• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.05

Истоки сепаратизма на Кубани: украинский национализм и пример Татарстана

Фото: fedpress.ru

На днях Октябрьский районный суд города Краснодара приговорил к двум годам колонии-поселения кубанскую оппозиционную активистку Дарью Полюдову — сторонницу украинской «революции гiдностi» и одного из организаторов проходившего в августе прошлого года «Марша за федерализацию Кубани». Разработанный кубанскими белоленточниками проект федерализации Кубани означал по факту установление на Кубани режима расширенного политического и экономического суверенитета, по примеру Татарстана или того, что требовал для Чечни в начале 1990-х годов Джохар Дудаев.

Исследование, проведенное EADaily, выявило, что за «федерализацию Кубани» ратует не только местная оппозиция. Эта идея в регионе долгое время была практически государственным трендом. У тренда были отчетливые украинские корни, питающиеся, в частности, из идей классического украинского национализма в версии Донцова-Бандеры.

Как казаки Путина свергали

Дарье Полюдовой инкриминировали призывы к сепаратизму, в частности, размещенный в ее профиле соцсети «ВКонтакте» перепост картинки «Этнические украинцы Кубани хотят присоединиться к Украине», размещенной накануне в профиле ее соратника — краснодарского оппозиционного активиста Петра Любченкова, который сейчас скрывается на Украине. Также обвинение обратило внимание на то, что Полюдова в соцсетях публиковала посты, где обвиняла президента России Владимира Путина в том, что тот виноват во всех происходящих в России терактах и вместо того, чтобы заниматься социальными проблемами, якобы устроил войну на Украине. В интервью «Радио Свобода» Полюдова также признавалась: она писала у себя посты насчет того, что «почему люди на Майдане смогли убрать Виктора Януковича, а мы не можем убрать Путина, что пора выйти на площадь и свергнуть этот режим». Помимо этого Полюдова признавалась, что несколько раз выходила с одиночными пикетами «против войны на Украине», требовала освободить Надежду Савченко и крымских активистов «евромайдана» Олега Синцова и Александра Кольченко.

Основным пунктом обвинения все же стала сепаратистская деятельность Полюдовой. Которая, в частности, заключалась не только в перепощенных картинках, а в массовых акциях, вроде прошедшего 17 августа прошлого года в Краснодаре «Марша за федерализацию Кубани». Марш проводился тогда параллельно с проходившим в Новосибирске «Маршем за федерализацию Сибири». Заявленная цель кубанских «федералистов» — создание в составе РФ Кубанской республики или уравнивание Краснодарского края в конституционных правах с республиками. По замыслу инициаторов марша — местных активистов «Левого фронта» Дарьи Полюдовой, Олега Титаренко и Петра Любченкова — автономия от Москвы должна была дать Кубани право на больший политический суверенитет от Москвы, а также эксклюзивные экономические преференции, вроде налога на курортный бизнес, который бы, как считают «федералисты», мог бы увеличить доходную часть местного бюджета. Также сторонники «Кубанской республики» заявляли, что между местным и федеральным бюджетами существует неравное, практически грабительское распределение доходов, и кубанский бюджет должен быть более независим от Москвы. Один из лозунгов «марша кубанской федерализации» звучал так — «Хватит кормить Москву!». Если резюмировать, требования кубанских федералистов во многом были созвучны постулатам, которые исповедуют сторонники суверенитета Республики Татарстан. Татарские националисты, а вместе с ними и местная этнократия также считают, что Татарстан находится в политической и экономической кабале у Москвы и «кормит» федеральный Центр своими доходами. При этом долг Татарстана составляет более 90,3 млрд рублей. Совокупный долг Кубани — почти 141,5 млрд. Это первое место в РФ по госдолгу среди субъектов (второе у Москвы — 136,6, а третье у Московской области — 101,4 млрд рублей).

По следам «батьки Миколы»

В контексте кубанского стремления к федерализации и проскальзывающим у местных «автономистов» проукраинских симпатий, надо обозначить две важные вещи. Первая: на Кубани сильно сожаление о том, что в начале девяностых годов край не смог взять столько суверенитета, «сколько бы мог проглотить», и поэтому край не стал прикавказским «Татарстаном». Вторая: идея кубанского суверенитета действительно подпитывается украинской составляющей. Третья: «Кубанскую республика» — это не мечта кучки маргиналов, а едва ли не государственная идея края, присутствующая на высоком политическом уровне.

Что касается связи кубанских индепендентов с Украиной, знающий человек обойдется без лишних комментариев. Стоит начать хотя бы с того, что в годы Гражданской войны среди кубанского казачества существовала партия, которая себя называла чисто по-украински — «самостийники». Члены этой партии, представители казачьей верхушки, добивались полной независимости от России и создания на Кубани независимого государства. С этой целью лидер кубанских самостийников Николай Рябовол (1883−1919) втайне от командующего Добровольческой армией Антона Деникина поочередно заключал сепаратные договора то с оккупировавшими Украину немцами, то с Центральной Радой, то с Петлюрой, то с руководством существовавшей тогда на Северном Кавказе «Горской республики». Высший руководящий орган самостийников носил украинское название — «Краевая Рада». 16 февраля 1918 года Краевая Рада провозгласила Кубань суверенным государством в федерации с Центральной Радой Украины.

Антон Деникин в своих воспоминаниях справедливо обвинял самостийников в том, что те, желая сделать Кубань независимой, больше думали о своем личном благосостоянии, чем о казачьих правах, а кубанская независимость была для членов «Краевой Рады» способом увеличить свое личное богатство и признать его на международном уровне.

После распада СССР, на волне подъема на Кубани казачьего движения, в регионе начался стихийный процесс героизации «батьки Миколы» Рябовола, который, по словам его апологетов, «положил жизнь за вольный казачий край». Симптоматично, что к апологии Рябовола и скрывавшейся за ней тоске по утраченному кубанскому суверенитету уже к началу девяностых вовсю прикладывали руки доброжелатели с независимой Украины. В девяностых годах в Краснодарском крае стали открываться отделения таких одиозных структур как «Конгресс украинских националистов» (КУН) и УНА-УНСО. С течением времени украинские кураторы идеи «кубанской независимости» сменили тактику, сделав ставку на «мягких» националистов. Исследователь геополитических процессов на юге России, доктор исторических наук Эдуард Попов отмечал, что, по данным на 2013 года, на Кубани действовал целый ряд украинских общественных организаций: «Содружество Кубань-Украина», «Общество украинцев Кубани», Кубанский филиал Донецкого отделения «Научного общества имени Тараса Шевченко», «Украинская диаспора. Содружество». «Организация „Украинская диаспора. Содружество“ оказывает юридическую и медицинскую помощь украинским мигрантам на территории Краснодарского края, а также готовила проекты строительства двух домов, школы, библиотеки и церкви для украинцев Кубани и для граждан Украины, приезжающих в Краснодарский край. Тем самым дифференцируются этнические различия украинцев и остальных жителей Кубани», — писал Попов. Также накануне «евромайдана» на Кубани много лет издавался «Вестник Товарищества украинской культуры Кубани».

Когда в 2003 году вышла знаменитая книга Леонида Кучмы «Украина — не Россия», редакция «Вестника украинской культуры» прислала президенту Украины благодарность за издание книги и поделилась радостью: руководитель Кубанского казачьего хора и советник президента РФ по вопросам культуры народный артист Виктор Захарченко (к слову, уроженец Кубани, а не Украины) дал «Украине — не России» высокую профессиональную оценку и был поражен подбором материалов, легкостью и доступностью языка автора. Наблюдатели тогда сделали вывод: на Кубани идет скрытая пропаганда пусть и мягкого, но настоящего украинского национализма, а это — угроза территориальной целостности России. К слову, главный редактор журнала «Вестника Товарищества украинской культуры Кубани» Виктор Чумаченко — единственный кубанец, который является стипендиатом Украинского Свободного университета Мюнхена. Этот университет, в частности, известен тем, что был создан при участии Организации украинских националистов (ОУН), подарившей миру таких «выдающихся деятелей» как Евген Коновалец, Андрей Мельник и Степан Бандера. А финансирование и координация работы украинских представительств на Кубани с начала нулевых годов осуществляется фондом «Украина-3000». Этот фонд возглавляет другой небезызвестный человек — Екатерина Клэр-Чумаченко, жена экс-президента Украины Виктора Ющенко, дочь эмигрировавших в США нацистских коллаборационистов с Западной Украины. Само собой, что идейные источники тренда «Кубань — это Украина» крылись в трудах классиков украинского национализма, вроде Дмитрия Донцова, а до 2013 года эта идейная линия «дотянула» благодаря книге Дмитрия Яроша «Нация и революция». Не станем напоминать прописную истину, что кредо украинского националиста состоит в том, что Кубань, как Дон и Кавказ — это исконно украинские земли, а отобрать их у москалей — долг каждого настоящего украинца.

«Нежелательные» фамилии

«Мягкие» украинские националисты пропагандировали на Кубани не только и сколько вышиванки и «гарни рiднi пiснi». Стержнем пропаганды были следующие идеи: что кубанские казаки — «козацького роду», а не «москальского», что Кубань по своему историческому статусу заслуживает особого, самостийного пути развития, и этот путь ведет на Украину, а следом — в Европу. К счастью, большинство кубанцев отнеслось к навязываемой им «Украине-це Европе» с чувством искреннего отторжения. Но украинские пропагандисты все же разбередили у кубанцев важный нерв — стремление придать своему региону особый статус, который бы поспособствовал защите края от внешних и внутренних врагов. Ни для кого не секрет, что на Кубани со времен чеченских войн с опаской смотрят на прибывающих с Северного Кавказа приезжих, а также испытывают крайнее недовольство действиями ряда представителей армянских и курдских общин кубанского Черноморья, которые с середины девяностых годов стали превращать краснодарское курортное взморье в феодальные вотчины. Члены одной из таких этнических мафий — банда бывшего теневого князя Анапы Сергея Зиринова (Зириняна) — сейчас находятся в ростовском следственном изоляторе ФСБ, ожидая приговора за свои многочисленные тяжкие и особо тяжкие преступления. Одним словом, кубанцы не горели желанием воссоединяться с Украиной, но превносимая из Украины идея кубанского суверенитета легла на благодатную и удобренную почву.

Показательно, что «антикавказская» нота краснодарского суверенитета широко использовалась первыми лицами края. Главным образом, теперь уже бывшим губернатором Кубани Александром Ткачевым. Фразы Ткачева насчет того, что «фамилии, оканчивающиеся на „-ян“, „-дзе“, „-швили“ „-оглы“» на Кубани «незаконны, так же, как и их носители», а «турки-месхетинцы размножились на Кубани как кролики», вошли уже в историю как пример кубанской политической риторики образца начала нулевых годов. Ткачев, правда, в 2011 году открестился от своих прошлых слов, заявив, что в былые времена «наговорил много глупостей» и вообще является убежденным интернационалистом. Но факт остается фактом: насчет «незаконных фамилий» кубанские власти говорили не в эмоциональном запале, а с холодным расчетом, поскольку хотели таким образом привлечь к себе кубанский электорат. Ведь дело было даже не в прибывших в край армянах, азербайджанцах и грузинах, а в том, что на образе чистого от инородцев казачьего края зиждется идея кубанской самостоятельности, которая для многих кубанцев была бальзамом на душевные раны, нанесенные беспределом девяностых годов. За политическим суверенитетом, как следствие, должен идти и экономический.

Перефразируя известную поговорку, плох тот губернатор, который не мечтает сделать из своего региона вторую Чечню. Или Татарстан. Особенно это было актуально для близких к Ткачеву новых кубанских латифундистов. И самого Александра Николаевича тоже. Семье нынешнего министра сельского хозяйства и продовольствия РФ принадлежит гигант северокавказского АПК — холдинг «Агрокомплекс», куда входят 40 предприятий со штатом в 16−18 тысяч человек, фирменная розничная сеть из 500 магазинов, а также представительства в других регионах РФ. По данным журнала «Форбс», за 14 лет губернаторства Ткачева выручка «Агрокомплекса» выросла с 800 млн до 26,5 млрд рублей. Обособить такой бизнес с помощью стены экономического суверенитета захотел бы любой влиятельный глава региона РФ.

Соблазн регионального суверенитета — это дурное наследие ельцинского прошлого, которое, к сожалению, до сих пор живо в РФ. Кубанских властей «чаша сия» не минула. По этой причине при Ткачеве с трибун громили «понаехавших» кавказцев, однако на действия украинских эмиссаров с явной бандеровской «прошивкой» смотрели сквозь пальцы. Пока на Украине не было гражданской войны, эксперименты властей Кубани с пропахшими нафталином идеями «федерации Кубани и Украины» были сугубо властными, «ручными» политтехнологиями. Но после «евромайдана» долго пестуемый в глубокой тайне трикстер «Кубанской республики» вышел наружу, и начал играть не только против официального Краснодара, но и против России.

Аналитическая группа Северо-Кавказской редакции EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/24/istoki-separatizma-na-kubani-ukrainskiy-nacionalizm-i-primer-tatarstana
Опубликовано 24 декабря 2015 в 10:38
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами