• USD 63.38 +0.15
  • EUR 68.23 +0.16
  • BRENT 53.04

Реформа Конституции и вызовы безопасности Армении

Фото: panorama. am

Активное обсуждение проекта новой Конституции продолжает оставаться в Армении хитом внутриполитической жизни. Оппозиция и независимые эксперты настаивают, что представленный проект имеет существенные недостатки, недостаточно проработан и в целом служит механизмом для перманентного воспроизводства действующей власти.

Сторонники власти, в свою очередь, продолжают твердить, что переход от президентской к парламентской республике (в этом — суть предлагаемых изменений) давно назрел. Оппозицию пытаются «успокоить» заверениями в том, что, якобы, её роль в жизни страны «беспрецедентно» возрастет, да и вообще — все проблемы найдут свое решение, ибо «в основе будет гражданин и его интересы», пишет ИАЦ VERELQ.

Именно подобный «аргумент» привел в ходе парламентских обсуждений член специализированной комиссии по конституционным реформам Вардан Погосян, не объяснив при этом, чем президентская форма правления мешает реализации интересов отдельного гражданина и общества в целом. Новая Конституция будет «более жизнеспособной» нежели две предыдущие, потому что «реформированный Основной закон обеспечит решение всех проблем, которые сегодня существуют в стране», «аргументирует» Погосян. Создается впечатление, что речь идет не о важнейшем политическом документе, а о лекарстве-панацее от всех болезней. Аргументация других ведущих представителей власти также не идет дальше общих слов и громких эмоциональных восклицаний, отмечает издание.

Так, например, вице-спикер Эдуард Шармазанов сказал, что освобождение Нагорного Карабаха (это, напомним, имело место в результате войны 1992−1994 гг.) «произошло в период, когда там действовала парламентская система правления». Как форма правления соотносится с боевыми действиям в ходе карабахской войны, осталось непонятным. Однако своей репликой вице-спикер Шармазанов невольно сфокусировал внимание на одной из главных проблем, которая связана с процессом конституционных изменений — проблеме безопасности как собственно Армении, так и самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики.

Очередное масштабное обострение на линии соприкосновения сторон в карабахском регионе и на линии армяно-азербайджанской границы вновь актуализировало этот вопрос. В течение последних дней десятки населенных пунктов в Карабахе и в армяно-азербайджанском приграничье подверглись массированным обстрелам, в том числе — и из крупнокалиберных артиллерийско-минометных систем. Обе стороны сообщают о жертвах как среди военнослужащих, так и мирного населения. Совпавшие с этими событиями крупные командно-штабные учения в Армении не только продемонстрировали готовность страны к самому негативному варианту развития событий, но и показали, насколько в подобной обстановке важен принцип единоначалия. Ведь в рамках маневров не кто иной, как президент Серж Саргсян провел «учебные» заседания Совета национальной безопасности, правительства страны и инициировал аналогичное заседание парламента. Между тем, в проекте новой Конституции вопросы, связанные с организацией обороны, выглядят, мягко говоря, не до конца продуманными. Так, в документе сказано, что в мирное время Верховным главнокомандующим будет уже не президент, а министр обороны. В военное время данная функция перейдет к председателю правительства. И вот тут возникают серьезные вопросы.

Согласно документу, основой властной пирамиды должно стать парламентское большинство, которое будет назначать членов правительства и премьер-министра. Для того, чтобы это большинство было «стабильно», предусмотрен второй тур голосования, в котором должны участвовать лишь две партии, набравшие наибольшее число голосов в первом туре. Однако такая сомнительная и удостоившаяся резкой критики новация на деле мало что гарантирует. В истории новой Армении уже было два случая, когда абсолютно «стабильное и прочное» большинство в парламенте исчезало буквально в течение нескольких часов. Первый раз это случилось после отставки в начале 1998 года первого президента республики Левона Тер-Петросяна. Он оставил свой пост вечером 3 февраля, а уже утром следующего дня стало очевидно, что большинство депутатов от правящей пропрезидентской фракции Армянского общенационального движения чудесным образом оказались в дотоле ничем не примечательной и малочисленной фракции Республиканской партии.

Её патронировал один из инициаторов отставки президента — тогдашний министр обороны Вазген Саркисян. Аналогичная ситуация сложилась и осенью 1999 года, после террористического акта в Национальном собрании, когда погибли спикер парламента, лидер Народной партии Армении харизматичный Карен Демирчян и глава Республиканской партии, уже ставший премьер-министром Вазген Саркисян. Правящий блок республиканцев и народников мгновенно «испарился». И с того времени Республиканская партия составляет в парламенте бессменное большинство.

Как говорят критики власти, проект новой Конституции должен сделать эту ситуацию вечной. Утверждается также, что в результате изменений Основного закона на место персональной ответственности придет коллективная безответственность, когда формально исчезнет жесткая властная иерархия. А Серж Саргсян, как считает одно из местных изданий, оставаясь лидером правящей партии, будет «править из-за кулис», при необходимости лишь «поправляя самоуправляющийся механизм».

Однако возможно ли «из-за кулис» управлять сложным, громоздким и инерционным армейским механизмом, особенно, в военное время, когда требуются мгновенные, жесткие, совершенно конкретные решения и недвусмысленные приказы? Вопрос, разумеется, риторический. Напомним, что именно для укрепления принципа единоначалия в армии в начале Великой Отечественной войны Иосиф Сталин был вынужден принести в жертву одну из «священных коров» коммунистического режима — институт военных комиссаров. Летняя катастрофа 1941 года очень наглядно показала, что распыление ответственности в командирском корпусе — смерти подобно.

Неясно также, кто будет руководить Советом национальной безопасности республики при президенте, если президент становится фигурой сугубо номинальной. Непонятно, как может исполнять свои функции Верховного главнокомандующего, да еще в военное время, премьер-министр, который по определению — руководитель хозяйственного плана, но отнюдь не стратег. Остается предположить, что он будет нести свою миссию формально, а реальные приказы станет отдавать министр обороны, то есть о единоначалии придется забыть. Наконец, какие существуют гарантии того, что в острый, судьбоносный для страны момент в парламенте не возникнут коллизии, способные подорвать позиции правящего большинства? Таких гарантий, конечно, нет.

Министр обороны Сейран Оганян, который недавно заявил, что угроз безопасности в проекте конституции не видит, дальше этой декларации не пошел. Между тем, военное обострение последнего времени генерал-лейтенант в отставке, бывший замначальника штаба сухопутных войск СССР и один из создателей армии независимой Армении Норат Тер-Григорянц без экивоков назвал «войной». И при этом несколько раз апеллировал к авторитету главы государства, который, как единоличный лидер, должен, в частности, самым активным и тесным образом заняться решением возникших вопросов. «Какие еще могут быть дела, конституционные реформы, когда враг бьет по суверенной стране?!», — в сердцах воскликнул заслуженный генерал, и его можно понять.

Отметим, что все сказанное относится не только к военной сфере, но и к области национальной безопасности в целом. В частности, трудно понять, что может произойти в обстановке «коллективной безответственности» в случае возникновения массовых народных волнений. А то, что такие акции могут быть весьма многочисленными, показали недавние события, связанные с протестами против планируемого подорожания тарифов на электроэнергию. Депутаты вряд ли будут в восторге от необходимости принимать в таких ситуациях жесткие, непопулярные решения, ибо должны думать о симпатиях своего электората.

На днях президент Серж Саргсян принимал делегацию депутатов-социалистов французского парламента, и в числе прочих тем обсудил с посланцами Парижа проблематику, связанную с конституционными новациями в Армении. Как заявил глава делегации Брюно ле Ру, «если государство решается пойти на совершенствование системы управления, то это свидетельствует о политической зрелости данного государства». Вопрос о том, насколько Армения политически созрела для такого шага, не обсуждался.

Другое дело, что Армения, а точнее — её руководство, уже «созрело» до понимания неизбежности неких уступок в вопросе карабахского урегулирования. И распыление персональной ответственности необходимо именно для того, чтобы уступки состоялись, а конкретных ответственных за них как бы и не существовало в природе. Только в этом случае происходящие внутриполитические процессы могут быть хоть как-то объяснены с точки зрения логики.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/07/reforma-konstitucii-i-vyzovy-bezopasnosti-armenii
Опубликовано 7 сентября 2015 в 19:13
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами