• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 53.97

Айк Халатян: Антитеррористическая коалиция с пособниками террористов — возможна ли она?

Иллюстрация: ifunny.co

В Сирии продолжаются операции ВКС России и коалиции во главе с США против террористического «Исламского государства». Они стали еще интенсивнее после того, как «Исламское государство» (ИГ) взяло на себя ответственность за теракты против российского авиалайнера над Синаем и в Париже. Вдобавок, в западноевропейских странах начались масштабные операции против террористов и их подельников с целью снизить уровень террористической угрозы.

Наряду с этим активизировался переговорный процесс по сирийской проблеме. Однако этот процесс, да и вообще развития последних лет говорят о том, что даже борьба с таким всемирным злом, как терроризм, не способна объединить страны мира. И даже более того — некоторые страны мира (даже вполне демократические), не прочь использовать террористические группировки и радикальных исламистов для достижения своих внешнеполитических целей.

Достаточно вспомнить ту финансовую, военно-техническую и политическую помощь, которую Вашингтон оказывал сирийским боевикам. И на этом фоне поражают результаты, достигнутые в ходе этой помощи. Так, в середине сентября на слушаниях в Сенате США представитель Пентагона заявил, что рассчитанная на $ 500 млн и подготовку более 5 тысяч бойцов программа имела своим результатом подготовку лишь 4 или 5 человек, реально воюющих в Сирии. И даже более того. Стало известно, что бойцы сирийской оппозиции, обученные американскими инструкторами, передали террористической группировке «Джебхат ан-Нусра» часть военной техники и боеприпасов, которую получили от США.

Или как бывший директор ЦРУ и командующий международными силами в Афганистане Дэвид Петреус, который консультирует администрацию США в вопросе борьбы с «Исламским государством» предлагал опереться на воюющую в Сирии группировку «Джебхат ан-Нусра» — сирийское отделение террористической организации «Аль-Каида».

И если после начала активных действий ИГ в Ираке, позиция США и его европейских союзников претерпела определенные изменения, то этого нельзя сказать о его ближневосточных союзниках. Даже американское руководство было вынуждено признать, что союзники США перешли все границы в своем сотрудничестве с радикальными исламистскими и террористическими группировками, с целью свержения Башара Асада. «Главной проблемой Вашингтона в Сирии стали его ближневосточные союзники. Турция, Саудовская Аравия и ОАЭ так стремились отстранить Башара Асада от власти, что направляли сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн оружия любому, кто готов был сражаться с сирийскими правительственными войсками», — заявил вице-президент США Джо Байден, выступая в Гарвардском университете в октябре прошлого года. Вице-президент увлекся рассказом о том, как Вашингтон уговорил Анкару присоединиться к коалиции, и даже процитировал, как он выразился, своего «старого друга» — президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана: «Вы (США) были правы. Мы пропустили (через границу на территорию Сирии) слишком много людей (имелись в виду те, кто впоследствии примкнул к ИГ). Границу пора перекрывать».

И хотя затем Байден был вынужден извиниться и разъяснить смысл своих слов, чтобы не портить отношения Вашингтона с ближневосточными союзниками, однако его заявления были «секретом Полишинеля». Ведь об активном сотрудничестве Турции и монархий персидского залива с террористическими и радикальными группировками много писала мировая и местная пресса. Можно вспомнить размещенное на турецком сайте Haber. sol видео, как боевики из группировок «Джебхат ан-Нусра» свободно проходят через турецко-сирийский пограничный пункт для нападения на сирийский Кесаб, и никто из сотрудников турецкого КПП не препятствует им.

Или как турецкие власти делают все, чтобы ослабить курдских ополченцев в их борьбе с ИГ. В Анкаре особо и не срывают, что если раньше их целью было свержение Асада и усиление своего влияния в Сирии, то на данный момент их первоочередной задачей является недопущение создания на своей границе новой курдской автономии (которая, в отличие от иракской, будет более тесно связана с Рабочей партией Курдистана). Чтобы понять, на какие шаги способны турецкие власти для достижения этой цели, можно вспомнить нашумевшую аудиозапись секретного совещания высшего руководства Турции (из-за которой в стане был даже заблокирован Youtube), на котором обсуждалось организация терактов против гробницы Сулеймана Шаха или в самой Турции, чтобы получить повод для вторжения в Сирию.

Что касается другого важного союзника США в регионе — Саудовской Аравии, то о ее роли в процессах на Ближнем Восоке хорошо сказал алжирский журналист французского ежедневника Le quotidien d’Oran Камель Дауд, чья статья была перепечатана в недавнем номере в New York Times. «У ИГ есть мать — это вторжение в Ирак. Но у него также есть отец — Саудовская Аравия и ее религиозно-индустриальный комплекс. Пока это до конца не осознали, можно выигрывать сражения, но невозможно выиграть войну. Джихадистов можно убивать сколько угодно, но они будут возрождаться вновь и вновь в будущих поколениях, и воспитываться на тех же книгах», — написал он.

В своей статье Дауд особо остановился на политике США и их европейских союзников — с одной стороны борясь с терроризмом, с другой они тесно сотрудничают с Саудовской Аравией, закрывая глаза на то, что благодаря существующей в этой стране системе появляются в регионе и финансируются террористические группировки, наподобие ИГ.

Логическим продолжением этой политики стала политическая поддержка со стороны США и ведущих европейских государств требований Турции, Саудовской Аравии и Катара остановить авиаудары российской авиации по так называемым «умеренным исламистам». Причем Вашингтон не очень смущает, что в список «умеренной оппозиции» Анкара и Эр-Рияд пытаются внести такие группировки, как как «Ахрар аш-Шам», которая тесно сотрудничает с «Джебхат ан-Нусра». «Саудовская Аравия никогда не согласится на то, чтобы „Ахрар аш-Шам“ была квалифицирована как террористическая организация», — заявил журналистам глава МИД Великобритании Филип Хаммонд.

В свою очередь Россия, пытаясь сформировать широкую коалицию против террористов, действующих в Сирии, вынуждена учитывать мнение США и их союзников. На днях завершилась 3-я ежегодная встреча Клуба друзей Фонда Горчакова. В ходе мероприятия высокопоставленные российские дипломаты рассказали участникам Клуба о тех сложностях, с которыми Россия сталкивается при формировании широкой коалиции против ИГ и других террористических группировок в Сирии. Так замминистра иностранных дел по вопросам противодействия терроризму Олег Сыромолотов сообщил, что хотя еще 30 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров представил членам Совбеза ООН проект соответствующей резолюции, опирающейся на ранее принятые документы Совета и акцентирующие необходимость строгого соблюдения норм и принципов международного права при выстраивании слаженных контртеррористических действий, однако она до сих пор не принята. При этом он выразил надежду, что в ближайшее время (это было еще до инцидента с российским самолетом), на фоне событий в Париже и Брюсселе она будет принята.

По мнению замминистра, для эффективной борьбы с ИГ необходимо объединить усилия с силами, которые могут реально противостоять с террористами на земле: Вооруженными силами Сирии и Ирака, курдскими ополченцами, вооруженными отрядами патриотической сирийской оппозиции.

Отвечая на вопрос EADaily как можно бороться с террористами, одновременно пытаясь сотрудничать и включая в коалиции страны поддерживающие и спонсирующие терроризм, Сыромолотов отметил, что в ходе саммита G-20 в Анталье Турция и Саудовская Аравия впервые заявили, что и ИГ, и «Джебхат ан-Нусра», это террористические организации. «Эта страна (Турция) начинает с того, то мы (Турция) поддерживаем группировки, которые противостоят Башару Асадом. Мы сняли самый главный вопрос, который препятствовал (сотрудничеству) — судьбу Башара Асада мы будем решать параллельно с военными действиями», — заметил российский дипломат.

Сыромолотов особое внимание уделил проблеме составления списка умеренной сирийской оппозиции, которая будет готова бороться и вовлечься в политический процесс. «Если удастся запустить этот механизм, то это будет очень большим шагом вперед. И самое главное — перекроет прямую поддержку тех террористических организаций, которые там есть. Порядка 30 организаций, которые сегодня в „Свободной сирийской армии“, а завтра в ИГ или „Джебхат ан-Нусра“. Это конгломерат, который международному сообществу надо как-то расставить по местам. А серьезный сдвиг произошел 14 ноября», — сказал он.

К сожалению, действия турецких властей, сбивших российский самолет, а также реакция на это союзников Анкары по НАТО, продемонстрировали, что поводов для оптимизма нет. Турция и Саудовская Аравия готовы активно использовать в своей внешнеполитической деятельности радикальные исламистские и террористические группировки, помогать им, а США закрывать глаза на это. Да и в целом Запад начал выражать обеспокоенность действиями террористов в Сирии и предпринимать контрмеры лишь после того, как ИГ развернул наступление в Ираке, а затем начал осуществление крупномасштабных терактов в столицах европейских государств. До этого Запад спокойно наблюдал за зверствами террористов (а зачастую и сотрудничал с ними) в Сирии, ведь они служили поставленной цели — свержению режима Башара Асада.

А ведь для окончательной победы над терроризмом в регионе необходима консолидация усилий мирового сообщества, в первую очередь четкий и непримиримый подход к странам, поддерживающим и сотрудничающим с террористами. Но этой консолидации пока нет, и по всей видимости не предвидится.

Айк Халатян, политический обозреватель, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/11/25/ayk-halatyan-antiterroristicheskaya-koaliciya-s-posobnikami-terroristov-vozmozhna-li-ona
Опубликовано 25 ноября 2015 в 16:20
Все новости

04.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами