• USD 63.38 +0.15
  • EUR 68.23 +0.16
  • BRENT 53.04

Долгосрочная стратегия России на Ближнем Востоке и интересы Турции: анализ конференции РСМД и МИД Турции

15 октября 2015 года Российский совет по международным делам (РСМД) — влиятельная организация по внешнеполитической экспертизе совместно с Центром стратегических исследований Министерства иностранных дел Турции (SАМ) провели в Москве в помещении гостиницы «Балчуг Кемпински» международную конференцию на тему «Россия и Турция: укрепление многопланового партнерства». Конференция была приурочена к 95-ой годовщине установления дипломатических отношений республики Турции и Советской России. Официально заявленной целью конференции являлось предметное обсуждение политической, экономической и гуманитарной базы двусторонних отношений, определение путей их дальнейшего развития и подготовка конкретных практических предложений для лиц, принимающих решения, двух стран.

Конференция готовилась давно, но содержательно ее актуализировало идущее последние недели ухудшение отношений между РФ и Турцией в связи с открытым российским военным вмешательством в гражданскую войну в Сирии на стороне правительства президента Башара Асада. Текущее состояние дел оценивается турецкой стороной, как «охлаждение российско-турецких отношений», имеющее тенденцию. Конференция в Москве прошла спустя несколько дней после террористического акта 10 октября 2015 года в Анкаре, который стал крупнейшим по числу жертв в истории современной Турции.

Партнером РСМД по организации конференции выступил Центр стратегических исследований Министерства иностранных дел Турции — это аналитический центр, созданный в 1995 году для выработки научных рекомендаций по внешнеполитической тематике государственным органам Турции. Участниками конференции выступили руководители профильных министерств и ведомств, дипломаты, представители крупного бизнеса, ведущие эксперты двух стран.

Об уровне конференции можно судить по персональному составу ее участников. С турецкой стороны в конференции приняли участие: заместитель министра иностранных дел Турции Али Кемаль Айдын, действующий чрезвычайный и полномочный посол Турции в РФ Умит Ярдым, бывший чрезвычайный и полномочный посол Турции в России (2008—2010) и первый генеральный секретарь Совета сотрудничества тюркоязычных государств Халиль Акынджи, директор департамента внешнеполитического планирования МИД Турции Алтай Дженгизер, председатель Центра стратегических исследований Министерства иностранных дел Турции Али Ресул Усуль, бывший заместитель министра иностранных дел Турции (1991—1995) и президент Организации международных стратегических исследований Оздем Санберк, председатель Ассоциации атомной энергетики Турции Зафер Альпер, заместитель председателя Института имени Юнуса Эмре Шабан Чобаноглу и др.

С российской: экс-министр иностранных дел РФ и председатель РСМД Игорь Иванов, заместитель министра иностранных дел РФ Алексей Мешков, генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества Дмитрий Мезенцев, заместитель министра иностранных дел РФ и специальный представитель Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов, генеральный директор РСМД Андрей Кортунов, председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального собрания РФ Константин Косачев, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ и координатор Депутатской группы по связям с парламентом Турции Ильдар Гильмутдинов, заместитель руководителя Россотрудничества Александр Радьков, заместитель министра энергетики РФ и председатель Российской части Российско-Турецкой Рабочей группы по энергетике Анатолий Яновский, первый заместитель генерального директора ГК «Росатом» Кирилл Комаров, чрезвычайный и полномочный посол РФ Александр Дзасохов, научный руководитель Института востоковедения РАН Виталий Наумкин и др.

Заметим, что высокий уровень участия в конференции государственных служащих и дипломатов не способствовал остроте мероприятия и откровенности выступлений. Все было дипломатически обтекаемо. Поэтому с турецкой стороны «откровения» были доверены самому молодому участнику конференции доценту Университета Албант Иззет Байсал Яшару Сары. С российской стороны острота была заявлена лишь востоковедом Наумкиным, но откровений в его выступлении никто не дождался.

По общей оценке российской стороны, у России и Турции по ряду проблем, в том числе по очень и очень сложным вопросам, есть различия в подходах. На конференции российские участники сделали вывод, что отношения России и Турции вышли на уровень многопланового партнерства, а в сфере энергетики приобретают стратегический характер. Поэтому на конференции более, чем достаточно внимания было уделено экономическому сотрудничеству России и Турции. Одно пленарное заседание было целиком посвящено энергетическому сотрудничеству в контексте российско-турецких экономических отношений.

На конференции прозвучал перечень достижений во внешнеэкономической деятельности двух стран. Турция является вторым после Германии партером по внешнеэкономическим связям Российской Федерации. Турецкие компании работают в России с 1998 года и их число достигло примерно тысячи фирм. 35−40 тыс. турецких граждан постоянно работают в них, проживая в России. Турецкие инвестиции в России составили сумму в $ 10 млрд. От простой торговли турецкий бизнес переходит к созданию совместных предприятий в нашей стране. Контракты турецких строительных фирм в постперестроечные годы достигли в общей сложности величины в $ 50 млрд. Россию и Турцию связывают 16 ежедневных авиарейсов. В 2014 году 4 млн 380 тыс российских туристов оставили в Турции $ 4 млрд за услуги в сфере туризма.

Что касается энергетики, то российский проект АЭС Аккую является новаторским для Турции. Первая турецкая атомная станция определит на столетие энергетическое сотрудничество Турции с Россией. Кроме того, Россия обеспечивает 60% потребностей Турции в природном газе. В энергетическом балансе Турции российские энергетические поставки покрывают примерно треть потребностей этой страны.

Общий товарооборот России и Турции составил $ 30−32 млрд, и президентами двух стран поставлена амбициозная задача утроить его до $ 100 млрд в ближайшие пять лет. Однако с обеих сторон на конференции прозвучало пожелание диверсифицировать его в части российского экспорта в Турцию. Вместе с тем, было признано, что это достаточно трудная задача, что ставит под сомнение рубеж в $ 100 млрд. Тем не менее, Турция крайне заинтересована всеми возможными способами сбалансировать двустороннюю торговлю. Турки предлагают увеличить экспорт своего продовольствия в Россию.

За минувший год в двухсторонних отношениях затронута важнейшая сторона сотрудничества Турции с Россией — энергетика. В Анкаре осознают, что альтернативы российскому газу пока нет, а диверсификация поставок, если и случится, то произойдет даже не в ближайшем будущем. Поэтому заявления руководства Турции в отношении прекращения или ослабления энергетического сотрудничества нельзя воспринимать буквально. Однако Турция по-прежнему будет работать в направлении энергетического трафика из Азербайджана, Закаспия, Ирана и стран Персидского залива.

В отношение проволочек с проектом «Турецкий поток» участник конференции профессор университета Йылдырым Баязид Эрдал Танас Карагел указал на то, что российская и турецкая стороны разошлись в видении энергетического будущего Турции. Это главная причина пробуксовки. Анакара настаивает на роли энергетического хаба в регионе. Москва, в свою очередь, видит в Турции простого энергетического транзитера. Кроме того, турки в качестве части сделки по «Турецкому потоку» добивались скидки на газ, который сейчас поступает в Турцию по газопроводу «Голубой поток». «Газпром» подобной скидки Турции не дал. Тем не менее, на конференции проф. Карагел заверил, что Турция — это не Украина, и нынешняя политическая турбулентность не коснется долгосрочных энергетических проектов, в которых заинтересована турецкая сторона. Но в Анкаре начинают ясно понимать и вслух говорить, что намечается новая линия отношений с Москвой, не привязанная исключительно к экономическим отношениям и энергетике.

Что касается политической части двусторонних отношений, то турецкие участники конференции признали негативный характер реакции Турции в отношение последних действий России в регионе Ближнего Востока. Недовольство Турции вызывает:

— активное военное присутствие России в Сирии;

— российские планы по дальнейшему укреплению постоянного присутствия России в регионе.

Именно в этих аспектах речь идет о защите Турцией ее национальных интересов. В Анкаре рассматривают действия России в Сирии, как шаг к еще большей эскалации конфликта на Ближнем Востоке, на граничащих с Турцией территориях. В последние недели турецкое руководство перешло на позиции негативной риторики в адрес России, открыто демонстрируя свое недовольство ее внешней политикой. Турки указывают на серьезный миграционный кризис у себя в стране в связи с наплывом двух миллионов беженцев из Сирии и Ирака.

Турция помнит свою прошлую роль в эпоху османов, когда она претендовала на роль лидера мусульманского мира, а турецкий султан имел титул халифа. Подобные воспоминания преломились в новую внешнюю политику президента Реджепа Тайипа Эрдогана. События в Ираке и Сирии, появление фактора «Исламского государства», рост государственных амбиций курдов, соглашение США и их союзников с Ираном, а вот теперь еще и российское военное вмешательство России — все это, по мнению Анкары, если не изолирует Турцию, то ставит ее особняком перед растущими внешнеполитическими проблемами. Тем временем Москва своими действиями в Сирии устанавливает приоритетное партнерство с Тегераном тогда, как Иран на протяжении нескольких веков был традиционным соперником Турции в регионе.

Вторжение из Сирии российских боевых самолетов в воздушное пространство Турции вызвало всплеск антироссийской риторики внутри турецкого общества и в политической элите страны. Планы Турции по созданию бесполётной зоны на севере Сирии были сорваны. Пуски российских крылатых ракет из акватории Каспийского моря, территориально расположенного вне района конфликта, были восприняты в Турции, в качестве демонстрации силы.

Прокурдская позиция Москвы в отношение изображения российскими СМИ участия курдов в борьбе с ИГИЛ вызывает раздражение в Анкаре. На конференции было заявлено, что в Турции не видят различий между Рабочей партией Курдистана и организациями курдов в Сирии. Все они в турецком понимании — «террористы».

Турецкие участники конференции в Москве напомнили, что турецкая сторона весьма чувствительна к трактовке некоторых исторических проблем прошлого. Особенно это касается проблемы Геноцида армян в Османской империи во время Первой мировой войны.

В целом, можно констатировать: в украинском конфликте Турция по отношению к России заняла ту самую позицию, которую Москва ожидала от Германии. Турки неоднократно указывали, что они понимают чувствительность России в украинском вопросе. В отношении Крыма они не признают его присоединения к России по условиям Хельсинского соглашения. Позиция по Крыму, по словам одного турецкого участника конференции в Москве, имеет ряд чувствительных моментов в отношение проблемы крымских татар, но не более. Все эти проблемы с Украиной и Крымом, по мнению турок, когда-нибудь в будущем будут решены Украиной и Россией на двусторонней основе, а пока взаимовыгодное экономическое сотрудничество Турции с Россией будет продолжено. В итоге, Турция оказалась единственной страной среди участников блока НАТО, которая не присоединилась к политике санкций против России из-за украинского кризиса. Турецкие участники конференции очень настойчиво и неоднократно повторяли, что есть некие «внешние силы», которые стремятся нарушить диалог и разрушить партнерские отношения России и Турции.

А пока региональные конфликты развели Россию и Турцию на разные позиции. Активные предупреждения Анкары в адрес России не нашли понимания и отклика в Москве. Это было констатировано на конференции турецкой стороной.

Сделаем вывод: в последние недели после начала военных операций России в Сирии речь пошла о геополитике и турецких национальных интересах. В Турции полагают, что стабильного мира в Сирии военными операциями достичь невозможно. Для Турции неприемлемо российское военное присутствие в виде постоянных баз в Восточном Средиземноморье неподалеку от границ Турции, конкретно в Сирии. И это при том условии, что с традиционным российским военным размещением в Крыму, на Кавказском побережье Черного моря, в Армении — т. е. в традиционной зоне СССР турки вполне согласны. Но здесь турецкие участники конференции напомнили, что Кавказ, как Северный, так и Южный являются единым регионом с едиными проблемами и общей системой безопасности. Россиянам указали на замороженные конфликты на Кавказе, самым чувствительным из которых для Турции является Карабахский конфликт. На конференции турки прямо говорили об «оккупации» Карабаха Арменией и о невозможности решить проблему замороженных конфликтов «Большого Кавказа» без прямого участия России.

На конференции в Москве турецкие участники мягко высказали претензии к российской стороне за торможение в прошлом сотрудничества по линии организации Черноморского экономического сотрудничества. Александр Дзасохов на конференции предложил оживить сотрудничество по этой линии. Но этот симулякр вряд ли удовлетворит турок.

Халиль Акынджи напомнил, что Турция соблюдает режим проливов, следуя Конвенции Монтре 1936 года. Акынджи на конференции спрашивал российских участников: «Каковы долгосрочные стратегические цели России в регионе Ближнего Востока? Смогут ли нам объяснить?». Но ответа на конференции на этот вопрос он не получил, кроме бесконечных отсылок к проблеме ИГИЛ. Похоже, что российская сторона на конференции не знала ответа на этот прямой вопрос.

Здесь следует понимать, что постоянное российское военное присутствие в Восточном Средиземноморье потенциально создает угрозу Черноморским проливам и восточным областям Турции, населенным курдами. Исторический опыт свидетельствует, что проливы — это твердый орешек. Взять их атакой с одного направления невозможно. Овладеть проливами возможно только при одновременной атаке с разных направлений. Российское военное присутствие в Восточном Средиземноморье — это потенциальная угроза для Турции. Российские военные базы позволяют угрожать, как морским, так и жизненно важным коммуникациям Турции, включая линии доставки энергоносителей из Азербайджана, Закаспия, Ливии и стран Персидского залива. Поэтому, пока Москва не даст определенный ответ Анкаре на вопрос о своей долгосрочной стратегии на Ближнем Востоке, двусторонние росийско-турецкие политические отношения будут лишь ухудшаться. Прошедшая в Москве конференция «Россия и Турция: укрепление многопланового партнерства» определенно свидетельствует об означенной перспективе.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/16/dolgosrochnaya-strategiya-rossii-na-blizhnem-vostoke-i-interesy-turcii-itogi-konferencii-rsmd-i-mid-turcii
Опубликовано 16 октября 2015 в 17:10
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами