хотя бы с подачи официального Эр-Рияда), что конфликт между Ираном и Саудовской Аравией может стать поводом для их активного выступления», — считает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — А это — непосредственно поблизости от армяно-иранской границы. Не говоря уже об иракском Курдистане, где достаточно активно, можно сказать даже агрессивно, проявляет себя в последнее время лидер Масуд Барзани. Не зря он буквально недавно посещал Анкару и встречался с Эрдоганом. С учетом того, насколько острая ситуация складывается в Западной Армении, на турецкой территории, населенной курдами, получается так, что Армения оказывается в самой непосредственной близости, даже в центре сразу нескольких достаточно серьезных очагов противостояния".

«Следует учитывать, — продолжает эксперт, — что официальный Эр-Рияд может также попытаться спровоцировать серьезные непорядки и в Белуджистане, часть которой — тоже территория Ирана. А там и афганский Кандагар с Гильмендом, и непосредственно пакистанский Белуджистан. Если Саудовской Аравии удастся спровоцировать и курдов, и белуджи с пуштунами, то Ирану действительно тяжко придется. Тем более, что Эр-Рияд уже делает определенные шаги в этих направлениях».

По словам Семёна Багдасарова, Россия также достаточно серьезно относится к создавшейся в регионе ситуации. Хоты бы из-за того, что с Ираном в последние годы складываются доверительные взаимоотношения. Кроме того, та же опасность обострения ситуации в районах, прилегающих к региону Большого Кавказа, в первую очередь, невыгодна именно Российской Федерации.

«Россия будет только мирить Саудовскую Аравию и Иран. Это сугубо внутри-исламский конфликт, которому уже много-много столетий. Он разными путями развивается. Просто это очередной виток исторического противостояния, и России влезать в это не стоит ни в коем случае. Единственное, что нужно, — это чтобы Иран и Саудовская Аравия сели за стол переговоров. Хотя я не очень оптимистически отношусь к таким переговорам, потому что противодействие — это на многие года. Одни государства будут дестабилизировать Иран, другие — Саудовскую Аравию с тем, чтобы решить свои проблемы. Поэтому России не нужно в это вмешиваться. Нужно помогать сирийским курдам, точнее партии Демократического союза и отрядам самообороны. Это нам действительно необходимо, поскольку в сирийском конфликте мы — участники… И тут нам надо поддержать движение курдов, как в свое время это делал великий Советский Союз», — уверен директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Информационно-аналитический портал 1in.am опубликовал интервью с иранистом Варданом Восканяном под названием «Последствия могут быть крайне опасными для всего Ближнего Востока и прилегающих регионов» (5 января)

Комментируя обострение отношений Иран — Саудовская Аравия после смертной казни шиитских духовных деятелей в Саудовской Аравии, эксперт отмечает: «В целом, мы имеем дело не только с конкурирующими в одном и том же регионе, но и построенными на противоположных идеологических основах государствами. Если Иран, как политическая или в более широком смысле цивилизованная система, сформировалась естественным путем, всегда имея политическую ось, созданную путем контаминации религиозных и националистических идеологий, центральной и неизменной идеей которой является Иран, то Саудовская Аравия в каком-то смысле является государственным формированием, искусственно объединенным вокруг правителей, происходящих из одного рода, имея в качестве центра тяжести исключительно саудовскую семью, название которой закреплено также и в названии страны»

Как указывает Вардан Восканян, «если религиозным компонентом вышеуказанной идеи Ирана, который остается неизменным, начиная со средневековья, является шиизм, то Саудовская королевская династия в качестве важного рычага объединения страны использует ваххабитское направление суннитского ислама. То есть, эти две страны, имеющие подобные взаимоисключающие и исторические основы, в каком-то смысле естественно должны иметь непреодолимые противоречия. Резкому обострению ситуации способствовало осуществление казни со стороны саудовских властей посредством обезглавливания, что носило очевидный провокационный характер, и сыграло роль детонатора не только в контексте отношений двух стран, но и противоречий шиитов и суннитов на всем Ближнем Востоке».

Говоря об опасности саудо-иранского обострения для Армении, эксперт утверждает: «Проблема в том, что события относятся к нашему непосредственному соседу Ирану, который с Республикой Армения сохраняет крайне высокий уровень политических отношений. На самом деле, эти отношения могут служить примером также и с точки зрения межрелигиозного мирного и дружного сосуществования. Безопасность и стабильность Армении и Ирана во многих точках взаимосвязаны и взаимодополняют друг друга. Поэтому любая дестабилизирующая провокация, направленная против одной из наших стран, определенным образом ставит под угрозу также и определенный компонент или сектор безопасности другой страны. В этом плане любое событие, которое связано с Ираном, должно быть в центре нашего внимания, как на теоретическо-профессиональном, так и на функциональном уровне».

В материале новостного сайта tert.am «Торгово-экономические интересы способны затенить проблемы в российско-турецких отношениях» (4 января) тюрколог Геворг Петросян, отвечая на вопросы издания, говорит о том, что Россия продолжит посредством экономических санкций наказывать Турцию для того, чтобы достичь реванша: «После поражения Су-24 российско-турецкие отношения развиваются в своеобразном направлении. Можно сказать, что наблюдается определенная поэтапность. То есть, Россия не отреагировала на турецкую провокацию незамедлительными и поспешными решениями, а попыталась поэтапно, шаг за шагом установить экономические ограничения и внести санкции. Полагаю, с точки зрения пропаганды, всего этого недостаточно, и Турция не получила надлежащего ответа, а Россия посредством таких экономических мер продолжит жалить, с целью достичь реванша в подходящее время». По словам тюрколога, российская сторона по этой причине наносит также информационные и пропагандистские удары, мишенью которых является турецкое руководство со своей деятельностью.

На вопрос о том, необратимы ли отныне российско-турецкие отношения, Геворг Петросян ответил, что их нельзя считать полностью необратимыми, но история российско-турецких отношений является историей взлетов и падений: «Исторически плохие и враждебные отношения, исходя из общих интересов, временно менялись, становились более теплыми. Однако следует подчеркнуть, что ключевым словом здесь является „временно“. Полагаю, что в условиях взаимных экономических интересов и в случае взаимной важности не следует считать их полностью необратимыми. История российско-турецких отношений последних лет показывает, что общие торгово-экономические интересы способны затенить существующие проблемы».

Эксперт также заметил, что после «холодной войны» между российской и турецкой сторонами инцидента подобного масштаба еще не было, что не может остаться без последствий. «Тем не менее, мы видим, что стороны продолжают сохранять дипломатические отношения», — добавил он.

Грузия

Материал информационного агентства interpressnews. ge называется «Илья Элошвили — В случае поставок иранского газа у Грузии будут финансовые обязательства в отношении «Газпрома» (6 января). По словам заместителя министра энергетики Грузии Ильи Элошвили, поставки иранского газа возможны только через Армению, где трубопроводом владеет дочерняя компания «Газпрома», и финансовые обязательства будут в отношении «Газпрома».

Как сообщил замминистра, у Грузии имеются три источника энергоснабжения, и должен быть использован наиболее приемлемый для нее вариант, при принятии окончательного решения же будет учтено как экономическое, так и политическое положение. «Чтобы газ поступил из Ирана, он должен проследовать по территории Армении — 700-миллиметровому трубопроводу. Этим трубопроводом владеет дочерняя компания „Газпрома“, соответственно, и инфраструктура их. Если мы получим газ из Ирана, нам придется платить за транзит „Газпрому“. У Грузии есть возможность получать природный газ из Азербайджана, России и Ирана. Со всеми тремя странами у нас должны быть открытые переговоры, мы должны исходить из интересов нашей страны… Мы не должны стать зависимыми от какого-либо одного источника».

«Энергетическая зависимость — неважно, от какой страны, — не целесообразна. Чем больше диверсификация, тем лучше. Министерство обещает, что мы не сделаем ничего такого, что создаст угрозу нашей экономике и политическому положению», — резюмировал Илья Элошвили

Информационный портал «Спутник-Грузия» в материале «Эксперт: политический ислам активно обосновывается на Кавказе» (5 января) публикует мнение эксперта по вопросам Кавказа Мамуки Арешидзе.

«Политический ислам, проникающий с восточного региона, очень активно обосновывается на Кавказе и, соответственно, в Грузии. По последним данным грузинских властей, в военных действиях в Сирии на стороне ИГ принимают участие около 50 грузин из Панкисского ущелья. После террористических актов, произошедших в Париже 13 ноября, в Грузии предприняты все меры безопасности, в том числе, усилены меры на границах и в аэропортах. Также ужесточен контроль на всех стратегически важных объектах. Власти Грузии для борьбы с политическим исламом проводят определенные принципиальные шаги, однако необходимы очень большие усилия для того, чтобы… не отставать от событий», — сказал Арешидзе.

По словам эксперта, если раньше проблемы были только в Панкиси, теперь они есть в регионах Аджарии, Гурии и Квемо Картли. «Хотя Грузия не является геополитическим игроком, она пытается быть игроком региональным. В то же время, есть страны и организации, которые посредством ислама хотят добиться своих политических целей. Политические цели и задачи большой страны никогда не ориентированы на интересы населения конкретной страны в регионе», — отметил он.

Бороться с политическим исламом очень трудно. По утверждению Арешидзе, последователи политического ислама получили серьезную поддержку и в Азербайджане, несмотря на то, что последний, по оценкам международного сообщества, сегодня является авторитарной страной, по данным официального Баку, число сторонников последователей политического ислама у них составляет около 40 000 человек.

На сайте информационно-аналитического агентства «Грузинформ» со ссылкой на грузинскую службу «Голоса Америки» вышло интервью с бывшим послом США в Грузии Кеннетом Яловицом под названием «Заявление Квирикашвили, что с Россией будет продолжена прагматичная политика, является сбалансированным и оправданным» (4 января).

По оценке американского дипломата, заявление Георгия Квирикашвили (недавно назначен премьер-министром Грузии — EADaily) о том, что с Россией будет продолжена прагматичная политика, является сбалансированным и оправданным. По его словам, формат переговоров Абашидзе-Карасин должен быть продолжен. «Практическим результатов переговоров Абашидзе — Карасина является то, что с Россией в ограниченном формате был восстановлен диалог. Разумеется, из-за нерешенности вопросов Абхазии и Южной Осетии изменилось немногое. Эти вопросы, предположительно, останутся нерешенными и в 2016 году, хотя сохранение данного формата важно», — заявил Яловиц.

Как утверждает дипломат, безвизовое сообщение с Евросоюзом - это для Грузии шаг к евро-атлантической интеграции.

По мнению бывшего посла, второе важное событие — готовность правительства России облегчить визовые регуляции для граждан Грузии: «Этот шаг России, возможно, является признанием того, что признание Россией после войны 2008 года независимости Абхазии и Южной Осетии было стратегической ошибкой (однозначно спорное утверждение, выражающее точку зрения официального Вашингтона — EADaily). Ведь отношения России и Грузии „заморозились“ именно после этого… Решение Евросоюза о безвизовом сообщении с Грузией подтолкнуло Россию к подобному „жесту“ в сторону Грузии».

Что касается отношений США и Грузии, то бывший посол Соединённых Штатов говорит, что с этой точки зрения «2015 год также был замечательным». Он также полагает, что для Грузии важно продолжать реформирование армии с целью повышения совместимости с НАТО.

Интернет-сайт georgia-news.org в сообщении «Грузии надо использовать конкуренцию Европы и России» (3 января) цитирует экс-министр обороны, лидера оппозиционной партии «Свободные демократы» Ираклия Аласания: «Евросоюз признал заслуги Грузии и принял решение о либерализации визового режима. Россия увидела наш серьезный шаг к Европе. За этим последовала инициатива России (либерализовать визовой режим с Грузией). Это положение, когда Россия и Европа конкурируют за отношения с Грузией, нам надо использовать».

Аласания отметил, что все опросы показывают стремление примерно 70% населения Грузии к европейской цивилизации (судя по последним опросам, явно завышенная цифра — EADaily). «Не представляю разворота к постсоветскому, евразийскому пространству», — сказал Ираклий Аласания и продолжил: «В то же время надо попробовать сделать все для улучшения отношений с Россией». По его словам, «необходимо целенаправленно продолжить движение к Европе, а это приносит уже результаты на российском направлении».

Ранее в декабре Ираклий Аласания выступил с инициативой создания трехстороннего формата «Россия — Германия — Грузия» для восстановления диалога Москвы и Тбилиси, прерванного войной 2008-го. «Германия — это тот партнер, который может конкретно работать над перспективами российско-грузинских отношений», — заявил он агентству «Интерпрессньюс». «Должен быть создан такой треугольник, который постепенно начнет разговор о самых острых проблемах», — сказал политик.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/01/09/v-pyatnichnye-dni-prakticheski-nevozmozhno-protolknutsya-v-mechet-zakavkaze-za-nedelyu
Опубликовано 9 января 2016 в 15:06
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами