• USD 63.78 -0.09
  • EUR 68.52 +0.08
  • BRENT 53.22

Срыв призыва резервистов, как индикатор демографической катастрофы в Латвии

Среди известий, касающихся милитаризации Прибалтики, нысыщения её контингентами НАТО, одно прошло относительно незамеченным — хотя является ярчайшим свидетельством нынешнего состояния этого региона. Речь идет о фактическом срыве призыва армейских резервистов в Латвии: на государственную повестку откликнулись лишь немногие. Оттого ли, что военные приготовления Риги не пользуются популярностью у населения? Нет, всё намного проще: бывшие вояки, в большинстве своём, давно разъехались по другим странам.

Резервисты, ау!

Напомним предысторию. В свое время Латвийский институт внешней политики по заказу Министерства обороны обнародовал документ «Российская политика безопасности по отношению к соседним странам до 2020 года: угрозы и возможности». Авторы этой записки пришли к выводу, что Латвия должна обладать такими вооруженными силами, которые позволят ей, в случае вооруженного конфликта с РФ, продержаться, по крайней мере, в течение суток, а то и больше. Однако, в настоящее время армия Латвии явно не относится к числу сильнейших войсковых соединений НАТО. Нынче местные военачальники могут рассчитывать на 5,1 тысяч действующих солдат, 5 танков, 25 колесных вездеходов, 442 противотанковых ракетных комплекса. Ещё есть 8 тысяч человек, состоящих в гражданском ополчении «Земессардзе».

Также, в Прибалтике находится контингент из нескольких сот военнослужащих других стран НАТО, с недавних пор здесь оборудованы постоянные штабные элементы альянса. Но политика блока сводится к тому, чтобы перевалить значительную часть расходов на военное оснащение входящих в него стран на плечи самих этих государств. Увы, повысить массовость своей армии латышам трудновато — всеобщий призыв в Латвии отменили в 2004 году. А пережитый несколькими годами позже пик экономического кризиса и вообще чуть не поставил крест на вооружённых силах — например, за весь 2009 год призвали лишь тридцать новых добровольцев. А ведь тогда, по понятным причинам, имелось большое количество желающих: фактически, на одно место приходилось свыше десятка претендентов.

Что же остаётся сейчас делать Риге, чтобы получить возможность отрапортовать руководству НАТО о том, что латыши не остались равнодушны к призыву крепить свою армию? Пойти по пути соседней Литвы, восстановившей с этого года воинский призыв, Латвия не решилась. Вместо этого был выбран компромиссный вариант: в январе представители Национальных вооружённых сил (НВС) объявили, что в 2015 году в республике впервые будет применён на практике Закон о мобилизации, предусматривающий обязательную явку и участие в учениях. Предупреждая всеобщее недовольство, население поспешили успокоить тем, что мобилизация, дескать, коснётся лиц, имеющих профессиональный армейский опыт, но в течение последних лет уволившихся из армии. Эту категорию граждан называют «военными резервистами».

Изначально было объявлено, что в поле зрения Минобороны Латвии находится около 2500 мужчин, оставивших службу в НВС после 2008 года. Но, в итоге, решено было для начала ограничиться призывом трёхсот резервистов и посмотреть, как пойдет дело. Особо указали, что прибытие получателя повестки является строго обязательным, но никак не добровольным. В НВС выразили надежду, что некоторые из призванных пожелают остаться на службе и в дальнейшем.

Но многие эксперты с самого начала выразили своё скептическое отношение к этой затее. Сразу было сказано, что основные сложности связаны с массовым и неконтролируемым оттоком населения за границу, ведь по самым скромным оценкам, сейчас несколько сот тысяч жителей Латвии зарабатывают гастарбайтерский хлеб в странах Западной Европы. Из-за этого офицеры даже не знают, какое количество мужчин, в случае необходимости, может оказаться под рукой.

Яркий пример подобного «слепого пятна» уже имеется: еще около трёх лет назад, проверки ради, решили выслать повестки пятистам резервистам. Увы, выяснилось, что весьма значительная часть из них перебралась жить за рубеж (тогда в течение десяти дней откликнулись лишь 55% адресатов). В армии об их отъезде ничего не знали, хотя по закону они должны были проинформировать об этом официальные органы. Но на практике потенциальные резервисты благодушно махнули рукой на оповещение государства о том, что ему уже не стоит на них рассчитывать.

«Пятнадцать процентов военнослужащих запаса, которых мы оповещали, сейчас работают за границей. А это ставит под угрозу систему мобилизации на учения, как таковую», — озвучил в январе ситуацию представитель НВС капитан Нормунд Стафецкис. Исследователь Института внешней политики Латвии Раймонд Рубловскис тоже признал наличие проблемы. Он отметил, что многие из экс-военных за последние десять лет уехали из Латвии на волне трудовой эмиграции и вряд ли уже вернутся. Недаром некоторые офицеры предлагают готовить программы по обратному привлечению домой хоть кого-то из уехавших соотечественеников.

Уезжают…

Проверить на практике эти опасения пришлось уже в октябре — и они полностью оправдались. Из трехсот резервистов, призванных на учения, прибыли на сборы только 59 человек. Стафецкис, пытаясь хоть как-то сгладить неудобную ситуацию, поспешил заявить, что, дескать, ещё на этапе планирования маневров в армии предполагали, что на сборы прибудет лишь 50−150 солдат запаса. «Те пятьдесят девять, что добрались до расположения части, сейчас проходят интенсивное обучение. Ответственные службы изучают ситуацию, чтобы понять, насколько объективны причины неявки. У нас нет задачи наказывать, хотя договор это предусматривает», — сказал капитан.

Нормунду Стафецкису пришлось признать, что из трёхсот разосланных заказными письмами повесток 89 вернулись обратно. Это означает, что резервисты их попросту не получили. Видимо, люди уехали из страны не одни, а со всеми родственниками — так что, некому уже оказалось поставить их в известность о пришедшем конверте. «Были и другие объективные причины неявки. Кому-то не позволяет здоровье. Кто-то ухаживает за двумя или более маленькими детьми. Очень многие резервисты живут за границей. Хотя, десяти из ним это не помешало приехать в Латвию для прохождения учений», — сказал Стафецкис.

Нельзя сказать, чтобы идея возможной войны с Россией пользовалась в Латвии особой популярностью. Однако, латыши — народ дисциплинированный. Если уж бывший военнослужащий получил в руки повестку, то скорее всего он — пусть чертыхаясь сквозь зубы на генералов, отрывающих его на несколько недель от рабочих обязанностей и повседневных забот — добросовестно отправился бы на призывной пункт. Воспрепятствовать ему в этом могло бы лишь, если человек порвал с Латвией настолько основательно, что до него уже просто не доходят призывы бывшей родины. Выходит, отток народа из государства принял совсем уж катастрофические масштабы…

На днях Центральное статистическое управление страны уведомило, что естественный прирост населения в Латвии остается негативным, так как смертность превышает рождаемость. В этом году естественная убыль составила 4897 человек, годом ранее — 4450 человек. По предварительным данным, численность народа Латвии на 1 октября составляла 1 976 500 жителей (нельзя не напомнить, что к началу 90-х здесь числилось свыше 2,7 миллионов). Но тут нужно подчеркнуть, что все вышеприведенные цифры являются достаточно условными. Виной всему — Шенген. С тех пор, как Латвия стала частью единого пространства ЕС, предусматривающего свободное движение рабочей силы, люди побежали отсюда, в буквальном смысле слова, огромными толпами. Сел в автобус, поезд или на корабль — и поехал! Никаких виз, никаких «заморочек» с оформлением документов, никаких таможенников… Ну, а поскольку бедная Латвия с её скудными перспективами, низкими зарплатами и небольшим количеством рабочих мест заведомо оказалась в невыгодном положении, её жители стали переселяться — в Великобританию, в Ирландию, в Германию, в Скандинавию. Предупредить о своем окончательном отъезде госорганы родной страны переселенцы, в подавляющем большинстве, «забывают» — полагая это пустой и обременительной формальностью. В итоге, даже государство доподлинно не знает, сколько осталось у него жителей — тем более, что уехавшие время от времени возвращаются ненадолго, чтобы навестить родные места.

Некоторые специалисты считают, что в реальности в Латвии осталось 1,6−1,7 миллионов человек. Разумеется, основной контингент переселенцев составляют здоровые мужчины в расцвете сил. В памяти история с переписью 2011 года, когда власти долгое время не решались обнародовать её результаты. Судя по всему, штатные демографы пытались любой ценой, прибегая к многочисленным уловкам, «натянуть» итоговую цифру хотя бы до двух миллионов (государство опасалось, что если количество населения окажется ниже этого «психологического порога», то могут существенно снизиться дотации из европейских фондов).

К слову, иностранных инвесторов, имеющих какой-то бизнес в Латвии, больше всего беспокоят именно её демографические показатели. По пятибалльной шкале Индекса оценки предпринимательской среды демографическая ситуация в Латвии была оценена в два балла (здравоохранение и социальная защита — 2,6 балла, качество образования — 2,8 балла, качество рабочей силы получило 3 балла). И то сказать, чем меньше остается в стране рабочей силы, чем сильнее падают её квалификационные показатели, тем более велик шанс для государства сорваться в неконтролируемое пике, из которого оно уже не выйдет. Правда, в ближайшие месяцы в Латвию начнут прибывать иммигранты из стран Африки и Ближнего Востока. Но, судя по всему, вряд ли они увеличат инвестиционную привлекательность прибалтийской республики…

Вячеслав Самойлов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/31/sryv-prizyva-rezervistov-kak-indikator-demograficheskoy-katastrofy-v-latvii
Опубликовано 31 октября 2015 в 12:22
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами