• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.00

Ингушетия: как запускают механизмы цветных революций на Северном Кавказе

С 2007 года в Ингушетии тянется конфликт между официальными светскими и духовными властями республики и оппозицией, сгруппировавшейся вокруг салафитского проповедника Хамзата Чумакова — имама мечети поселка Насыр-Корт возле Назрани. Со стороны этот конфликт выглядит как типичное для России столкновение двух противоположных религиозных мировоззрений. Но это только со стороны. В более глубоком срезе в Ингушетии идет раскачка более сложного сценария, по большинству признаков подходящего под все признаки классической «цветной революции». Если оппозиция добьется своих целей, то из Ингушетии по всему Северному Кавказу могут пойти деструктивные импульсы с необратимыми последствиями.

Проповедник из Насыр-Корта

Центральная фигура конфликта — имам мечети поселка Насыр-Корт (пригород Назрани) Хамхат Чумаков, известный за пределами Ингушетии салафитский проповедник. Из его биографии известно, что интерес к исламу у него пробудился после того, как он в 1986 году вернулся из Афганистана, где проходил срочную службу. По словам последователей имама, свои базовые знания по исламу Чумаков получал в египетском университете «Аль-Азхар», где учился с 1994 по 2007 год. Проповедуемый Чумаковым ислам и в самом деле имеет иностранное происхождение, поскольку отличается от традиционного для Ингушетии суфизма. К примеру, Чумаков учит, что практикуемый ингушскими суфиями зикр не имеет ничего общего с изначальным исламом. Также имам неоднократно критиковал практику празднования в Ингушетии мавлидов (торжеств в честь дня рождения пророка Мухаммеда). Сам имам не говорит публично, что он салафит (он называет себя просто «мусульманин» или «последователь Ахлю ас-сунна»), но по всем формальным признакам его вероучение — классический салафизм. Тем более, что по свидетельствам представителей суфийского духовенства Ингушетии, Чумаков в своих проповедях часто критиковал и высмеивал все, что связано с суфизмом. Главная причина популярности проповедей Чумакова — их оппозиционность муфтияту Ингушетии и властям республики. Практически в каждой проповеди имам нападает в жесткой форме на духовенство, местных чиновников, силовиков и самого Юнус-Бека Евкурова.

Намеренная фронда Чумакова не могла остаться без последствий. Сколько имам читает свои проповеди, столько он получает предупреждения от муфтия Ингушетии и властей. Трения между салафитским имамом и властями Ингушетии в августе 2014 года дошли до такой стадии, что Чумакова вызвал на беседу глава соседней Чечни Рамзан Кадыров. Как передал тогда Кадыров в Instagram, общаясь с ним, Чумаков «поклялся Всевышним Аллахом», что является последователем суфийского шейха Кунты хаджи Кишиева. В условиях нынешних Чечни и Ингушетии, где главы регионов — последователи школы Кишиева, такое заверение трактуется как признак полной лояльности властям. Дело кончилось тем, что Кадыров пожал Чумакову руку и пригласил в Грозный на конференцию по суфизму на что Чумаков ничего не ответил. Последователи Чумакова отнеслись к Instagram Кадырова крайне скептически: один последователь Чумакова написал на форуме ингушского сайта D1alac.com, что «верить Кадырову может только очень недалекий человек» и добавил, что лично не видел Чумакова ни в одном мавлиде и зикре, следовательно, к школе Кунты Кишиева Чумаков не имеет отношения.

Традиция чеченского богослова середины XIX века Кунты Кишиева, называемого иногда за проповедь ненасилия «чеченским Ганди», среди последователей Чумакова считается враждебной, поскольку этой традиции следуют их оппоненты — власти Ингушетии и муфтий республики Иса Хамхоев.

Битва в мечети

Перманентный конфликт между последователями Чумакова и властями достиг апогея в конце мая этого года. Виновником конфликта выступил сам Чумаков. Несмотря на то, что в его мечеть ходят не только салафиты, но и суфии, в пятницу 29 мая имам объявил, что традиционная для суфиев обеденная молитва проводиться не будет, и верующие должны ограничиться одним джума-намазом по салафитскому обряду. По словам советника главы Ингушетии по религиозным вопросам Харуна Таршхоева, имамы других мечетей Насыр-Корта потребовали от Чумакова вести службу по-суфийски, и позвали в Насыр-Корт муфтия республики Ису Хамхоева, чтоб тот призвал Чумакова к порядку. Узнав об этом, сторонники Чумакова объявили по социальным сетям, что срочно созывают всех «братьев из Ингушетии, Чечни, Дагестана и Кабардино-Балкарии» в Насыр-Корт, чтобы «защитить имама Хамзата Чумакова». По свидетельствам очевидцев, в Насыр-Корт в течении первых чисел июня стала стекаться агрессивно настроенная молодежь. Обстановка накалилась до такой стадии, что муниципальные власти Насыр-Корта запросили Магас о силовом подкреплении. К воскресному богослужению 7 июня вокруг мечети стояли сотрудники силовых ведомств в бронежилетах и бронетехника. Во время богослужения произошла ранее не допустимая для Ингушетии вещь: когда муфтий Иса Хамхоев попробовал заговорить с мусульманами, его стали избивать и выталкивать из мечети. По свидетельству муфтия Хамхоева, прихожане начали толкать друг друга, и в доме молитвы началась потасовка.

Конфликт был минимизирован с помощью президента Юнус-Бека Евкурова. 8 июня Евкуров написал в Instagram, что «пообщался с обеими сторонами спора» и «просит стороны прийти к взаимопониманию и согласию». По свидетельствам сторонников Чумакова, Евкуров сказал, что тот останется имамом мечети. Но дело в том, что до появления в 2007 году в мечети Насыр-Корта Чумакова настоятелем прихода был последователь школы Кишиева Руслан Чахкиев. Как сказал 7 июня «Кавказскому узлу» советник Евкурова по религиозным вопросам Харун Таршхоев, «муфтий Иса Хамхоев не назначал Чумакова имамом, и жители его не выбирали». Из слов Таршхоева следует, что Чумаков и его сторонники несколько лет совершили рейдерский захват прихода. Так или иначе, слова Евкурова салафиты восприняли как свою победу в затеянной ими «войне в толпе», а избитый сторонниками Чумакова муфтий Хамхоев был публично унижен.

«Достойный ответ»

За то, что Евкуров выступил миротворцем, салафиты отблагодарили его следующим образом. Когда 25 июня силовики во время проводимой тогда в Назрани контртеррористической операции ликвидировали супружескую чету Алиевых — вербовщиков в «Исламское государство», сторонники Чумакова принялись обвинять власти республики в убийстве невинных людей. Шквал обвинений шел через правозащитный фонд «Машр» и сайт сообщества «Мехк-Кхел» (в переводе с ингушского — «совет старейшин»). Логика действий обвинителей понятна: если, по их мнению, власти Ингушетии допускают убийство силовиками мирных людей во время силовых операций, значит глава Ингушетии и его чиновники — если не организаторы этих убийств, то активные соучастники. Обвинения властей Ингушетии в убийстве мирной семьи Алиевых 25 июня были подхвачены и распространены по социальным сетям. То, что проходившая 25 июня в Назрани КТО была «закамуфлированным убийством мирных жителей», сторонники Чумакова доказывают в Сети до сих пор.

Юнус-Бек Евкуров не отреагировал на эти обвинения никак. Более того, власти Ингушетии позволили сторонникам Чумакова провести 7 июля в Магасе круглый стол под названием «Роль СМИ в налаживании терпимости, диалога и взаимного понимания». Главной темой конференции стала статья журналиста «Независимой газеты» Владислава Мальцева «Салафиты наводят свои порядки в Ингушетии», где Мальцев изложил по пунктам подоплеку конфликта «чумаковских» с властями Ингушетии и реконструировал июньские события в мечети Насыр-Корта. За то, что Мальцев использовал в материале слова советника Евкурова Торшхоева и муфтия Ингушетии Хамхоева, докладчики обвинили его в намеренном искажении фактов. Выступавший на конференции ингушский писатель Исса Кодзоев заявил, что сам заголовок статьи Мальцева направлен против всего ингушского народа и призвал ингушей дать Мальцеву «достойный ответ».

«Евромайдан» Магомеда Евлоева

В противостоянии лагеря Чумакова с официальными властями есть не только конфликт мировоззрений, но и сугубо политический подтекст, берущий начало с 2001 года. Дело в том, что Хамзат Чумаков — родственник небезызвестного ингушского оппозиционера Магомеда Евлоева (оба они входят во влиятельный тейп Евлой). В конце 90-х — начале нулевых годов бывший работник прокуратуры Ингушетии Магомед Евлоев (уволенный оттуда в 1993 году по подозрению в убийстве жителя Ингушетии) был одним из самых видных представителей ингушской оппозиции. В 2001 году он создал портал «Ингушетия. Ру», где размещались материалы, направленные против президента Руслана Аушева, а после отставки Аушева — против Мурада Зязикова. На страницах «Ингушетии.Ру» размещались материалы о «беспределе силовиков» во время спецопераций, о массовой коррупции среди властей и некомпетентности суфийского духовенства Ингушетии. Эффективность от такой информационной кампании была налицо: под влиянием материалов сайта наэлектризованные ингуши устраивали такие акции протеста, что Ингушетия в нулевые годы напоминала один большой «евромайдан».

Сайт «Ингушетия.Ру» касался не только сугубо ингушских тем. В 2007 году он опубликовал статью местного публициста Хаджимурата Костоева «Провокационная лужа, в которую то и дело садятся осетинские «мудрецы». Почти вся статья состояла из концентрированной ненависти к осетинам. К примеру, говоря о событиях Великой Отечественной войны, Костоев заявил, что когда ингуши проливали кровь на фронте, осетинские аксакалы «отправляли своих девушек в немецких обозах», а когда происходила депортация вайнахов 1944 года, тысячи осетин и осетинок «принимали в ней самое активное участие». Сама депортация была объяснена тем, что Иосиф Сталин якобы был осетином и потому ненавидел всех чеченцев и ингушей. Осетино-ингушский конфликт 1992 года был назван «геноцидом ингушского народа». Между строк этого опуса читались призывы к ингушам начать вооруженную борьбу за «попранную осетинами» честь ингушского народа. Из-за этой статьи в 2008 году власти РФ запретили сайт «Ингушетия.Ру» как экстремистский.

Если присмотреться внимательно, то, что делал Евлоев, напоминало классическую технологию «цветных революций» по раскачиванию ситуации в каком-то проблемном регионе. У «цветной» версии есть три косвенных доказательства. Первое: финансирование оппозиционной деятельности в Ингушетии шло из США, где у Евлоева в Сан-Франциско была консалтинговая фирма «"Infra North America». Второе: все действия Евлоева и его сторонников вызывали бурную радость либеральной оппозиции России. Третье: конец жизненного пути Магомеда Евлоева напоминает то, как закончил жизнь Георгий Гонгадзе — основатель интернет- газеты «Украинская правда» и во многом идейный собрат Евлоева. Оба они закончили жизнь при странных обстоятельствах, ответственность за эти смерти потом в обоих случаях была возложена сторонниками оппозиционеров на власти.

Разрушающие лучи

После гибели Евлоева почти все его сторонники ушли в лагерь Хамзата Чумакова. Творческий коллектив запрещенной властями РФ «Ингушетии.Ру» нашел убежище на других сайтах, информационная политика которых мало чем отличается от той, что была у «Ингушетии.Ру» времен Евлоева, разве что к информационной войне против РСО-Алании и разоблачению «беспредела силовиков» добавилась тема «притеснения мусульман в России», включая не только Ингушетию, но и Чечню и Дагестан. Сайт «Мехк-Кхел» активно перепечатывает любые хвалебные статьи о салафитах и «Хизб-ут-Тахрир», вне зависимости, где они опубликованы (за исключением разве что сайта «Кавказ-Центр»). Сайт «Галгай-Че» получил такое название оттого, что ингушские оппозиционеры считают слово «Ингушетия» «вражеским», и потому называют свою республику «Галгай-Че». Любопытно, что точно так же вайнахский край фигурирует в топонимике джихадистского бандподполья (к примеру, одно из подразделений «Имарата Кавказ» называется «Вилайет Галгай-Че»).

Если смотреть на ситуацию с общиной Чумакова в контексте перечисленных факторов и явлений, то действия ингушских салафитов выглядят как классическое раскачивание ситуации по «цветному сценарию». В случае успеха деструктивные импульсы от ингушского эпицентра пойдут по всему Северному Кавказу. Импульсы пойдут в виде расходящихся из одной точки радиоактивных лучей. Один луч будет бить по Северной Осетии, второй — по Чечне, третий — по Дагестану… Дело кончится тем, что у федерального Центра на Северном Кавказе появится еще один комплекс серьезных проблем. Конечно, сторонники Чумакова пытаются убедить общественность, что их лидер — проповедник мира и нравственности, заверяют о своей готовности к диалогу, но их аргументы рассыпаются в прах о факты — последователи этого движения не хотят принимать чужих аргументов, поскольку считают только свои слова единственно правильными.

Аналитическая группа Северо-Кавказской редакции EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/09/ingusheniya-kak-zapuskayut-mehanizmy-cvetnyh-revolyuciy-na-severnom-kavkaze
Опубликовано 9 июля 2015 в 12:47
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами