• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Союз без выхода: Греция заплатит суверенитетом за сохранение «европейской мечты»

Ангела Меркель и Алексис Ципрас. Иллюстрация: vkyrse.info

Греческий финансовый кризис завершен. Европейская комиссия назначила Греции крайний срок для решения проблемы соглашения с Евросоюзом — воскресенье 12 июля 2015 года. Это был неприкрытый ультиматум. Казалось, премьер-министр Греции Алексис Ципрас всю предшествующую этой дате неделю шел в лобовую атаку на Берлин и Брюссель. Но вот, подобно пилоту, он не выдержал напряжения и в последний момент отвернул, приняв соглашение с кредиторами. Итоговые переговоры по проблеме Греции в рамках лидеров Еврозоны продолжались непрерывно 12 часов. Утром 13-го после бессонной ночи председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и канцлер Германии Ангела Меркель сообщили журналистам, что Grexit не состоится.

Внешне дело выглядит так, как будто Ципрас нарушил волю большинства греческих избирателей, проявленную на референдуме 5 июля. Соглашение в основных своих пунктах оказалось более тяжелым, чем-то, которое греки отвергли на прошедшем референдуме. Однако в европейских СМИ сразу же после события достаточно оживленно обсуждалось, кто выиграл, а кто проиграл. И зачастую мнения были совершенно противоположные. Одни писали о капитуляции Греции. Другие — об ее успехе. Но существование кардинально противоположных оценок лишь свидетельствует об одном — о состоявшемся компромиссе, который в том или ином аспекте выгоден обеим сторонам. И, как теперь выясняется, и греческое руководство, и лидеры ЕС отчаянно боялись одного — краха переговоров и начала выхода Греции из еврозоны. Компромисс снял эти опасения. Лидеры Германии больше всех на неделе, предшествовавшей соглашению, шумели о необходимости выведения Греции из еврозоны. Громкий тон был верным признаком того, что как раз Германия и опасается подобного развития событий. Теперь отложенное на неопределенный срок решение по греческим долгам — это и есть главный результат компромисса, выгодного для обеих сторон. Пока у Европейского союза имеются средства специальных фондов для блокирования развития финансового кризиса, проблема национального долга Греции будет решаться в интересах Еврозоны и главного кредитора — Германии. Для Греции — это означает, что ее финансовый крах откладывается на потом.

В итоге Германия получила то, чего она так добивалась — греческие долги подтверждены и будут выплачиваться. Но и Греция не остается в накладе. Она получает новый, уже третий по счету, многомиллиардный пакет помощи, который будет приплюсован к ее и далее накапливаемому долгу.

Деньги Греции от Еврозоны пойдут из фонда Европейского стабилизационного механизма (ESM) — проекта, получившего санкцию Германии в тяжелый кризисный 2012 год. Раз ESM существует, то есть прямой смысл его задействовать по назначению. Что будет потом — важно будет потом. А пока 21 июля 2015 года главный финансовый оракул нынешнего мирового кризиса рейтинговое агентство Standard & Poor’s повысило рейтинг Греции сразу на два уровня, правда, по-прежнему признавая, что греческие облигации считаются «уязвимыми из-за неуплаты».

Сама Германия является крупнейшим вкладчиком в фонд ESM. Она же является крупнейшим кредитором Греции. Поэтому именно Германия, как кредитор, станет получать выплаты из ESM в счет греческой задолженности. Такой в результате «сделки» 12 июля 2015 года получится «интересный» оборот немецких денег, которые в своем значительном объеме даже не будут покидать стены ЕЦБ в немецком Франкфурте. ЕЦБ в счет их будет переводить наличные евро в Грецию. Фонд ESM будет задействован, а значит греки получат то, чего они публично требовали все последние годы — «европейской солидарности». Измеряться «евросолидарность» будет в €86 млрд. Для сравнения подобная сумма на треть превышает годовой ВВП такой балканской страны, как Сербия.

Принципиальное политическое решение о финансировании Греции есть. Теперь на днях начинаются переговоры о технической стороне дела. Продлятся они до конца следующего месяца.

Долг Греции обслуживается из ESM, а ей самой теперь предстоит искать собственные источники «экономического роста», хотя греческий премьер Ципрас добивался большего — списания долгов. Тем не менее, поскольку приличия со стороны Афин были соблюдены, Еврогруппа договорилась о продлении для Греции сроков выплаты кредитов и снижении процентных ставок. После достижения соглашения ЕС пошел на другие частичные послабления грекам. Брюссель согласился с тем, чтобы Афины на время отложили реформы пенсионного и налогового законодательства. Сделано это было для того, чтобы голосование по принципиальному вопросу — решению от 12 июля было принято. Но и без этого, как представляется, греческие законодатели приняли бы необходимые решения. Испуг после референдума сыграл свою роль. Греческий референдум, таким образом, стал психологическим средством подготовки общественного мнения Греции к непопулярным решениям. Предрекаемого раскола во фракции правящей леворадикальной партии Сириза пока не произошло. «Национальная воля» греков явно нацелена не на сопротивление.

Тем не менее, нынешний виток греческого финансового кризиса несет политический урок для всей Еврозоны. Происходит он из следующей частности. В Брюсселе в «историческую ночь» финальных переговоров греческий премьер был вынужден согласиться на программу приватизации остаточной греческой национальной собственности на сумму в €50 млрд. Не факт, что сумма эта в счет оплаты греческого долга будет получена. Важно здесь другое — приватизация будет выполняться посредством специального фонда, управляемого чиновниками ЕС. Очевидно, что это будут немцы. Первоначально вообще даже планировалось, что фонд этот будет иметь штаб-квартиру в Германии. Сейчас в Брюсселе и Берлине согласились на то, что центр фонда будет размещаться в Греции. Но, по большому счету, это уже неважно. В принципиальном смысле это самый тяжелый пункт соглашения от 12 июля, который означает, что Греция лишается своего суверенитета.

Именно в этом пункте лежит главный итог очередного этапа греческого долгового кризиса. В этом отношении третий пакет помощи Греции выглядит частностью, а вот присутствие внешних контролеров за мерами внутренней экономической политики Греции — это принцип. Правда, сейчас не ясно, какие последствия для Европейского союза будет иметь этот прецедент.

Европейский союз основан на принципах сообщества наций, которые объединились, но сохранили свой национальный суверенитет. ЕС — это союз без федерации, но с центром, который имеет дело с суверенными государствами. Афины пытались воспользоваться своим национальным суверенитетом, чтобы заставить Европейский союз пойти на уступки в вопросе жесткой экономии. Для этого и оказалась нужна демонстрация с греческим референдумом. Новый греческий кризис продемонстрировал недостатки архитектуры Еврозоны, главным из которых является то, что валютный союз не сопровождается союзом политическим. Греческий кризис дал возможный ответ на этот дисбаланс. Диктат сильного подавляет суверенитет государства-должника. Конфигурация ЕС в рамках еврозоны вынужденно и явочным порядком принимает имперский характер. В результате Еврозона имеет политическое ядро и подчиненную ему периферию.

Развитие последнего этапа греческого финансового кризиса еще раз продемонстрировало, что именно Германия стала в Еврозоне «самым» суверенным и доминирующим государством. Более того, Германия имеет возможности и власть навязывать в одностороннем порядке свою волю слабейшим странам Европы.

Означает ли подобное развитие событий, что «европейская мечта» после 12 июля 2015 года умерла? Трудно пока давать окончательный ответ. Немецкие инспектора в Греции, распродающие эту страну, это всего лишь один штрих на большом полотне Еврозоны. Для определения тенденции нужны новые факты. Но и без них последние недели греческого кризиса продемонстрировали, что Германия политически, а не только, как это было раньше, экономически, контролирует Центральную и Восточную Европу. Бескомпромиссная позиция Берлина по отношению к грекам пользовалась популярностью не только у нее дома. «Младоевропейцы» из Еврозоны определенно выступили против Греции. Германию также поддержал «протестантский» Север Европы — Нидерланды и Финляндия. Разлад в этом отношении стал напоминать эпоху конца Средневековья и начала Нового времени. В пользу умеренных требований по отношению к Греции и наперекор Германии выступили «католические» Франция и Италия. Французы и итальянцы публично поставили под сомнение позицию Берлина. Правда, до раскола в несущей франко-германской оси ЕС дело не дошло, но новые ноты упрека в адрес Германии в уста лидера «новых правых» во Франции — Мари Ле-Пен греческий кризис явно добавил.

Главный результат завершения последнего этапа греческого кризиса — июль 2015 года не создал прецедента кризиса единства ЕС. Еврозона остается сообществом наций, из которого нет выхода. Ожидания развития кризисных деструктивных явлений со стороны внешних и внутренних противников Европейского союза пока оказались тщетными. Поэтому «доверительные отношения» Греции с Россией при сложившихся условиях, когда у Еврозоны есть средства для купирования финансового кризиса, не имеют особой перспективы. Вопрос о выходе Греции из Еврозоны вновь может стать актуальным к исходу следующего 2016 года. Но, если эта проблема будет единичной, то Брюссель и Берлин и тогда смогут справиться с ней.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/24/soyuz-bez-vyhoda-greciya-zaplatit-suverenitetom-za-sohranenie-evropeyskoy-mechty
Опубликовано 24 июля 2015 в 00:43
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами