• USD 63.37 +0.14
  • EUR 68.43 +0.36
  • BRENT 53.34 +0.64%

Сдала ли Дилма Русеф Путина и БРИКС?

Президент Бразилии Дилма Русеф (Dilma Rousseff). Фото: politikus.ru

В последние дни СМИ много пишут про недавний визит президента Бразилии Дилмы Русеф в США, сердечное гостеприимство со стороны Барака Обамы и подписание ряда межгосударственных договоров, в том числе и в военной сфере. Кое-кто уже бьет тревогу, что «Дилма сдала Путина и БРИКС», простила Обаме прослушивание и отошла от левоцентристского блока в Южной Америке. Все эти намеки сводятся к тому, что Бразилия перестала быть одним из мировых полюсов силы, а латиноамериканские левые потеряли государство-лидера.

На самом деле, Бразилия никогда не отходила очень далеко от США, даже на фоне своего участия в БРИКС. И Дилма Русеф неоднократно подчеркивала, что в отличие от некоторых своих коллег-президентов соседних стран, не желает и не будет ссориться с Бараком Обамой. Тем более, что, скорее всего, он свой урок выучил и уже не будет обижать прослушиванием таких высокопоставленных дам как Ангела Меркель, Дилма Русеф или Мишель Бачелет.

С другой стороны, надо иметь в виду, что своему появлению в политике Дилма обязана НКВД и ГРУ. Точнее, руководителям этих организаций в 1930-х годах, которые приложили немало усилий, чтобы найти ее отца-болгарина Петра Русева и казнить его за украденные деньги Коминтерна. Из-за преследований со стороны советских спецслужб Русев бежал из Софии сначала в Париж, а потом и в бразильский миллионник Белу-Оризонти. Там женился на молодой учительнице Дилме Жане Коимбра Силва. Их первенцем стала Дилма.

Петр Русев посмел проинформировать своих близких о своем местонахождении только после смерти (гибели от рук Лаврентия Берии) в Барвихе своего смертельного врага — бывшего генсека Коминтерна и премьер-министра Народной Республики Болгария Георгия Димитрова. С его преемником — тоже бывшим генсеком Коминтерна и премьер-министром Болгарии Василием Коларовым вражды не было. К этому времени Петр Русев стал богатым человеком и успел вписаться в элиту Белу-Оризонти, в том числе в многочисленную послевоенную эмиграцию из нацистской Германии. Эти связи помогли ему спасти свою старшую дочь, когда она, увлекшись левым радикализмом, попала к боевикам из «Пальмарес» и участвовала в вооруженных акциях.

Вопреки пыткам и сексуальному насилию в тюрьме она уцелела (не исключено, что помогли папины коминтерновские деньги, поскольку не каждому заключенному удавалось выбраться из застенков во времена военной диктатуры в Бразилии). Факт в том, что после этого она уже вела себя достаточно разумно и проявила свой талант финансиста и экономиста, унаследованный от отца. А в политической карьере ей помог сформировавшийся за это время левацкий имидж. Кстати, Дилма Русеф относится к нему очень бережно до сих пор. Это не мешает ей не позволять внешним силам совать нос в дела послевоенной немецкой диаспоры в Бразилии. Есть достаточно данных, что именно уцелевшие до сих пор нацисты и их потомки спасают ее в решительных ситуациях своими деньгами и влиянием.

Так было и во втором туре президентских выборов, когда коррупционный скандал в государственной нефтяной компании «Петробраз» позволил оппозиции требовать импичмента президента. В конце концов, закулисные силы вынудили ее поехать к Обаме, забыв его грехи, и восстановить отношения, практически, в полном объеме. В это время те же закулисные влиятельные силы организовали пиар-кампанию в ее поддержку и сохранили ей пост.

Надо еще иметь в виду, что у латиноамериканских левых радикалов 1960-х никогда не было промосковской ориентации. Всю КПСС и лично Хрущева они считали оппортунистами и ревизионистами. И теоретик «городской герильи» Карлуш Маригелла, и самый известный ее представитель Фернанду Габейра резко отмежевывались от идеологии и политики СССР.

Можно утверждать, что в сочетании с детскими кошмарами Дилмы все это никак не предусматривает симпатий к советскому прошлому или к российскому настоящему. Участие ее страны в БРИКС имеет сугубо практические измерения. Факт, что еще до его создания Бразилия сотрудничала с Индией и Южной Африкой. А со временем именно Китай превратился в главного торгово-экономического партнера. Теперь деваться некуда — надо сотрудничать и с Россией.

Бразилия — это полюс силы Южного Полушария в целом и Южной Америки в частности. В силу своей истории, природного потенциала, численности и национальной психологии населения, экономической мощи она является на 100% «западным» государством с независимой внешней политикой. Думать сейчас, что Дилма Русеф пойдет на всестороннюю конфронтацию с США ради солидарности с Россией — это все равно как надеяться, что после смерти Иосифа Сталина Мао Цзедун захочет следовать в кильватере внешней политики Москвы.

Дилма Русеф — блестящий экономист и финансист. И поэтому прагматичный политик. Она будет работать на благо своей страны, чтобы усидеть в президентском кресле до конца своего мандата и продолжить курс Бразилии стать мировой державой. Бразильское влияние на португалоязычные страны будет только увеличиваться, и в этом плане страна не потерпит конкуренции. В отношениях с Китаем особая роль отводится Макао — бывшей португальской колонии в Кантонском Заливе. Еще во времена Мао Цзэдуна часть китайской внешней торговли проходила через этот анклав — центр мировых финансовых операций и столицу игорного бизнеса. Обе экономики настолько взаимодополняемы, что китайцы взялись строить железную дорогу через весь субконтинент — через всю амазонскую сельву. Она имеет все шансы превратится в главную мировую транспортную артерию 21 века. Именно бразильско-китайское торгово-экономическое сотрудничество будет лежать в основе блока БРИКС. Конечно, оба государства будут нуждаться в дружбе с Россией и, таким образом, обеспечивать свою независимость от США.

В этом плане не стоит паниковать по поводу улучшения отношений между Бразилией и США. Особенно на фоне того, что-то же самое делают и Куба, и Венесуэла, и Никарагуа. И не случайно Папа Римский Франциск сейчас выбрал для латиноамериканского вояжа именно Эквадор и Боливию с Парагваем. Там он посредничает о примирении Кито и Ла-Паса с Вашингтоном. Так же, как он уже преуспел в беспрецедентном улучшении отношений Вашингтона с Гаваной. С другой стороны, есть достаточно достоверных данных об усложнении отношений между некоторыми леворадикальными и левоцентристскими президентами и правительствами региона. Последний пример — усиление напряженности между Перу и Боливией с одной стороны, и Чили — с другой. Все это отголоски Второй Тихоокеанской войны в конце 19 века. С возвратом на президентский пост в Монтевидео Табаре Васкеса также возобновились многочисленные споры и проблемы маленького Уругвая с могучими соседями — Бразилией и Аргентиной. Левоцентристский президент Коста-Рики Гильермо Солис старается усложнить жизнь леворадикальному коллеге из Никарагуа Даниэлю Ортеге, саботируя строительство Никарагуанского канала. И это далеко не все примеры. Они указывают на ясную тенденцию — пик «левого поворота» уже прошел, и маятник постепенно начал уходить направо. Основная причина — экономическая катастрофа в Венесуэле, которая не может поддерживать леворадикальных союзников. И они, пусть и без особого удовольствия, но должны мириться с Вашингтоном.

Последнюю инициативу для консолидаций латиноамериканских левых, скорее всего, скоро предпримет президент Аргентины Кристина Фернандес Де Киршнер. В отчаянных попытках удержать свою Перонистскую партию у власти она снова обостряет отношения с Великобританией из-за Фолклендских (Мальвинских) островов, провоцируя Лондон на «демонстрацию мускулов» и, если можно, на силовое вмешательство. Однако, ее соседки Дилма и Мишель вряд ли захотят ее поддержать.

Георгий Коларов, обозреватель EADaily по Латиноамериканскому региону

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/09/sdala-li-dilma-ruseva-putina-i-briks
Опубликовано 9 июля 2015 в 14:41
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами