• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Визит Асада в Москву: Россия чертит военные и политические рубежи новой Сирии

Визит президента Сирии Башара Асада в Москву привёл к очередному замешательству на Западе и в некоторых странах Ближнего Востока. Второе за неполный месяц, после начала 30 сентября военной операции России на сирийской территории. Первый «шок и трепет» Москва навела на своих западных и ближневосточных оппонентов по Сирии стартом интенсивных ударов по силам джихадистов в арабской стране. Спустя 20 дней российская сторона озадачила контрпартнёров политическим козырем в виде неожиданного появления в Кремле Асада.

Президент Асад с 2011 года, начала конфликта в своей стране, не покидал пределы Сирии. Последний раз он был с рабочим визитом в Москве в декабре 2006 года. Из кадров официальной хроники можно понять, что Асад вёл переговоры с российским руководством в единственном лице. Рядом с ним не было ни главы МИД, ни министра обороны или других первых лиц дипломатического и силового блока Сирии. Из этого можно сделать вывод, что продлившиеся более трёх часов консультации не включали развёрнутого анализа военных вопросов сирийской повестки. Иначе из Дамаска прибыли бы генералы с картами оперативной обстановки на фронтах. Впрочем, нельзя исключать, что подобная часть работы была проведена в Москве вдали от телекамер.

Асад приехал обсудить, прежде всего, политическую проблематику конфликта, наметить с российскими партнёрами «дорожную карту», по которой Москва и Дамаск намерены продвигаться в будущем. При всём постигшем Запад ажиотаже в связи с внезапным появлением Асада в российской столице, некоторые тамошние аналитики резонно подметили, что из-за одних слов благодарности в личной беседе с Владимиром Путиным президенту САР не было смысла отлучаться из страны. Нужна была серьёзная причина покинуть живущую вот уже 4 года на военном положении Сирию.

Для уяснения цели прибытия Асада в Москву необходимо рассмотреть вопрос в динамике, которая предшествовала визиту и последовала сразу после его возвращения в Дамаск. На столе переговоров вокруг Сирии появился новый план. Пока нет определённости в том, является ли это именно новаторским пакетом предложений, или несколько усовершенствованным вариантом уже наработанной базы принципов урегулирования на основе известных процессов «Женева-1» и «Женева-2». Большая часть экспертов склоняется к тому, что перед нами разворачивается процесс «Женева-3», имеющий качественные отличия от двух своих предшественников.

Военная операция России в Сирии заставила политический алгоритм сирийского урегулирования значительно видоизмениться. До 30 сентября по отношению к Асаду в западных и ближневосточных кругах преобладали настроения по принципу «вот-вот». Дескать, дни режима в Дамаске сочтены и при всей поступающей из России и Ирана помощи ему не удастся выстоять. С конца сентября в Сирии и вокруг неё создалась совершенно новая ситуация. Появились настроения в логике «можно и с ним». Воздушная операция одного из постоянных членов Совета Безопасности ООН, второй в мире ядерной и военной державы, не могла не внести качественные коррективы в общую расстановку сил и интересов. 30 сентября Москва дала всем понять, что видит своим главным партнёром в Сирии Асада и стоящие за ним силы. 20 октября то же самое было продемонстрировано уже в политической плоскости вопроса. Между тем, «главный» не означает «единственный». Позиция России о необходимости инклюзивного, максимально широкого вовлечения всех внутрисирийских сил в переговоры была подтверждена, когда в Кремле принимали Асада. Тому свидетельство и серия уже проведённых, а также планируемых встреч российских дипломатов с представителями конструктивной сирийской оппозиции. Но ведущий партнёр в Сирии необходим России при любом дальнейшем раскладе, поскольку именно с его приглашения развёрнута легитимная военная операция в ближневосточном регионе.

Тем не менее, решить конфликт в Сирии исключительно военным инструментарием представляется крайне затруднительным. Слишком мозаична палитра противостояния в этой стране внутренних и пришедших извне группировок, недопустимо высок уровень вовлечённости дестабилизирующих внешних акторов. Ударами авиагруппы Воздушно-космических войск РФ решается вопрос отведения от Асада и его власти в Дамаске непосредственной угрозы, установления чётких рубежей, где правительственные войска могут удерживать ситуацию под полным контролем. Наступательные наземные операции сирийской армии при поддержке с воздуха важны в тактическом плане, но они не решают стратегической задачи снятия в Сирии сгустка внутренней конфронтации. Этим должны заняться дипломаты, для которых, в свою очередь, военные создают благоприятные предпосылки для ведения переговоров. В этом контексте показательны слова президента России во время его встречи с сирийским коллегой. На основе позитивной динамики в ходе боевых действий мы исходим из того, что долгосрочное урегулирование в конечном итоге может быть достигнуто запуском политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп Сирии, подчеркнул Путин.

Как уже отмечалось, западные лидеры уже не требуют немедленного ухода Асада. Госсекретарь США Джон Керри заявил недавно, что форсированное смещение Асада «повлечёт направленный внутрь взрыв» в сирийском обществе и ухудшит положение дел. При этом шеф Госдепартамента отметил, что президент Сирии должен оставить свой пост в перспективе «планомерного переходного периода».

Нового плана по Сирии, инициатором которого считаются США, не было бы, если после 30 сентября в ближневосточном регионе не сложилась качественно иная конфигурация сил. Теперь об Асаде продолжают говорить, как об «обречённой» на уход политической фигуре. Но он получил самое важное — время. Вашингтон сперва подал идею полутора лет правления Асада в стране, после чего он должен передать власть другому лидеру. Затем этот временной отрезок был ограничен шестью месяцами, не в последнюю очередь из-за нервной реакции, последовавшей из Турции и арабских монархий Персидского залива. В любом случае, Асад остаётся у власти ещё какое-то время, которое предполагается посвятить запуску так называемого переходного периода в Сирии.

Если раньше вопрос смещения Асада постулировался отправной точкой данного периода, то ныне он находится ближе к его окончанию. Москва уже добилась этого, и теперь вправе рассчитывать на внесение чётких политических ориентиров на будущее.

Военная операция не может иметь затяжной характер. Оптимальный срок её ведения — до шести месяцев. Если на сухопутных театрах военных действий удастся кардинально переломить ситуацию, во что, признаемся, верится с трудом, то указанный срок может быть пересмотрен в сторону своего увеличения. Очевидно, от Асада в Кремле хотели услышать чёткие сигналы как о военной, так и политической составляющей планов Дамаска. Сирийская армия должна продемонстрировать способность к расширению зоны территориального контроля, ибо военная кампания однозначно решается на земле. В противном случае, необходимо закрепиться на ныне удерживаемых рубежах, от которых будет вестись отсчёт границ новой Сирии.

Россия добивается определённости в сирийском конфликте не только от Асада. Диалог с ним не изолирует Москву от контактов со всем спектром заинтересованных внешних сил, как бы этого не хотелось многим на Западе. После переговоров с Асадом, российский лидер провёл телефонные беседы с королями Саудовской Аравии и Иордании, президентами Турции и Египта. 23 октября в Вене должна состояться встреча представителей России, США, Саудовской Аравии и Турции, где будет обсуждаться запущенный в оборот американский план.

Москва выступает за политическое урегулирование ситуации в Сирии на базе норм международного права и с тем пониманием, что по прихоти отдельных внешних сил нельзя отказывать законно избранным правительствам в праве защищать себя и стоящие за ними народы. Сейчас идёт подготовительная работа к международной мирной конференции «Женева-3». Изначально предполагалось, что ещё в сентябре эксперты начнут подготовку к ней в рамках четырёх групп: по безопасности и борьбе с терроризмом, политическим и конституционным реформам, гуманитарной ситуации и процессу восстановления экономики. Дамаск уже выразил готовность участвовать в конференции и даже назначил своих представителей во все рабочие группы. Однако отдельные группы оппозиции намерены инициативу бойкотировать. Сидеть за одним переговорным столом с представителями сирийских властей для них, видишь ли, зазорно. Может тогда американцам, туркам и саудовцам следует перенаправить свою энергию с критики России на увещевание «умеренной» сирийской оппозиции к диалогу? Свою часть работы Москва делает фактически на отлично. Мяч на поле западных и ближневосточных спонсоров антиасадовских сил Сирии.

Переговоры предстоят крайне тяжёлые. Между тем, на их столе появились определённые ориентиры. Один из них — Асад после 30 сентября не должен быть изолирован от участия в переговорном процессе и реализации любого плана на переходный период. Кто примет эту реальность, займёт место конструктивного игрока в сирийском урегулировании. «Отказникам» же уготовано бесславное существование на иждивении Турции, Саудовской Аравии, Катара, если, конечно, их до того не уничтожат ударом с воздуха российские самолёты.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/22/vizit-asada-v-moskvu-rossiya-chertit-voennye-i-politicheskie-rubezhi-novoy-sirii
Опубликовано 22 октября 2015 в 14:26
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами