• USD 63.77 -0.11
  • EUR 67.83 -0.32
  • BRENT 55.01 +1.00%

Гай Борисов: Азербайджан в невыгодной позиции пытается торговаться с Россией

Президент Азербайджана Ильхам Алиев.

После того, как Европарламент принял на днях весьма жесткую резолюцию в отношении Азербайджана, где, по мнению депутатов ЕП, имеют место массовые и перманетные нарушения прав человека, практикуются немотивированные аресты оппозиционеров, происходит уничтожение гражданского общества, подавляется свобода печати и т. п., отношения Баку с Брюсселем на текущем этапе ощутимо ухудшились.

В ответ на угрозу применить против Азербайджана в целом и отдельных представителей его властных кругов санкции, президент Ильхам Алиев заявил, что его страна приостанавливает деятельность в Парламентской ассамблее «Евронест» из-за «грязной кампании», проводимой против Баку. Таким образом, можно говорить о провале европейской программы «Восточного партнерства» по крайней мере, на закавказском направлении.

Бакинские СМИ в этом контексте с удовлетворением цитируют постпреда РФ при ОБСЕ Александра Лукашевича, по словам которого российская делегация намерена поднять на заседании Постоянного совета Организации вопрос о методологии работы Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). В свете того, что ранее ОБСЕ заявила, что не будет наблюдать за парламентскими выборами в Азербайджане 1 ноября, бакинские СМИ трактуют этот факт как стремление Москвы «заступиться» за Баку. Одновременно на Апшероне (и не только) констатируется, что Россия заметно активизировала свое участие в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Об этом, в частности, шла речь во время недавней встречи глав МИД Азербайджана и Турции Эльмара Мамедъярова и Феридуна Синирлиоглу. Также аналитики «теневого ЦРУ» — исследовательского центра Stratfor утверждают, что в последнее время «появляется все больше признаков того, что Россия и Азербайджан могут сотрудничать, чтобы подорвать статус-кво между Арменией и Азербайджаном, что связано с тем, что Россия собирается направить туда миротворцев и попытаться установить долгосрочный контроль над регионом». В Баку это «воспринимают с оптимизмом и надеждой», ожидая, согласно прогнозам американских аналитиков, что «в затяжном, замороженном нагорно-карабахском конфликте в ближайшие месяцы может произойти значительный поворот».

Здесь следует учитывать, что Stratfor притягивает ситуацию за уши, стремясь вбить клин в армяно-российские отношения.

Тем не менее, на этом фоне в Баку крепнет убеждение, что в вопросе карабахского урегулирования для Азербайджана складывается положительная конъюнктура. При этом бакинские эксперты открыто и недвусмысленно называют конкретную цену, «уплатив» которую Россия может рассчитывать на благосклонность азербайджанской стороны в вопросе стратегического сближения. Можно выделить три основных условия реализации подобных планов.

Во-первых, это возвращение в Азербайджан российской РЛС — вместо закрытой в 2013 году станции в Габале. Тогда, напомним, Баку фактически принудил Россию отказаться от этого военного объекта, потребовав увеличения арендной платы с $ 7 млн до 300 млн в год. Москва должна быть сильно заинтересована в размещении нового радара, поскольку ценность развединформации в свете нынешней ситуации на Ближнем Востоке сильно возрастает.

Во-вторых, считают в Баку, в условиях противостояния России с Западом именно Азербайджан (наряду с Ираном) может стать «мостом» для поставок российской военной техники в Сирию для поддержки президента Башара Асада.

Наконец, — и это, пожалуй, самое главное, — в свете нарастающего конфликта с ЕС и США Баку может «отказаться от своей традиционной политики балансирования между мировыми центрами силы и сделать выбор в пользу того партнера, который его поддержит». Отказ от политики балансирования приведет Азербайджан в состав Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

В ответ на всё это Москва должна содействовать азербайджанской стороне в разрешении карабахского кризиса или, «как минимум» — в возвращении Азербайджану части занятых армянскими силами районов вокруг собственно непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Для этого Россия, оказав давление на Ереван, должна заставить армянские силы покинуть районы вокруг Нагорного Карабаха, «после чего в регионе будут размещены российские миротворцы, а вопрос окончательного статуса региона будет отложен на неопределенное время». Также, полагают в Баку, российская сторона может закрыть глаза на достижение азербайджаном тактического превосходства в результате ширящихся боестолкновений с применением тяжелых вооружений. Это «будет способствовать большей сговорчивости Армении на переговорах».

Спорить с тем, что Россия активизировала свою деятельность в процессе карабахского миротворчества, не приходится. Но дело в том, что это происходит на фоне общей активизации Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху — единственной, как не раз подчеркивалось, дипломатической площадке, где, невзирая на все нынешние разногласия, сопредседатели группы, — РФ, США и Франция — придерживаются в целом общих подходов.

Вообще, подобный взгляд азербайджанской стороны на разрешение застарелого конфликта и возможное сближение с Москвой в рамках ЕАЭС выглядит, мягко говоря, очень прямолинейным. Совершенно непонятно, почему Россия должна приобретать нового союзника в лице Азербайджана ценой отказа от своего традиционного союзника — Армении. Тем более, что «товар», предлагаемый азербайджанской стороной для «торга» с Россией, при ближайшем рассмотрении выглядит не столь уж ценным. Так, если РФ необходим новый радар в Закавказье в дополнение к функционирующей на Северном Кавказе Армавирской РЛС, то куда логичнее было бы установить его на армянском высокогорье, тем самым расширив технические возможности объекта. Соответствующее предложение Ереваном было озвучено на официальном уровне. Тем более, что в Азербайджане у России нет никакой военной инфраструктуры, а в Армении — есть, и, отметим, это не только 102-я база и пограничники, но и ряд иных структур. Их работа не носит открытого характера.

То же самое можно сказать и относительно воздушного транзита в Сирию — ведь именно в Армении российская сторона имеет военно-воздушную базу и свободно пользуется всей армянской аэродромной инфраструктурой.

В свете этого уместно напомнить недавнее высказывание еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана, который, говоря о персмотре концепции соседства и переговоров по расширению в новых обстоятельствах, отметил, что, по сути, именно Азербайджан нуждается в России. И это, сказал еврочиновник, «нормально». Именно поэтому отнюдь не Москва должна искать благосклонности Баку, а как раз наоборот — на Апшероне должны подумать о том, что они могут сделать для сближения с Россией, укрепления интеграционных связей, особенно на фоне тяжелой конъюнктуры на мировом рынке энергоносителей. И совершенно очевидно, что торг в данном случае явно неуместен.

Наконец, непонятно, что именно стало причиной возникновения в Баку лучезарных надежд и оптимизма, связанных с карабахским урегулированием? Возможность возвращения ряда районов вокруг непризнанной НКР? Но за весь период с 1994 г., когда сторонами было заключено под патронажем России соглашение о перемирии, Армения ни разу официально не заявляла претензий на эти районы. Они всегда рассматривались армянской стороной как основной козырь в дискуссии о разрешении самого главного вопроса — статуса края. По сути дела, то, о чем ныне «с оптимизмом и надеждой» говорят в Баку — это не более чем пересказ давно и хорошо известных «Мадридских принципов», которые в качестве основы для примирения выработаны сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Именно в этом документе говорится и о возвращении ряда районов, и о возможном введении миротворцев, и о замораживании нынешнего статуса НКР с последующим проведением юридически обязывающего референдума по этому вопросу. Взамен должны быть открыты границы в регионе, возобновиться транспортное сообщение и экономическое сотрудничество.

Разумеется, возможно это лишь в условиях тесного сближения Азербайджана с ЕАЭС, членом которого является Армения и — по факту — Нагорный Карабах. Известно также, что армянская сторона пусть и с оговорками, но неоднократно заявляла о своей готовности сделать Мадридские принципы основой для начала процесса достижения всеобъемлющего мира. Напротив, Азербайджан категорически этому противился, что, заметим, не раз становилось причиной мягких, облеченных в дипломатическую форму нареканий со стороны сопредседателей МГ ОБСЕ. И если сегодня — как начинают понимать в Баку — значение Азербайджана для США и Евросоюза падает, а для России возрастает, то происходит это отнюдь не в силу проводимой Ильхамом Алиевым внешней политики. Поэтому нынешние устремления азербайджанский стороны представить вынужденную (на фоне испорченных отношений с Западом и падения цен на энергоносители) готовность принять предложения посредников в качестве какой-то «большой уступки» России и требовать за это ответных преференций и уступок со стороны Москвы, по меньшей мере, комичны.

Гай Борисов, политический обозреватель EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/17/gay-borisov-azerbaydzhan-v-nevygodnoy-pozicii-pytaetsya-torgovatsya-s-rossiey
Опубликовано 17 сентября 2015 в 21:06
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами