• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

«Донецкий Дейтон»: рецепты РСМД сродни приоритетам украинских националистов

Андрей Сушенцов. Фото: радио «Свобода»

Российские внешнеполитические эксперты продолжают обсуждения фундаментальной проблемы украинского кризиса и ответа России на беспрецедентные вызовы ее безопасности. На фоне этих усилий всегда примечательными выглядят работы Российского совета по международных делам (РСМД) — влиятельного столичного экспертного сообщества, ориентированного на поиск соглашения с Западом. Эксперты РСМД, по-прежнему, полагают, что путь для интеграции России в Западное сообщество не закрыт, а перспектива участия РФ в «Большой Европе» от Лиссабона до Владивостока вполне реальна. Либерально-западническое направление в российском столичном обществе в значительной степени использует наработки РСМД — своего рода коллективного Федора Лукьянова, для публичного обоснования «отступательной политики» России, как на Украине, так и на всем постсоветском пространстве. Цель подобной политики — восстановление испорченных украинским кризисом отношений с Западом, пусть ценой уступок и окончательных потерь позиций на постсоветском пространстве.

2 июля 2015 года РСМД на своем информационном ресурсе опубликовал в виде рабочей тетради обширный материал своих экспертов — Сергея Маркедонова (РГГУ), Александра Гущина (РГГУ) и Анны Цибулиной (МГИМО) под названием «Украинский вызов для России».(1) Тогда же означенный материал был представлен для обсуждения на круглом столе в РСМД.

Экспертные работы вокруг этого концептуального материала в РСДМ продолжились. 26 августа 2015 года РСДМ под председательством Андрея Кортунова провел очередной круглый стол, посвященный развитию военно-политического кризиса на Украине. За концептуальную основу обсуждения был вновь взят материал Маркедонова, Гущина и Цибулиной. Сами авторы «Украинского вызова для России» присутствовали и выступали на круглом столе.

Заявленная организаторами тема последнего круглого стола в РСМД по Украине была посвящена обсуждению промежуточных итогов Минских соглашений. В общем, можно констатировать: главным «продуктом» последнего круглого стола в РСМД стало признание Маркедоновым и Гущиным, что спрогнозированный ими, как самый вероятный сценарий развития событий — замораживание конфликта на Донбассе на промежуточном этапе не работает в направлении снижения эскалации. Правда, при этом эксперты РСМД и не признали фиаско самих Минских договоренностей. Нынешнее состояние на Донбассе Маркедонов определяет, как «разморозку конфликта» или состояние «на грани тотальной разморозки». Если такое состояние будет продолжаться и дальше, то его Маркедонов назвал «перманентной разведкой боем». Деэскалация вооруженного противостояния на Донбассе и как минимум — замораживание конфликта таким образом не получается. Выстраивание «прагматических отношений» с представителями украинских элит не идет. Минимизация конфронтации с Западом не происходит. В итоге «Донецкий Дейтон» буксует на месте с кровавым результатом. Образно говоря, ситуация начинает напоминать Боснийскую войну так, если бы сербы сидели в Сараево, а их противники, поддерживаемые США и Европой, вели с окружающих высот достаточно пассивную на годы осаду этого города. В таком ключе вялотекущая война имеет цель не достижения военных результатов, а изматывающего постоянного политического давления.

Эксперты РСМД не берутся оценивать возможный срок продолжительности подобного состояния конфликта. Маркедодов не знает, какой рецепт предложить по его преодолению. Знал бы, — говорил он на круглом столе, — можно было бы отправляться за Нобелевской премией. Второй автор «Украинского вызова» — Александр Гущин назвал происходящее на Донбассе «замороженным конфликтом с точечными боевыми действиями». Здесь мы резонно спросим: правомерно ли называть военные действия, пусть низкой интенсивности, с позиционными линиями и с регулярным использованием тяжелой артиллерии по городским поселениям «замороженным конфликтом»? Очевидно, что нет. В настоящий момент мы имеем на фоне позиционной войны состояние политического соревнования враждующих сторон на тему, кто на самом деле якобы к 1 января 2016 года нарушит Минские договоренности. Окончательную оценку здесь должны давать гаранты Минских соглашений — Берлин и Париж. Пока что их оценки не в пользу России. Очевидно, что Франция и Германия принимают Минские договоренности так, как их трактуют в Киеве. Но при этом и фактический отказ Киева от выполнения Минска-2 не означает формального отказа от выполнения самих Минских договоренностей. Это единственно вселяет надежду в экспертов РСМД. А пока режим АТО продолжается, и украинские войска остаются на линии фронтового разграничения, которая укрепляется полевыми фортификационными сооружениями. Одновременно территории ДНР и ЛНР подвергаются силами АТО систематическим террористическим обстрелам, в том числе, из тяжелой артиллерии.

Выделение Донецка и Луганска из состава Украины не означает отказа Киева от суверенитета над этими территориями. Они уже были признаны в марте этого года временно оккупированными территориями. Чуть позднее против Донецка и Луганска был введен режим экономической, финансовой блокады со стороны Украины. Какова цель подобной политики и состояния хронического неурегулированного конфликта? С нашей точки зрения, можно назвать несколько резонов сохранения Киевом режима АТО на Донбассе:

1. Продолжить «гибридную войну» против России с окончательным закреплением режима санкций;

2. Подорвать легитимность высшего российского руководства, и прежде всего президента Владимира Путина, продемонстрировав неспособность защитить доверившихся России соотечественников на Донбассе и общее бессилие и контрпродуктивность российской дипломатии;

3. Терроризировать население восставших против власти Киева территорий, окончательно сломить дух сопротивления в Новороссии;

4. Продолжить сгон с Донбасса нелояльного украинским националистам населения;

5. Укрепить и консолидировать на фоне вялотекущей войны на Донбассе президентский режим Порошенко, списав все экономические и социальные трудности на продолжающуюся войну с Россией;

6. Пропустить через зону АТО как можно больший контингент мобилизованных для создания крупного и обстрелянного резерва у ВСУ.

7. Повысить качество подразделений ВСУ, задействованных в АТО, сначала в позиционных военных действиях, а потом и в локальных наступлениях.

Для нас очевидно, что авторы «Украинского вызова для России» подобный вариант развития Минских договоренностей месяц назад не рассматривали, хотя подобный сценарий прямо просился на стол. Ведь события после Минска-1 и Минска-2 развивались именно в направлении срыва Киевом достигнутых соглашений.

Сейчас у Маркедонова и Гущина нет готового ответа на вопрос, что делать России в подобной ситуации, если вариант военной миротворческой операции по ликвидации сил АТО в зоне конфликта они категорически не приемлют, а Киев отказывается брать Донбасс на собственное содержание и продолжает вести военные действия низкой интенсивности. Гущин на круглом столе был цинично откровенен, когда признал, что при заданном Киевом направлении «заморозка — зло, поскольку два региона будут зависеть от России, что в условиях санкций становится критичным». Критичным, заметим мы, для столичного потребительского общества. Очевидно, что эксперты РСМД единственно принимали только тот идеальный для России вариант заморозки конфликта с тем условием, что Донбасс не только получает фактическую автономию, но и возвращается в финансово-экономическое поле Украины.

На состоявшемся круглом столе единственно свой вариант разрешения возникшей проблемы с реализацией Минских договоренностей предложил доцент МГИМО МИД России, программный директор Валдайского клуба, руководитель агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов. На мероприятии Сушенцов сделал основной доклад, который он озаглавил «Новая украинская политика России и будущее российско-украинской взаимозависимости».(2) В опубликованном тексте доклада, но не в выступлении на круглом столе, Сушенцов предложил вариант «сдерживания угроз, исходящих из Украины» в том случае, «если в Киеве возобладают авантюристические и агрессивные силы». При этом, разумеется, Сушенцов категорически против открытого силового решения противоречий с Киевом — «это слишком дорого и ненадежно». Эскалация гражданского противостояния на востоке Украины — читай «вариант Новороссия», по Сушенцову, также невыгоден, «поскольку порождает угрозы безопасности». Остаются только экономические рычаги. Эксперт РСМД предлагает резко ускорить идущий, по его оценке, с 2004 года процесс ухода России из Украины. Но это как раз то, чего добиваются всей своей политикой ЕС и США на украинском направлении от России! Сушенцов предложил: создавать альтернативные пути (непонятно какие?) доставки энергоресурсов в ЕС, перестать субсидировать цену на газ (это при нынешних-то низких ценах на энергоносители и газовом реверсе?), заблокировать российские инвестиции в украинскую экономику, подвергнуть пересмотру преференциальный торговый и визовый режимы, ограничить трудовую миграцию (преференции кончатся 1 января 2016 года, но как быть с беженцами, спасающимися от АТО?). И главное — Сушенцов полагает, что импульс к заключению сделки по Украине появится только тогда, когда ЕС ощутит чувствительный удар по своей энергетической безопасности.

Здесь можно констатировать, что эксперт РСМД предлагает прибегнуть к инструменту транзитного энергетического шантажа Европы. Правда, подобная мера в сложившихся условиях играла бы на пользу логике диверсификации энергетических поставок Евросоюза. Что касается остального, то Сушенцов предлагает именно те меры, которые со своей стороны продвигают или уже озвучивали украинские националисты. Однако ответственность в случае их штрафной реализации Россией они возложат именно на Москву. И это как раз то, что нужно США и ЕС для дальнейшего вытеснения России из Украины. Впрочем, сам Сушенцов считает, что, чем быстрее Россия уйдет из Украины, тем будет лучше для Москвы, даже в том случае, если «целостная» Украина станет полностью враждебным России государством. Таково парадоксальное мышление занявшегося украинским кризисом американиста Сушенцова, систематически сверяющего в Вашингтоне свои экспертные оценки с мнением старших американских специалистов.

«Донецкий Дейтон»: рецепты РСМД сродни приоритетам украинских националистов (продолжение)

(1) Украинский вызов для России: рабочая тетр. № 24/2015 / [гл. ред. И. С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). — М.: Спецкнига, 2015. — 48 с. //

http://russiancouncil.ru/common/upload/WP-Ukraine-Russia-24-rus.pdf

(2) Сушенцов Андрей. Новая украинская политика России и будущее российско-украинской взаимозависимости" // http://www.foreignpolicy.ru/analyses/novaya-ukrainskaya-politika-rossii/

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/01/doneckiy-deyton-recepty-rsmd-srodni-prioritetam-ukrainskih-nacionalistov
Опубликовано 1 сентября 2015 в 12:47
Все новости

02.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами