• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 53.95

Atlantico: Бесполезные «революции» и хаотичные вторжения — Европа лишилсь реализма

Тунис, Ливия, Египет, Сирия, Украина — эти пять стран с 2011 года явили миру разного рода спонтанные и национальные «революционные» движения, призванные к преобразованиям и улучшению ситуации. Однако на сегодняшний день приходится констатировать их полный провал, пишет доктор политических наук, директор Французского центра разведывательных исследований Эрик Денесе на страницах издания Atlantico, чью статью под названием «От Украины до Арабской весны: бесполезные революции и хаотичные вторжения» приводим ниже без сокращений.

Вызвавшие гнев народа режимы действительно были авторитарными и диктаторскими, полицейскими и репрессивными, в большинстве случаев — коррупционными. Такова реальность. Протесты и требование перемен были совершенно законны.

Однако мы уже показали, что стихийность «революций» была в значительной степени фальшивой, и что они всего-навсего стал частью разработанной по ту сторону Атлантики стратегии по установлению власти «Братьев-мусульман» по всему Ближнему Востоку. Также никто не может отрицать, что успешными эти «революции» стали лишь в тех странах, где правящая власть не нравилась Вашингтонну. Ни в одной из стран-из союзников США на Ближнем Востоке — в частности в Саудовской Аравии и Катаре — ничего подобного не наблюдалось. Народная революция в Бахрейне была затоплена в крови при молчаливом согласии Запада. Двойные стандарты.

И что теперь — четыре года спустя? К чему привели эти революции? Ничего, если уж совсем начистоту. Если и раньше в этих странах жизнь была далека от идиллии, то теперь все стало намного хуже: царит полная дезорганизация, налицо разрушения и разрозненность. Революции подорвали безопасность (гражданская война, терроризм), развязали руки преступности (убийства, похищения, контрабанда оружия), привели к экономическому краху (остановка производства, уход иностранных предприятий, разрушению инфраструктуры), массовому исходу населения (отъезд иностранных рабочих, беженцы, миграция в Европу), выдворению религиозных меньшинств (в основном христиан) и разрушению памятников всемирного наследия.

Свергнутые автократы не стоят сожаления, но нельзя забывать о том, что, несмотря на все бесчинства клана Бен Али, жизнь в Тунисе была гораздо лучше до революции. В стране процветал туризм, а европейские предприятия на территории страны способствовали ее развитию.

При Каддафи Ливия занимала лидирующие позиции во всей Африке по показателю дохода на душу населения, ливийские женщины получили доступ к образованию — высший на всем континенте, в стране работало 3−4 миллиона иностранных специалистов. А еще Ливия наравне с нами боролась с терроризмом.

Что касается Сирии, то и она, несмотря на то, что попытки либерализации после прихода к власти Башара Асада в 2000 году ни к чему не привели, медленно и верно отходила от диктатуры Хафеза Асада.

Ситуация в Ираке после нелегитимного вмешательства США в 2003 году попадает под ту же категорию с теми же характерными чертами. Да и результаты такие же.

«Революции» не обошли стороной не только Северную Африку и Ближний Восток, но и Украину, где, как ни парадоксально, был свергнут (опять же, не без поддержки Запада) законно избранный президент. Европейские наблюдатели подтвердили соответствие выборов нормам… и это при грубейшем нарушении правил, которое Запад так любит осуждать. А ведь если бы украинская оппозиция дождалась окончания срока Януковича, то, скорее всего, его ожидало полнейшее фиаско на выборах в следующем году. В стране сохранился был бы мир. А теперь мы имеем гражданскую войну на востоке страны и расцвет ультраправого неонацизма при поддержке Европы и ЦРУ.

В итоге появление псевдодемократических движений, которые так активно поддерживал Запад (а точнее — манипулировал), оказались катастрофическими для стран, их населения и самих идеалов демократии. Также очевидно, что уроков из этого явно никто не извлек, поскольку аналогичная динамика, похоже, все так же прослеживается. К примеру, в последние месяцы наблюдается рост критики в отношении государств, которые проявляют недовольство в отношении проводимой Западом политики (Венгрия, Чехия). А раз они не угодили Вашингтону, то нельзя исключать, что и там в скором времени может народиться «народная революция».

В то же время, ни одного критического слова в адрес Саудовской Аравии, Катара или Турции, косвенно или напрямую поддерживающие исламский терроризм («Аль Каиду и ИГ) и одержимые свержением Башара Асада, мы так и не услышали. Напомним, Эр-Рияд инициировал кровавую агрессию в Йемене, направив против хуситов огромные военные силы (почти 150 000 человек), которые можно было весьма эффективно использовать против ИГ. О конфликте в Йемене у нас предпочитают не говорить, но его последствия огромны: более 5 000 погибших и 25 000 раненых за несколько месяцев, 1,3 миллиона беженцев и 21 миллион обездоленных. Военные столкновения там намного жестче и кровавее, чем на востоке Украины. Только за апрель этого года возглавляемая Саудовской Аравией коалиция провела более 1 700 рейдов, что соответствует 80 вылетам в день. Военные удары, без малейших сожалений, были совершены по историческим кварталам Саны — городу с 2500-летней историей, и причинили ущерб только мирному населению, а еще средневековым крепостям Аль Каиры. Но об этом не говорят. А на Западе проблемы не существует, если о ней не было упомянуто в вечернем выпуске новостей. И вновь мы сталкиваемся с двойными стандартами.

Напомним также о той роли, которую Турция сыграла в недавнем кризисе с беженцами — ведь Анкара несет значительную долю ответственности за захлестнувшую Западную Европу миграционную волну. Эрдоган (президент Турции — ред.), которого постиг целый ряд неудач в ходе предвыборной кампании и во внешней политике, будучи не в состоянии довести до логического конца свою стратегию на Ближнем Востоке, решил привлечь (и дестабилизировать) другие заинтересованные стороны — европейцев, то бишь! Вот почему совершенно неприемлемо то, что президенту Турции, члену международного комитета «Братьев-мусульман» позволили 4 октября выступить в Страсбурге на собрании сторонников, где он выступил с сокрушительной критикой на террористов. Вы думаете, он критиковал ИГ? Нет — РПК (Рабочая партия Курдистана — ред.)!

Что касается мигрантов, то нелишне вспомнить и спекуляции на чувствах европейцев по поводу снимка на пляже трагически погибшего ребенка. Эта фотография абсолютно необъективна и призвана манипулировать людским сознанием: почему СМИ ни разу не показали в каком положении находятся те, кто остался верным Асаду — не важно из каких побуждений: из страха перед ИГ или по собственным убеждениям. А они вот уже четыре года не страдают от рук террористов и их западных и арабских покровителей?

Более того, репортажи о мигрантах являют собой прекрасный пример отсутствия какого-либо объективного критического анализа со стороны СМИ: по какой-то причине ни один комментатор не обратил внимания на то, что среди «сирийских беженцев» затесалось значительное количество молодых людей 20- 30 лет. Стремление вывезти из страны, где война в самом разгаре, детей, женщин и стариков вполне понятно, но по какой причине бегут мужчины в расцвете лет? Почему они не остались, чтобы сражаться за или против Асада? Получается, их интересует только Запад с его мнимыми богатствами. Однако никто не замечает этого очевидного факта. Наоборот, сейчас на Венгрию обрушилась лавина критики за нежелание размещать у себя и пропускать настоящих или фальшивых беженцев, хотя раньше Западная Европа на протяжении многих лет предъявляла претензии Восточной в том, что она не в состоянии обеспечить должный пограничный контроль и оставляет на произвол судьбы Шенгенскую зону.

Далее, затрагивая вопрос сирийского конфликта, СМИ представляют ситуацию так, будто из 250 000 жертв гражданской войны 90% на совести Дамаска. Это утверждение совершенно нелепо. Жертвами столкновений стало 60 000 солдат режима, и столь же печальная участь постигла не меньшее число мирных жителей, в основном — алавитов, выступающих против исламистских сил. Неужели непонятно, что если бы Асад сам пролил столько крови, его либо бы свергли, либо он давно вернул бы контроль над страной. Западные СМИ систематически замалчивают то обстоятельство, что монополия на насилие вовсе не у Асада. Массовые убийства, к сожалению, — спутники любой гражданской войны и инициируются с обеих сторон. Совершенные исламистами злодеяния замалчиваются. СМИ прощает им все, если агрессия направлена против Асада и его режима.

К примеру, псевдохимические атаки в августе 2013 года все еще приписываются СМИ Дамаску, хотя и американская военная разведка и Французский центр разведывательных исследований данным давно доказали, что это не так. Но пресса непреклонна и продолжает вести свою линию. Из-за слепоты и безответственности недобросовестных журналистов дезинформация продолжает цвести пышным цветом.

Следует также акцентировать внимание на том, что, несмотря на все проступки режима Башара Асада и на то, что мы не выступаем в качестве его адвокатов, вооруженная оппозиция сплошь и рядом состоит из варваров и фанатиков, которые в сто крат хуже его. Все более ли менее согласны с этим, когда речь идет об ИГ, но мало кто признает это насчет Джебхат ан-Нусры, сирийского ответвления Аль-Каиды, и преследует аналогичные цели. Именно Аль-Каида, как все помнят, организовала теракты 11 сентября, благодаря ей Америке объявили войну. Но сегодня именно ее поддерживают в Сирии саудовские, катарские и турецкие союзники Вашингтона.

Мы, поддавшись влиянию наших американских и арабских «друзей», тоже бросили все силы на демонизацию режима Асада, навешивая на него все грехи и зверства, даже те, что совершили исламисты. Но если подумать хорошенько, чем по сути президент Сирии хуже множества мелких африканских деспотов, которых мы поддерживали в прошлом и продолжаем это делать сейчас? Отдав предпочтение Аль-Каиде и Братьям-мусульманам, мы показали, насколько сильно потеряли связь с реальностью.

Важнейшее в геополитике и международных отношениях качество — реализм, которого Западная Европа, судя по всему, напрочь лишилась, сбившись с пути окончательно. Единственным ориентиром для нее служит безответственная и крайне эгоистичная политика США, пытающаяся втянуть Европу во все свои авантюры.

И лишь несколько стран проявляют пресловутый реализм. В первую очередь — Россия. Ее вмешательство в Сирии стало поворотным моментом, ознаменовало восстановление порядка на Ближнем Востоке. Более того, как бы к этому ни относились у нас, в условиях подъема терроризма при поддержке некоторых суннитских государств, Иран все больше укрепляет позиции в качестве фактора региональной стабильности. Москва и Тегеран, естественно, преследуют собственные интересы, но едва ли мы можем их упрекнуть в том, в чем сами грешны.

Именно от действий этих государств во многом зависит развитие событий в Сирии. За последние годы Асад практически не использовал подразделения армии, состоящие в основном из призывников-суннитов. В отличие от многих других они не уклонялись от службы и не дезертировали, но у них недостаточно опыта для участия в боях на линии фронта. По большей части, они размещены на оборонительных позициях вокруг Дамаска, а в наступательных операциях задействованы отряды алавитов. Фактор появления российских сил, поставок оружия, авиаподдержки и все более явное участие Ирана и Хезболлы в состоянии изменить расклад в пользу режима. На фоне этого, более уверенные в своих силах нынче подразделения могут быть использованы Дамаском в операциях по отвоеванию территорий. Первым подтверждением тому стало произошедшее в Дараа 4 октября: около тысячи исламистов сложили оружие, а некоторые источники рапортуют о бегстве боевиков ИГ в Ирак.

Разумеется, Запад не преминул тут же обрушиться с критикой на российские авиаудары в Сирии, обвинил Москву в том, что она бьет лишь по Джебхат ан-Нусре, не причиняя вреда силам ИГ. Однако не было представлено ни одного доказательства в пользу этой версии. Аргументы лживы и грубо скроены: надо ли напоминать о жертвах войны в Ираке и ударах американских беспилотников в Пакистане и Афганистане? Или об американской бомбардировке госпиталя «Врачей без границ» в Афганистане в ночь со 2 на 3 октября, в результате которой погибли 12 сотрудников организации и семь пациентов (из них трое детей), а еще 37 человек получили ранения?

Весьма занимательно наблюдать за тем, как Запад критикует Москву за удары по Джебхат ан-Нусре, то есть представительству Аль-Каиды в Сирии. Дело в том, что эта группа готовилась, вооружалась и до сих пор пользуется поддержкой американцев. И вновь двойные стандарты.

Запад, с подачи США, стремиться вновь возвести Россию в ранг некоего «мальчиша-плохиша», реконструируя в коллективном сознании образ советского врага недавнего прошлого, хотя сейчас ситуация совершенно иная. В голове не укладываются бредни некоторых «аналитиков», утверждающих, что Сирия может стать для Москвы вторым Афганистаном. Ситуации настолько различны (театр действий, союзники, расклад сил и прочее), что подобные рассуждения не выдерживают ни малейшей критики.

Не стоит заблуждаться: как бы ни закончился нынешний кризис, доверие к Западу, Европе и Франции будет надолго подорвано, а их политическое и экономическое влияние претерпит ощутимый спад. Сегодня Запада, и небеспричинно, многим представляется как угрозу для мира и стабильности во всем мире, так как его вмешательство сеет повсюду хаос.

Мы беспрестанно рассуждаем о том, как решить проблему нами же созданную. Сначала США незаконно вторглись в Ирак, надолго выбив его из колеи, а теперь борются против ИГ, в чьем формировании принимали активное участие. Точно также операции Франции в Сахеле («Сервал» и «Бархан») — следствие непродуманных действий в Ливии, стратегической ошибки. То, что ИГ утвердилось в Киренаике и Триполитании — своего рода «заслуженная» месть Каддафи, привет с того света.

Нам следует крепко задуматься о совершенных с 2007 года ошибках во внешней политике. Во что превратилась Франция? Что случилось с ее ценностями, особенным мировоззрением, независимостью и свободой слова? Остается лишь констатировать непоследовательность и слепоту нашего руководства, всегда равняющегося на интересы и позицию других государств — США, Саудовской Аравии, Катара. Нам следовало бы задуматься о том, в состоянии ли оно отстаивать наши интересы. Одержимость идеей о свержении Асада нельзя назвать настоящей политикой. Она лишь подтверждает отсутствие идей, стратегии, видения… Это трагедия! Мы сегодня играем вторичную, вспомогательную роль. Играя при этом не на той стороне.

Мы готовы к тому, что особо «политкорректные» граждане обвинят нас в том, что мы защищаем диктаторов и страны, которым Франция долгое время противостояла. Но отрицая современные реалии и произошедшие в мире перемены, а также распространяя повсюду лавину дезинформации, следуя за англосаксонским мейнстримом СМИ, мы окончательно подрываем доверие к себе на международной арене и рано или поздно жестоко поплатимся за слепое и безответственное равнение на Вашингтон и поддерживающие терроризм суннитские страны.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/27/atlantico-bespoleznye-revolyucii-i-haotichnye-vtorzheniya
Опубликовано 27 октября 2015 в 21:07
Все новости

04.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами