• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.49 +1.01%

По следам варваров и османов: «великая миграция» приближает «закат Европы»

Иллюстрация: rrnews.ru

В последние дни поток нелегальных мигрантов движется из Венгрии, через Австрию в южную Германию. Начало кризисному «маршу» было положено в начале августа 2015 года в Македонии. В минувшие выходные первая группа из числа тех, кто взбудоражил на прошлой неделе Венгрию, а за ней и всю Европу, прибыла в Мюнхен. На железнодорожном вокзале жители города встретили беженцев аплодисментами. Немцы раздавали мигрантам еду и сладости.

Месяцем — сентябрем, транзитным местом происходящего — Венгрией, направлением движения — с востока на запад через Австрию в Германию, массовостью исхода — рассматриваемое событие напомнило нам то, что происходило здесь ровно 26 лет назад. 11 сентября 1989 года министр иностранных дел Венгрии Дюла Хорн в специальной передаче венгерского телевидения сообщил, что граждане ГДР могут без специального разрешения пересекать границу с Австрией. Это означало открытие коридора для граждан ГДР в Западную Германию. Только за первые два дня после этого разрешения венгеро-австрийскую границу пересекли 14 тысяч восточных немцев — граждан ГДР. Все они направлялись в Западную Германию. К концу сентября в ФРГ через Венгрию и Австрию прибыли 25 тысяч восточных немцев.

Сравните этот знаменательный случай с происходящим сейчас в Венгрии, Австрии и Германии. По последним сообщениям 5 и 6 сентября 2015 года в Германию въехало 17 тысяч беженцев. Итак, масштабы потока миграции 1989 и 2015 годов в короткий двухдневный промежуток времени сопоставимы. И в том, и в другом случае, заметим, население встречает приезжающих аплодисментами. Правда, в остальном аналогия явно хромает. В 1989 году немцы посредством Венгрии переселялись из Германии в Германию для того, чтобы рухнула Берлинская стена, и две части Германии соединились. В 2015 году в Германию направляется поток беженцев из исламских стран Ближнего и Среднего Востока. В значительной своей части этих людей согнали спровоцированные США и их союзниками войны в Сирии, Ираке и Афганистане. Однако при принципиальном различии двух явлений 1989 и 2015 годов и лишь некотором внешнем сходстве далее необходимо понять, что массовые миграции подобного масштаба являются предвозвестником и признаком масштабных этнокультурных изменений. В 1989 году выезд восточных немцев стал предвозвестником объединения Европы, объединения двух частей Германии и дезинтеграции Советского Союза. В 2015 году массовое переселение беженцев из мусульманских стран сулит, как одни считают, весьма близкие по времени катаклизмы, и, как считают другие: отдаленные по времени, но фундаментальные по последствиям трансформации, которые и будут означать окончательный, предсказанный Шпенглером «закат Европы». «Великая миграция» приведет к тому, что европейцы в один прекрасный день обнаружат, что они являются меньшинством на собственном континенте. Означенная гипотетическая перспектива будет порождать массовый социальный невроз и еще более усиливать консервативный, националистический, антииммиграцион­ный дискурсы в политике стран Европейского союза, попутно стимулируя в них еще и евроскептику.

После того, как миграционный поток в августе 2015 года миновал Македонию и Сербию ключевой страной в новой фазе миграционного кризиса стала Венгрия, ставшая воротами в Шенген для нелегальной миграции, идущей с Балкан и Ближнего Востока. Ключевая роль Венгрии в направлении потока миграции связана с географическим положением этой страны. Венгерская равнина является естественным коридором с Востока на Запада, или в случае с Балканами — с Юга на Север. Из самой Венгрии есть два естественных коридора выхода: вдоль кромки Альп по карнизу возле Венеции в Италию, или опять же вдоль кромки Альп вдоль Дуная через Австрию в Южную Германию — Баварию, Вюртмеберг, Баден, а там и до Страсбурга рукой подать. Варвары в эпоху сокрушения Римской империи выбирали для своего продвижение оба эти коридора. Османское нашествие на Христианский мир в ХVI-ХVII веках повторило ситуацию, когда турецкое наступление через Венгрию доходило до Вены. Нынешний мирный миграционных поток из стран Исламского мира идет точно по стопам османов при том условии, что непобежденная ими в 1683 году Вена, в сентябре 2015 года пала к ногам просителей убежищ и пособий.

Какие меры может предпринять Евросоюз перед растущим потоком культурно, религиозно и расово чуждых Европе мигрантов? Кардинальных предложений, как предотвратить массовое переселение с прежних мест проживания мигрантов в странах Ближнего и Среднего Востока — нет. Оснований для отказа в убежище мигрантам из Сирии, Ирака, Афганистана, а теперь к ним скоро может добавиться еще и Йемен при существующих правилах и официальных ценностях в ЕС нет. Люди, направляющиеся в Германию, по большей части — это, действительно, беженцы. Отделять в наличествующей массе экономических мигрантов достаточно трудно. Отказ в убежище и высылка тех, кто как раз и является экономическим мигрантом, достаточно проблематична с учетом опять же общего количества вынужденных переселенцев. Просто для такой массы народа не хватит финансовых средств для возвращения на родину тех, кому будет отказано в убежище. Но и содержание все возрастающей массы беженцев на пособии становится все более масштабной задачей. Так, например, расходы федерального бюджета Германии на прием беженцев в 2015 году вырастут в два с половиной раза по сравнению с предыдущим годом и составят около €6 млрд. В 2014 году в Германию прибыли около 200 тысяч мигрантов. В текущем году она готовится принять до 800 тысяч беженцев. Ежегодные расходы в Германии на одного беженца составляют €7−8 тыс. Канцлер Германии Ангела Меркель обещает, что Германия справится с чрезвычайным наплывом беженцев и обойдется без повышения налогов и чрезвычайной нагрузки на бюджет. На 2016 год планируется потратить на содержание мигрантов €6 млрд. В планах — увеличить натуральное содержание мигрантов и убрать денежные выплаты пособий.

Кроме того, Германия и Франция выступили за постоянные квоты по беженцам для государств-членов ЕС. Это предложение и продвигает Брюссель для перераспределения между странами ЕС беженцев. Но это явный паллиатив. Ведь речь идет об учтенных в квоты 116 тыс беженцев тогда, как общий счет вновь прибывших нелегальных мигрантов в этом году пойдет на миллион. Но квоты не решают проблемы и сами по себе. Дело в том, что мигрант может легко переехать в другую более удобную для него страну. Ведь внутреннего контроля на границах в рамках Шенгена нет. Несмотря на квоты Старую Европу мигранты будут предпочитать Новой Европе. При этих условиях еще и принцип единогласного принятия решения в ЕС затрудняет достижение консенсуса по вопросу квот.

На состоявшейся в Праге встрече глав правительств стран Вышеградской группы (V4) — Чехии, Словакии, Венгрии и Польши лидеры этих стран сказали твердое «нет» планам введения квот. Вместо квот они предлагают добровольный принцип приема мигрантов. И это самое впечатляющее политическое единство «вышеградцев» за все время существования этого регионального объединения. Кроме того, министры внутренних дел Чехии и Словакии солидаризировались с Венгрией, а не с Германией, когда предложили дать поезда для перевозки мигрантов в Германию через свою территорию. Это ускорило бы перевозку беженцев из Венгрии.

От приема беженцев по квотам уже отказалась Великобритания, сделав это весьма оригинальным способом. Из Лондона заявили, что они якобы готов принять беженцев, но не из числа тех, кто сейчас прибыл в Евросоюз, а из тех, кто в настоящее время находится в лагерях беженцев в Сирии. Подобное условие означает, что Великобритания не собирается принимать беженцев.

И на западе, и на востоке в ЕС не хотят заниматься беженцами в рамках квот. Венгерский премьер Виктор Орбан назвал нынешний миграционный кризис преимущественно «германской проблемой», поскольку мигранты стремятся попасть именно в Германию из-за высоких социальных стандартов. В европейских СМИ вполне справедливо утверждается, что беженцы предпочитают добираться сейчас до Австрии и Германии, поскольку там у них больше шансов получить убежище, чем в Венгрии, которая испытывает экономические трудности. Однако, заметим мы, «экономические трудности» — это нормальное состояние Венгрии за последнюю четверть века. В социальном плане страна значительно деградировала за последнюю четверть века и обременена тяжелым национальным долгом.

Но нынешний миграционный кризис не стал проблемой одной лишь Венгрии не только по техническим причинам, но и из-за физических возможностей этой страны. Теоретически, кризис является общеевропейской проблемой, и решить его могут все страны Евросоюза общими усилиями. Однако национальный интерес (кто-то называет это эгоизмом) пока преобладает. Так, например, в Австрии уверенно прогнозируют рост числа беженцев так, что даже будущей зимой поток мигрантов не станет меньше, особенно на балканском направлении. Это означает, что они будут прибывать, как и сейчас, в Австрию из Венгрии. И тут министр иностранных дел Австрии потребовал соблюдать «дублинскую процедуру», согласно которой беженцы, попавшие в Шенген, должны подавать ходатайства о предоставлении убежища на территории той страны, куда они прибыли изначально. А это означает, что Австрия изначально закрепляет за Венгрией беженцев, которые стремятся попасть в Старую Европу.

На днях премьер-министр Венгрии Орбан после возвращения из Брюсселя признал, что его переговоры с лидерами ЕС по миграционному кризису определили существование серьезного различия во мнениях относительно того, что нужно делать в сложившейся ситуации с мигрантами. 4 сентября 2015 года в своей традиционной пятничной трехчасовой радиопередаче Орбан заявил, что, если европейцы не защитят свои границы, то в страны ЕС прибудут десятки миллионов мигрантов. При этом европейские СМИ сообщают, что вместе с беженцами в Европу проникают боевики из ИГИЛ.

Орбан полагает, что единственный способ удовлетворения законных требований граждан Европы для обеспечения безопасности — это защитить внешние границы ЕС, что одновременно означает внешнюю относительно Шенгена границу Венгрии с Украиной, Румынией, Сербией и Хорватией. Под «защитой» границы можно понимать, как нынешнее строительство Венгрией пограничных заграждений на границе с Сербией, так и принятие 4 сентября 2015 года чрезвычайных венгерских законов по охране границ с уголовным наказанием для нарушителей границы и их нелегальных проводников. Однако подобные меры работают против единичных нарушителей границы и маленьких партий. Но в том случае, как показал пример Македонии начала августа 2015, если идет массовый прорыв границы с участием тысяч человек, тогда полиция бессильна. Не то, что задержать, но и судить по несколько тысяч человек нарушителей границ невозможно.

Тем не менее, Орбан предлагает защищать границу. Но как? Реальная, а не показная защита границы неминуемо повлечет человеческие жертвы, а это поставит ЕС перед выбором между принятием репрессивной практики и отказом от того, чем так гордятся в ЕС — ценностной основы политики.

Похоже, что сейчас в проблеме миграции в ЕС произошел качественный перелом. Она вышла на новый уровень. При этом совсем не ясно, как проблему эту решать и решить.

Председатель Европарламента Мартин Шульц апеллировал к «солидарности» стран Центральной Европы в вопросе квот. Однако чехи, венгры, поляки не принимают подобный ход, поскольку не видят солидарности по отношению к себе. Все еще не забыли, как принцип «солидарности» применялся в июле 2015 года Германией по отношению к Греции. Проблема «солидарности» в Центральной Европе сводится к простому — почасовой оплате труда. На предприятиях Германии и Австрии почасовая оплата труда различается на порядок (т. е. в десять раз!) от таковой в филиалах. Надежды на европейский уровень зарплат, достаточно распространенные в преддверии вступления стран Вышеградской группы в ЕС в 2004 году, не оправдались. Итоги членства Польши, Венгрии, Словакии и Чехии в Евросоюзе по уровню благосостояния и финансовой устойчивости, по их собственным оценкам, неоднозначны. И это не единственная причина осторожного отношения поляков, венгров, чехов и словаков к комплексу проблем, вызванных кризисом нелегальной миграции в ЕС.

В целом, из Центральной Европы ситуация с мигрантами выглядит более, чем странно. Германия зарабатывает на эксплуатации дешевого труда венгров, чехов, словаков и поляков, а потом тратит часть сверхприбыли на содержание мигрантов. И на фоне подобной практики Мартин Шульц вдруг начинает взывать к солидарности. По крайней мере, раздражение венгров очевидно, и они явно демонстрируют это, когда переадресовывают мигрантов в Германию. В результате германской системы вывоза производств и капитала Венгрия стала беднее, а Германия богаче. Вот пусть немцы и занимаются этими мигрантами — такова логика рассуждений венгров в беспрецедентном миграционном кризисе, волна которого катится по ЕС с востока на запад и с юга на север. При масштабах Европы проблема еще не выглядит критичной, но существующая тенденция упадка вполне очевидна.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/07/po-sledam-varvarov-i-osmanov-velikaya-migraciya-priblizhaet-zakat-evropy
Опубликовано 7 сентября 2015 в 11:48
Все новости

02.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами